Экономика
Бесплатный
Татьяна Ломская|Маргарита Папченкова
Статья опубликована в № 4374 от 31.07.2017 под заголовком: Велика Россия, а работать некому

Российский рынок труда близок к дефициту

Экономика восстанавливается, но ускорять ее некому

О демографической яме, которая ждет Россию в нынешние годы, предупреждали еще 10 лет назад, вспоминает директор Института социального анализа и прогнозирования Татьяна Малева: на рынок труда выходит малочисленное поколение 1990-х гг. Дефицит трудовых ресурсов в России может помешать восстановлению и росту экономики, указали одновременно Центробанк и Минэкономразвития – в комментарии о ключевой ставке (после пятничного заседания) и докладе о состоянии экономики соответственно.

Минэкономразвития допускает, что в этом году рост ВВП может превысить 2%. Это возможно, только если провести реформы, в том числе рынка труда, – уже сейчас проявляются признаки дефицита кадров, предупреждает ЦБ. Нехватка рабочих рук связана с низкими зарплатами, а высококвалифицированных кадров – с их дефицитом, объясняет представитель регулятора, обучить же людей быстро невозможно.

На постепенное формирование дефицита на рынке труда указывают несколько трендов, пояснил «Ведомостям» министр экономического развития Максим Орешкин: в частности, с начала нынешнего года число безработных сократилось на 400 000 человек, несмотря на то что занятость в сельском хозяйстве из-за холодной погоды продолжает снижаться. Активный рост экономики увеличивает спрос на труд, но из-за демографических причин предложение ограниченно, рассуждает Орешкин, и, хотя рост зарплат пока соответствует темпам роста экономики, уже в 2018 г. тенденция может измениться и экономика столкнется с этим ограничением.

Об этом же преду­преждает и ЦБ. Из-за усиления структурного дефицита трудовых ресурсов зарплаты растут сильнее производительности труда (см. график): нужны реформы для повышения качества человеческого капитала и увеличения территориальной и профессиональной мобильности работников.

Экономический рост определяется инвестициями, числом занятых и их производительностью, говорит главный экономист по России и СНГ ING Дмитрий Полевой, но экономически активное население в ближайшие годы будет сокращаться. Повышение зарплат для удержания сотрудников или привлечения новых ускорит рост цен, которого так опасается ЦБ, замечает он.

Есть риски перегрева на рынке труда – в отдельных секторах экономики наблюдается быстрое восстановление, согласна главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова, а из-за нехватки трудовых ресурсов повышаются зарплаты.

Логика ЦБ понятна – он обосновывает свой отказ от снижения ключевой ставки, рассуждает замдиректора Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Ростислав Капелюшников: если экономика достигла состояния полной занятости, дальнейшее смягчение денежной политики только провоцирует инфляцию.

Риски для рынка труда исходят и со стороны госсектора, отмечает экономист «ВТБ капитала» по России и СНГ Александр Исаков. Последние два года зарплаты в торгуемых секторах – добывающей промышленности и обработке – росли быстрее, чем в рознице, строительстве и других неторгуемых секторах, объясняет он, но чрезмерное повышение зарплат в госсекторе дает неправильные сигналы – ресурсы должны идти туда, где они нужнее. Поэтому ЦБ и призывает к бюджетной дисциплине, чтобы зарплаты в госсекторе не приводили к избыточному оттоку работников из частного, объясняет Исаков.

Оценка полугодию

В годовом выражении экономика во II квартале выросла на 2,7%, а за первое полугодие – на 1,7%, говорится в докладе Минэкономразвития. Растет оборот розничной торговли, восстанавливается кредитование, а за ними – и внутренний спрос, перечисляет министерство. Так, торговля добавила в мае – июне 0,5 п. п. в прирост ВВП. Семьи тратят все больше на потребление, поддерживает ЦБ. Одним из факторов восстановления потребительской активности стал рост зарплат – за первое полугодие в реальном выражении на 2,7%, оценивает Минэкономразвития. Инвестиции во II квартале выросли на 5–6%. Четвертый месяц подряд увеличивается производство инвестиционных товаров, растет и их импорт.

Безработица близка к историческому минимуму, но вывод, что российская экономика достигла состояния полной занятости, – преждевременный, замечает Капелюшников: сверхбыстрого роста зарплат пока не наблюдается. Смена многочисленного поколения на малочисленное началась еще пять лет назад, а острого дефицита кадров в реальном секторе до сих пор не было и при модернизации экономики его можно избежать, считает Малева.

Но санкции и политика импортозамещения этому препятствуют, предупреждает Малева. Сейчас в основном на рынок труда выходят юристы, менеджеры, экономисты и IT-специалисты, но протекционизм может привести к тому, что востребованы будут не они, а агрономы и фермеры, структура экономики будет соответствовать тому положению, которое было в 1940–1950-х гг., продолжает она. Кадры с нужными для такой экономики компетенциями есть, но они уходят на пенсию, задержать их на рынке труда могло бы повышение пенсионного возраста.

Предложение на рынке труда не соответствует спросу в том числе из-за того, что люди не учатся тому, что требуется работодателям, указывает и представитель Минтруда.

В долгосрочной перспективе структура занятости должна меняться, говорит Орешкин: доля некоторых профессий, например бухгалтеров, продавцов, охранников, будет снижаться по мере внедрения технологий, но появятся рабочие места в новых отраслях.

Нужно повышать производительность труда, уверен Орешкин, для этого экономика должна больше инвестировать, внедрять новые управленческие технологии и активно развивать человеческий капитал. Другими мерами проблему не решить, считает он: например, повышение пенсионного возраста не окажет серьезного воздействия на рынок труда – те пенсионеры, которые хотят, уже работают. Задача – не заставить работать тех, кто не хочет, а дать возможность тем, кто хочет, резюмирует министр.

Читать ещё
Preloader more