Снижение расходов на оборону может притормозить экономику России

Внутренний спрос слишком вялый для уверенного роста
Расходы на оборону, которые раньше помогали индустрии, уже со второй половины 2017 г. стали, напротив, сдерживать ее /Денис Абрамов

В январе расходы федерального бюджета были традиционно скромными – бюджет закончил месяц с профицитом в 2,8% ВВП, сообщил Минфин. Это стандартная ситуация для бюджета в начале года, говорит главный экономист БКС Владимир Тихомиров.

В целом годовой план расходов в январе был выполнен на 6,7%, а по некоторым направлениям – существенно меньше. Например, план расходов на экономику – всего на 1,3%, а на оборону – на 3% (год назад 0,5 и 2,6%).

Снижение расходов на оборону в 2017 г. (ее бюджет был недоисполнен на 6,7% по сравнению с планом) негативно отразилось на промышленности, указало Минэкономразвития во вторник. В IV квартале промышленность ушла в минус – выпуск упал на 1,7% в годовом выражении. Сократились все основные секторы, в том числе обрабатывающая промышленность на 2,2%. Ее спад частично объясняется снижением производства транспортных средств и оборудования, в котором велика доля оборонных предприятий.

Фактор, который раньше помогал индустрии, уже со второй половины 2017 г. стал, напротив, сдерживать ее, предупреждает замдиректора ЦМАКПа Владимир Сальников.

Ситуация в промышленности сказалась на экономике в целом – по предварительной оценке ­Росстата, ВВП в 2017 г. вырос ­всего на 1,5% – существенно ­ниже прогноза Минэкономраз­вития (2,1%).

Затраты на оборону снижаются не первый год, но в 2017 г. сдвиг был особенно ярким, отмечает Андрей Чернявский из Центра развития Высшей школы экономики. Их доля вернулась на уровень 2014 г. – 3,1%. Хотя частично это связано с особенно высокими военными расходами в 2016 г. – бюджет погашал кредиты оборонных предприятий.

Сокращение расходов на оборону скорее похоже на техническую паузу, поскольку правительство меняет одну программу закупок на другую, объясняло Reuters. Срок действия предыдущей программы истек в конце 2017 г., а новую, которая будет действовать с 2018 по 2027 г., еще должен подписать президент Владимир Путин. Кампания по заключению контрактов гособоронзаказа в начале года только начинается, а по-настоящему разворачивается в марте, не стал исключением и этот год, уточняет чиновник Минобороны. Эта пауза не касается крупных многолетних контрактов, которые составляют значительную часть расходов по закупкам вооружений, подчеркивает он.

Однозначно делать вывод, что в первой половине 2018 г. обрабатывающая промышленность продолжит спад из-за гособоронзаказа, рано, предупреждает Тихомиров, оборонные расходы – закрытая часть бюджета. Это товары долгого цикла и между отчетностью компаний и реальным производством могут быть расхождения, согласен Сальников.

Гособоронзаказ – сильный драйвер обрабатывающей промышленности, констатирует Тихомиров, особенно в отсутствие сильного спроса со стороны корпоративного сектора и населения. В январе 2018 г. спрос на крупных и средних промышленных предприятиях обрабатывающей промышленности был таким же, как и в 2017 г., показал индекс предпринимательской уверенности, рассчитываемый Центром конъюнктурных исследований ВШЭ: 15% респондентов зафиксировали его снижение, еще 69% – сохранение. Внутреннего спроса со стороны гражданских отраслей для роста промышленности недостаточно, говорит Сальников.

Динамика промышленного производства останется слабой в ближайшие месяцы, прогнозирует Минэкономразвития. ЦБ, напротив, ждет восстановления производственной активности – в том числе за счет потребительского и инвестиционного спроса, увеличение которого поддержит роста производства, говорилось в комментарии регулятора. Но рост нестабилен и во многом связан с одноразовыми факторами, предупреждает Тихомиров.