Статья опубликована в № 4385 от 15.08.2017 под заголовком: Кризис больше не беспокоит

Россияне забыли, как жили до кризиса, и перестали экономить

Эксперты предупреждают, что оснований для оптимизма пока нет
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Доля россиян, считающих, что ситуация в экономике страны за последний год улучшилась, в июне составила около 11% – существенно больше, чем годом ранее, показал мониторинг Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС (ИНСАП). Оптимисты среди населения всегда были, но их доля, как правило, составляла 4–6%, их восприятие было связано с личными причинами, говорит один из соавторов мониторинга, старший научный сотрудник ИНСАПа Дмитрий Логинов. Доля тех, кто считает, что экономическое положение заметно ухудшилось, напротив, сократилась сразу вдвое – с 31,2 до 14,8%.

В последние месяцы ситуация в экономике действительно улучшилась, констатирует Логинов: снизилась инфляция, выросли зарплаты, в начале года пенсионеры получили единоразовые выплаты, часть из них еще помнит об этом. Но главное – люди адаптировались к новым условиям. «Эту адаптацию нельзя назвать эффективной и перспективной, но она говорит о том, что мы наконец оттолкнулись от дна», – считает он. Люди сравнивают ситуацию с самыми острыми двумя годами кризиса и оценивают ее в лучшую сторону. Сказалось и то, что самые пессимистичные ожидания части россиян – более глубокого кризиса, если не коллапса – не реализовались. Поэтому доля тех, кто видит улучшения или хотя бы стабилизацию в экономике, будет расти, заключает он. На фоне негативных ожиданий, которые господствовали на протяжении кризиса, отсутствие плохих новостей уже воспринимается как улучшение, согласна исполнительный директор ИНСАПа Юлия Чумакова.

Сказывается, по ее словам, и сезонность: накануне отпусков люди склонны лучше оценивать ситуацию в экономике.

Люди привыкли к вялотекущему кризису, в том числе к стабильному небольшому снижению реальных доходов, и уже не ощущают ухудшения своего материального положения. На это указывают и данные ФОМа: в июле 28% опрошенных заявили, что их материальное положение за последние 2–3 месяца ухудшилось. В июне прошлого года таких было 32%, годом ранее – 44%. Доля тех, кто не видит изменений в своем материальном положении, выросла до 64% (против 60 и 50% соответственно).

Негативные тенденции в экономике так затянулись, что люди больше не могут сокращать свое потребление: по данным Института социологии РАН, доля тех, кто экономит на еде, весной сократилась до 35% с 51% годом ранее, а тех, кто экономит на покупке одежды и обуви, – с 61 до 47%. Люди стали не больше тратить, а меньше экономить, говорит Логинов, но лишь в сравнении с теми уровнями экономии, которые были достигнуты в первые два года кризиса. Полностью потребительская активность не восстановилась по сравнению с докризисным периодом (до 2014 г.), согласна заместитель директора Института социальной политики ВШЭ Оксана Синявская. Самый распространенный способ решения материальных проблем – производство продукции в личном подсобном хозяйстве, которым весной занимались 32% россиян (весной 2014 г. таких было лишь 20%).

Россияне стали активнее брать кредиты: их задолженность перед банками на 1 июля 2017 г. составила 11,2 трлн руб. До этого на протяжении трех лет задолженность была на уровне 10,5–10,7 трлн руб.

К похожим выводам недавно пришли аналитики Института социальной политики ВШЭ: по их данным, в мае доля россиян, которые считают материальное положение своей семьи хорошим или очень хорошим, достигла докризисного уровня. Таких людей насчитывалось 17% – максимум с начала 2012 г. С ноября 2016 г. по май 2017 г. доля россиян, считающих себя бедными, сократилась с 27 до 17%. На стабилизацию материального положения людей в июле указывал и Центробанк: люди стали планировать крупные покупки и откладывать на них больше денег. А доля тех, кто экономил последние три месяца, наоборот, снизилась, сообщал регулятор. В первые месяцы 2017 г. проявился реальный рост зарплат, а к маю впервые с октября 2014 г. пенсии (в реальном выражении) не снизились по отношению к показателю годичной давности, составив 100% к маю предыдущего года, поясняет Синявская. И хотя реальные доходы населения на тот момент продолжали снижаться – в основном из-за сокращения доходов от предпринимательской деятельности, два основных их источника, зарплаты и пенсии, продемонстрировали тенденцию к росту, люди могли воспринять это положительно.

Свидетельств того, что улучшение в экономике и благосостоянии людей долгосрочное, пока не наблюдается. Во II квартале экономика разогналась до 2,5% в годовом выражении – максимума с IV квартала 2013 г., показать такие же результаты уже в III квартале вряд ли получится, предупреждают экономисты. А за весь 2017 год экономика не вырастет более чем на 1,5%, считает Валерий Миронов из Центра развития ВШЭ: она сохраняет ресурсную ориентацию, а структурных сдвигов, которые позволили бы ей расти быстрее, не происходит. Реальные доходы населения перестали сокращаться в июне, а без учета новых кредитов они даже выросли, но во втором полугодии 2017 г. доходы будут расти несущественно – в пределах 1%, предупреждали экономисты: зарплаты существенно не растут, а о новой индексации зарплат бюджетникам речи не идет.

Выбор редактора
Читать ещё
Preloader more