Санкции России мешают, но правительство не беспокоят

В Давосе на сессии о стратегических перспективах России обсудили экономику, санкции и технологии
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

России после двухлетней рецессии удалось стабилизировать макроэкономическую ситуацию, теперь ей нужно заниматься реформами на микроуровне, развивать потенциал людей и быть мировым лидером в области технологий (в сфере блокчейна ей это удается). Проблемы, связанные с санкциями, и напряженные отношения с Западом, в том числе из-за возможного вмешательства России в выборы в США, а также внутренние проблемы с гражданским обществом российское руководство особо не волнуют. Такой вывод можно сделать из обсуждения на сессии «Стратегические перспективы России» на Всемирном экономическом форуме в Давосе.

Экономика

В начале беседы ведущий задал вопрос вице-премьеру Аркадию Дворковичу: «Как вы убедите инвесторов в Давосе, что четвертый срок Путина будет отличаться от предыдущих?» Дворкович похвастался исторически низкой инфляцией в 2,5%, ожидающимся благодаря этому ростом реальных доходов (его, по словам вице-премьера, можно было наблюдать уже в конце 2017 г. – начале 2018 г.), снижением процентных ставок, которые создают возможности для новых инвестиционных проектов. При этом производство нефти сократилось из-за участия в сделке ОПЕК+, т. е. рост экономики «обеспечен несырьевым сектором». Растут прямые иностранные инвестиции, добавил вице-премьер (по данным ЦБ, они в 2017 г. были примерно на том же уровне, что и в 2016 г.: $25,34 млрд за девять месяцев против $32,54 млрд за весь позапрошлый год).

Ведущий уточнил вопрос: «То есть не стоит ожидать изменений в экономической стратегии во время четвертого срока, если Путин победит [на выборах]?» – «Мы должны продолжать то, что уже делаем, – ответил Дворкович. – Мы завершили макроэкономическую реструктуризацию. Макроэкономические риски очень низкие, теперь мы должны больше сосредоточиться на деловой среде и структурных реформах на микроуровне. То есть фокус, приоритеты будут другими, но в целом стратегия будет та же».

«Хорошая вещь – макроэкономическая стабильность [в России]. Плохая – долгосрочная стагнация, которая длится уже с 2014 г.», – считает президент Атлантического совета Фредерик Кемп. По его словам, он постарался на сессии передать взгляды американского политического истеблишмента на ситуацию в России: «В США считают, что экономикой в России управляют с целью сохранения власти, а не для обеспечения роста ВВП, развития инноваций. Главный вопрос после выборов: будет ли какое-то изменение?»

Санкции

Вопрос санкций против России был одним из самых обсуждаемых на сессии. «Санкции меня не волнуют. Мы просто работаем», – сказал Дворкович. Американцы не хотят обсуждать налаживание отношений, даже в Давосе они, по словам вице-премьера, избегают представителей российской делегации, «прячутся от реальных обсуждений». Не стоит тратить много времени на обсуждение ограничительных мер, с их помощью США просто стараются конкурировать, а на российскую экономику они не оказывают сильного воздействия, добавил он.

Другой взгляд у основного владельца «Северстали» Алексея Мордашова. Хотя на частные компании, включая «Северсталь», они не оказывают непосредственного воздействия, но плохо влияют на деловой климат, потому что усиливают беспокойство, неопределенность. «А у нас и так много рисков, связанных и с новыми технологиями, и с геополитикой», – добавил он.

Не похоже, что санкции сильно мешают вашему бизнесу в России, обратился ведущий к Эмме Марчегалии, председателю совета директоров Eni. Итальянская компания работает в России много десятилетий, активно сотрудничает с «Газпромом», «Роснефтью»; бизнес, конечно, не любит санкций, они создают неопределенность, ответила она. «Не знаю, сколько продлятся санкции, но мы должны в полной мере им следовать. Но даже в такой ситуации, когда непросто работать, нужно контактировать, сближать стандарты, снижать число нетарифных барьеров, продолжать работу бизнеса», – сказала Марчегалия.

Санкции – это совместные меры США и ЕС, есть минские соглашения и санкции не будут отменены, пока США и ЕС не решат, что противостояние на Украине закончилось, заявил Кемп. При этом санкции серьезно влияют на российскую экономику, сказал он: по оценке МВФ, они отнимают 1–1,5 процентного пункта от роста ВВП каждый год, «совокупный эффект на сегодня значительный – 9%».

По его словам, вопрос вмешательства России в выборы в США воспринимается там очень серьезно. «Власти США так этого не оставят. И России, чтобы она могла быть частью мировой экономики, нужно понять, как с этим быть. А без доступа к финансированию, к технологиям, без открытых отношений с США и Европой, не думаю, что Россия сможет в полной мере реализовать свои амбиции и потенциал», – считает Кемп.

Вопрос вмешательства России в выборы в США выдуман, а то, что выдумано, нечего и обсуждать, парировал Дворкович.

Политики и разведывательное сообщество США воспринимают это как факт, возразил Кемп. Поэтому работа по составлению списка российских бизнесменов и чиновников для «кремлевского доклада», который должен быть представлен 29 января, идет всерьез. «В список в зависимости от того, кому [в американском руководстве] вы верите, может быть включено от 40 до 400 человек. Я думаю, он будет с более серьезными фигурантами (чьи связи с Кремлем и помощь ему во влиянии за рубежом, в том числе на выборы в США, хорошо видны) и более короткий». Но на данный момент это «просто список», отметил Кемп: «Включение в него не означает введения санкций против этих людей. Но оно имеет репутационные последствия и повлияет на бизнес».

«Если в этот список будут включены просто богатые люди, просто те, кто построил успешный бизнес, это будет провалом. Цель этого списка не в этом, он не должен и – из того, что я на данный момент знаю, – не будет составляться по такому принципу», – добавил Кемп.

Эмоции экономического форума в Давосе

Технологии

На сессии также активно обсуждался вопрос новых технологий и развития человеческого капитала. «Вы все больше занимаетесь не сталью, а образованием россиян. Но основная гонка технологий идет между США и Китаем. Вы не боитесь, что Россия останется в стороне?» – обратился ведущий к Мордашову.

Из-за быстрого развития технологий многие будут теперь менять даже не работу, а профессию несколько раз в течение жизни, ответил тот: «Мы активно инвестируем в экосистему онлайн-образования, и это даже не столько образование, сколько система развития. И это может быть очень крупный бизнес». «Правительство будет поддерживать такие проекты», – добавил Дворкович.

Рост в России сейчас основан на старой экономике, но важно понимать, что в будущем он будет базироваться на других технологиях, и нужно развивать те из них, где Россия может быть лидером, сказал председатель ВЭБа Сергей Горьков. Одна из таких технологий – блокчейн, у России здесь много возможностей быть лидером, уверен он, в том числе потому, что в России прекрасные человеческие ресурсы. ВЭБ создал открытую блокчейн-коммуну, в которой работают резиденты из разных стран – из США, Европы, Сингапура, России, рассказал Горьков. Совместная работа стимулирует развитие технологии, сам блокчейн меняется. Скорость в этой области – главное, для ее обеспечения важно, чтобы регулирование было гибким. Роль правительства в этой сфере – помогать крупным компаниям, которые создают экосистему новых технологий, обеспечивать кибербезопасность, повышать уровень образования, развивать технологическую и коммуникационную инфраструктуру, рассказал Дворкович.

Никто не сомневается, что россияне блестяще разбираются в технологиях, это в Америке знает любой, чей компьютер был взломан, пошутил Кемп. «На сессии по блокчейну в Давосе 50% посетителей говорили по-русски, хотя живут они в Кремниевой долине, в Австралии. Талант в России есть, вопрос в том, предпримет ли правительство шаги, чтобы раскрепостить его», – сказал он.

В России есть давление на оппозицию, проблемы со свободой слова; как правительство в таких условиях поможет молодым россиянам раскрыть свой талант, а не загубит его ограничениями, поинтересовался ведущий. «Не думаю, что у нас больше проблем со свободой слова, чем в любой другой стране. Проблемы есть, но они есть в любой крупной стране, крупном обществе. Иногда у нас есть проблемы в некоторых областях, но не больше, чем в других странах», – ответил Дворкович, добавив, что власти, например, стараются улучшить ситуацию в судебной системе, это важно для малого и среднего бизнеса.