Сбербанк обнаружил рост доходов у российского среднего класса

Среднестатистический Иванов стал меньше экономить на продуктах, но по-прежнему беспокоится из-за роста цен
Рост зарплат Ивановых ускорился до 5,5% по сравнению с прошлым годом, это немного меньше «официальных» 6,1% /Евгений Разумный / Ведомости

Российский средний класс стал меньше экономить, свидетельствуют итоги ежеквартального опроса «Потребительский индекс Иванова», который проводится по заказу «Сбербанк CIB» (условный «Иванов» рассматривается как типичный представитель российского среднего класса). «Ивановы» в III квартале стали меньше экономить на продуктах питания (доля таких людей сократилась по сравнению со II кварталом с 71 до 68%), покупать меньше дешевых продуктов, реже посещать дешевые магазины и пользоваться промоакциями. Выросла их готовность совершать крупные покупки. Доля тех, кто экономит на питании вне дома, развлечениях, отдыхе и коммунальных услугах, упала до минимума.

«Сбербанк CIB» опирается на итоги опроса 2300 россиян в возрасте 18–65 лет, проживающих в 164 городах с населением более 100 000 человек. Опрос проводится по методике, соответствующей опросам Росстата и оценкам потребительской уверенности, применяемым в ЕС, но охватывает более широкий спектр вопросов о потребительском поведении среднего класса, утверждает «Сбербанк CIB». По всей видимости, у этой группы в июле – сентябре выросли доходы на фоне рекордно медленного роста цен, полагают его аналитики. В результате оценка «Ивановыми» своего благосостояния оказалась лучшей с конца 2014 г., но по-прежнему негативной: -16%.

Скорее у представителей среднего класса снизились инфляционные ожидания, что улучшило их потребительские настроения и увеличило желание покупать, рассуждает Игорь Поляков из ЦМАКПа. «Ивановы» действительно все так же чувствительны к росту цен – 75% обращают внимание на инфляцию. Хотя их доходы и правда могут стабилизироваться и даже переходить к слабому росту, считает он. На это указывает сильный рост автомобильного рынка – на 10% в годовом выражении, приводит пример Поляков.

Точной оценки доходов россиян, которые можно отнести к средним, нет, замечает Поляков. Если отталкиваться от подхода Росстата, к среднему классу можно отнести представителей 5–8-го дециля по денежным доходам, по итогам января – сентября это семьи с ежемесячным среднедушевым доходом от 23 000 до 40 000 руб. В расчете на семью из трех человек средним считается ежемесячный доход от 65 000 до 130 000 руб. В эти рамки, по словам Полякова, укладывается около 40% населения России.

Инфляционные ожидания снижались, но люди все равно ждут, что в следующем году цены будут расти быстрее, чем сейчас, а рубль ослабнет, замечает главный экономист БКС Владимир Тихомиров: это может подтолкнуть их покупать сейчас. Обороты розничной торговли росли с мая по сентябрь, скорее всего и в октябре тоже, говорит он, но резкого роста не наблюдается. В целом ситуация в экономике не столь радужна и предпосылок для серьезного роста спроса нет, утверждает он: у людей не такие высокие доходы и не такие большие сбережения. В октябре президент Владимир Путин заявил о восстановлении реальных доходов россиян. Но, по данным Росстата, с января по сентябрь они снизились на 1,2% по сравнению с тем же периодом 2016 г.

В январе – августе выросла доля расходов россиян на покупки и услуги, а доля сбережений снизилась, отмечалось в «Мониторинге социально-экономического положения и самочувствия населения» РАНХиГС. Индекс потребительской уверенности Росстата в III квартале вырос до -11% с -14% кварталом ранее. В аналогичные периоды «благополучных» 2011–2014 гг. он составлял -6–7%, в январе – марте 2015 г. падал до рекордных -32%, но с весны прошлого года стал постепенно восстанавливаться, отмечалось в мониторинге. Индекс благоприятности условий для крупных покупок также немного вырос, оставшись отрицательным – до -29%. Видимо, несмотря на то, что реальные доходы продолжают снижаться, население исчерпало возможности для сберегательной модели поведения, предполагали аналитики РАНХиГС. У россиян с низкими доходами в течение двух кварталов не было доходов, которые индексировались бы, говорит Поляков. Тем не менее бедные слои населения также стали потреблять активнее – но за счет кредитов: бесконечно экономить невозможно, люди начинают жить взаймы, замечала директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич.