Статья опубликована в № 4509 от 15.02.2018 под заголовком: Бюджет переходит к разоружению

Снижение расходов на оборону может притормозить экономику России

Внутренний спрос слишком вялый для уверенного роста
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

В январе расходы федерального бюджета были традиционно скромными – бюджет закончил месяц с профицитом в 2,8% ВВП, сообщил Минфин. Это стандартная ситуация для бюджета в начале года, говорит главный экономист БКС Владимир Тихомиров.

В целом годовой план расходов в январе был выполнен на 6,7%, а по некоторым направлениям – существенно меньше. Например, план расходов на экономику – всего на 1,3%, а на оборону – на 3% (год назад 0,5 и 2,6%).

Снижение расходов на оборону в 2017 г. (ее бюджет был недоисполнен на 6,7% по сравнению с планом) негативно отразилось на промышленности, указало Минэкономразвития во вторник. В IV квартале промышленность ушла в минус – выпуск упал на 1,7% в годовом выражении. Сократились все основные секторы, в том числе обрабатывающая промышленность на 2,2%. Ее спад частично объясняется снижением производства транспортных средств и оборудования, в котором велика доля оборонных предприятий.

Фактор, который раньше помогал индустрии, уже со второй половины 2017 г. стал, напротив, сдерживать ее, предупреждает замдиректора ЦМАКПа Владимир Сальников.

Ситуация в промышленности сказалась на экономике в целом – по предварительной оценке ­Росстата, ВВП в 2017 г. вырос ­всего на 1,5% – существенно ­ниже прогноза Минэкономраз­вития (2,1%).

Затраты на оборону снижаются не первый год, но в 2017 г. сдвиг был особенно ярким, отмечает Андрей Чернявский из Центра развития Высшей школы экономики. Их доля вернулась на уровень 2014 г. – 3,1%. Хотя частично это связано с особенно высокими военными расходами в 2016 г. – бюджет погашал кредиты оборонных предприятий.

Сокращение расходов на оборону скорее похоже на техническую паузу, поскольку правительство меняет одну программу закупок на другую, объясняло Reuters. Срок действия предыдущей программы истек в конце 2017 г., а новую, которая будет действовать с 2018 по 2027 г., еще должен подписать президент Владимир Путин. Кампания по заключению контрактов гособоронзаказа в начале года только начинается, а по-настоящему разворачивается в марте, не стал исключением и этот год, уточняет чиновник Минобороны. Эта пауза не касается крупных многолетних контрактов, которые составляют значительную часть расходов по закупкам вооружений, подчеркивает он.

Однозначно делать вывод, что в первой половине 2018 г. обрабатывающая промышленность продолжит спад из-за гособоронзаказа, рано, предупреждает Тихомиров, оборонные расходы – закрытая часть бюджета. Это товары долгого цикла и между отчетностью компаний и реальным производством могут быть расхождения, согласен Сальников.

Гособоронзаказ – сильный драйвер обрабатывающей промышленности, констатирует Тихомиров, особенно в отсутствие сильного спроса со стороны корпоративного сектора и населения. В январе 2018 г. спрос на крупных и средних промышленных предприятиях обрабатывающей промышленности был таким же, как и в 2017 г., показал индекс предпринимательской уверенности, рассчитываемый Центром конъюнктурных исследований ВШЭ: 15% респондентов зафиксировали его снижение, еще 69% – сохранение. Внутреннего спроса со стороны гражданских отраслей для роста промышленности недостаточно, говорит Сальников.

Динамика промышленного производства останется слабой в ближайшие месяцы, прогнозирует Минэкономразвития. ЦБ, напротив, ждет восстановления производственной активности – в том числе за счет потребительского и инвестиционного спроса, увеличение которого поддержит роста производства, говорилось в комментарии регулятора. Но рост нестабилен и во многом связан с одноразовыми факторами, предупреждает Тихомиров.