16 материалов по теме
Статья опубликована в № 4392 от 24.08.2017 под заголовком: Кризис уводит Россию в тень

Россияне пережидают кризис в теневом секторе

Найти работу за его пределами многим из них пока сложно
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Период неопределенности в российской экономике закончился: люди поняли, что кризис надолго, и стали искать возможности другого заработка – в теневом секторе, рассказывает директор Центра социально-политического мониторинга ИОН РАНХиГС Андрей Покида.

С 2016 г. доля россиян, которые за последний год хотя бы иногда работали неофициально или за зарплату в конверте, выросла с 40,3 до 44,8% от общего числа занятых – это почти 33 млн человек, показал опрос РАНХиГС. Доля тех, кто работает или подрабатывает в тени постоянно, увеличилась с 28,8 до 31,4%, или 23 млн человек.

Из-за кризиса доходы большинства россиян снизились, и компенсировать это снижение только за счет официальной работы тяжело – слишком мало рабочих мест с достойной зарплатой, поэтому россияне активнее зарабатывают в обход государства. Несмотря на сокращение в 2015–2016 гг. официальной и теневой экономической активности людей, уже с 2016 г. теневой рынок начал оживать, отмечает Покида. В основном за счет подработок: за последний год доля тех, кто подрабатывает неформально, выросла с 30,4 до 35,5% (см. график). Подработка, как правило, связана с основной деятельностью – например, для учителей это репетиторство.

Все меньше россиян волнует статус занятости – доля тех, кто при поиске вакансий выберет только официальную работу, сократилась с 67,7 до 52,4%, а тех, кому это вообще не важно, выросла с 26,7 до 36,8%: главное – чтобы платили деньги.

Заставить работников выйти из тени государству пока не удалось, пишут авторы опроса. Не помогло принятие закона о самозанятых – 62,2% из них так и не встали на учет. Люди не знают, чего ждать от власти, а оформлять подработку, часто временную, не по карману. Переход на безналичные платежи тоже не помогает: в теневом секторе покупателям и клиентам за оплату наличными предлагают большие скидки. Россияне действительно пока предпочитают наличные, показывает статистика ЦБ: в прошлом году владельцы платежных карт сняли 25,9 трлн руб. наличных, а картами оплатили товаров и услуг лишь на 12,3 трлн руб. Хотя в Восточной Европе рост безналичных расчетов помог: по оценке EY, в 2014 г. он позволил сократить теневую экономику в восьми странах региона на 0,03% ВВП.

Делать вывод о долгосрочных трендах по результатам опроса вряд ли можно, считает замдиректора Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Ростислав Капелюшников. По данным Росстата, теневой сектор в России в этом году, напротив, сокращается, напоминает он. В 2016 г. доля россиян, занятых в неформальном секторе российской экономики, достигла рекордных 15,4 млн человек, или 21,2% всех занятых. Но уже по итогам I квартала 2017 г. снизилась до 18,7% – 13,4 млн человек. Однако Росстат не учитывает тех, кто работает без оформления трудового договора или получает зарплату в конверте, а замеряет количество самозанятых, фермеров, индивидуальных предпринимателей и людей, работающих по найму, а также тех, кто помогает родственникам в их бизнесе.

И занятых, и безработных меньше

В июле уровень занятости среди россиян старше 15 лет составил 59,7%, а безработицы – 5,1%, сообщил Росстат. К июлю 2016 г. число занятых снизилось на 1,1%, а безработных – на 5,3%.

Условий для легализации теневых работников пока нет, объясняет рост теневого сектора федеральный чиновник, отмечая, что эти условия должны быть комфортными – если люди не придут сами, затраты на их выявление не окупятся из-за их низких доходов, а следовательно, и налогов. За два года в России удалось легализовать 4,5 млн людей, работающих по найму без официального оформления, в том числе 810 000 – за первое полугодие 2017 г., сообщал Минтруд.

Неформальная занятость как маятник реагирует на изменения в экономике, говорит директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева: при благоприятных условиях малый бизнес и даже часть среднего переходят в открытый сектор, при ухудшении ситуации – в теневой. Но сейчас занятость не растет (см. врез), а фонд оплаты труда сокращается и в официальном, и в ненаблюдаемом секторе – значит, кризис системный, продолжает она.

Для легализации теневых работников время сейчас не самое подходящее, говорит Малева, скорее всего они станут безработными из-за отсутствия в экономике такого числа официальных рабочих мест, а государство понесет дополнительные расходы, ведь всем им придется платить пособия. «Если бы такие рабочие места существовали, ни один работник не выбрал бы неформальную занятость, ведь в открытой экономике они защищены Трудовым кодексом, соцгарантиями», – отмечает она. Некоторые теневые работники производят товары и оказывают услуги, адекватную замену которым в формальной экономике найти сложно, т. е. могут пострадать и потребители, добавляет Малева. Чтобы вернуть людей из тени, нужно повышать значимость соцгарантий, чтобы люди чувствовали себя защищенными на официальной работе и могли отстаивать свои права, убежден Покида. При развитых институтах и высоких зарплатах неформальная занятость растает сама по себе, поддерживает Малева.

Читать ещё
Preloader more