Статья опубликована в № 4556 от 26.04.2018 под заголовком: Доллар не уступает позиции

Позиции доллара непоколебимы

Попытки Китая, Ирана, России и других стран подорвать его гегемонию не дают результата
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Небольшое, но растущее число стран пытаются избавиться от доллара США в расчетах и операциях и поколебать его положение в мировой финансовой системе.

Очередной такой страной стал Иран, который на прошлой неделе заявил о намерении сообщать данные о размере валютных резервов в евро, а не долларах и о других мерах по избавлению от долларовой зависимости (см. врез). Китай уже не один год старается заключать международные торговые договоры в юанях, а в марте начал торги фьючерсами на нефть, номинированными в национальной валюте. О переводе внешних расчетов в евро и другие валюты заявляли власти Венесуэлы, которые также в этом году ввели криптовалюту. Россия увеличивает долю золота в резервах, чтобы диверсифицировать их и меньше зависеть от доллара.

Однако подобные меры не поколебали глобальные позиции доллара.

Снижение курса доллара на 6% за последний год частично отражает непоследовательность политики Вашингтона в торговых и иных вопросах, считает Барри Айхенгрин, профессор экономики Калифорнийского университета в Беркли. Порожденная нынешней администрацией президента США неопределенность в таких областях, как внешняя торговля, международные альянсы, заинтересованность в сильном долларе, может со временем стимулировать дополнительные усилия по созданию альтернативы американской валюте. Однако пока такие попытки вряд ли дадут результат – как не давали его в прошлом, полагают экономисты.

«США очень агрессивно используют финансовые санкции, поэтому, конечно, такие страны, как Россия и Иран, будут делать все, что возможно, чтобы уйти от доллара», – говорит профессор Гарвардского университета и бывший главный экономист МВФ Кеннет Рогофф. Другим странам, чтобы сделать свою валюту более привлекательной для международных игроков, необходимо серьезно изменить собственную политику. Это прежде всего касается Китая: крошечная доля юаня в международных транзакциях не увеличится, пока Пекин не снимет ограничения на движение капитала и иностранные инвестиции, для чего может потребоваться много лет, говорят аналитики.

В 2015 г. почти в 60% стран, на долю которых приходится 76% мирового ВВП, валютный режим был в той или иной степени привязан к доллару, свидетельствует анализ Рогоффа. По данным Банка международных расчетов, доллар участвует почти в девяти из каждых 10 сделок на мировом валютном рынке, дневной оборот которого составляет $5,1 трлн. А в валютных резервах центробанков, составляющих $11,42 трлн, на него приходится почти 60%. Последние десятилетия отмечены «потрясающим ростом доминирования доллара», отмечает Рогофф.

Большинство стран согласятся, что вести бизнес в одной главной валюте удобнее; компаниям же проще и дешевле совершать международные операции, а инвесторам – торговать сырьевыми товарами.

После введения евро в 1999 г. его использование стало расти, увеличились объемы трансграничного кредитования в единой валюте. Однако после того, как в начале этого десятилетия долговой кризис в еврозоне породил страх дефолта некоторых стран, шансы на то, что евро серьезно потеснит доллар на международной арене, стали совсем призрачными. В 2009 г. доля евро в валютных резервах центробанков достигла максимума в 28%. По последним данным, она составляет около 20%, хотя некоторые аналитики ожидают некоторого ее роста после того, как Европейский центробанк начнет сворачивать политику денежного стимулирования.

Долларовый заговор

Иран начнет сообщать данные о валютных резервах в евро, а не долларах, сообщили 18 апреля государственные СМИ. Новая политика должна стимулировать органы государства и связанные с ним компании увеличить использование евро за счет доллара. Председатель ЦБ Валиолла Сеиф сообщил, что верховный лидер аятолла Али Хаменеи согласился с его предложением перейти на евро в международных операциях, которые сейчас в основном идут в долларах, хотя из-за санкций США проводить банковские транзакции в долларах Ирану трудно. Чтобы не попасть под санкции, Франция в этом году начнет предлагать кредиты в евро иранским покупателям своей продукции, заявил в феврале государственный банк Bpifrance.
Вместе с тем угроза США выйти из соглашения по ядерной программе Ирана привела к девальвации риала в последние месяцы и росту покупок долларов иранцами. Когда курс упал до рекордно низкого уровня в 60 000 риалов/$, власти установили фиксированный курс 42 000 риалов и пригрозили преследовать использующих другие курсы, сообщало Reuters. Хаменеи обвинил внешних врагов в «недавних событиях на валютном рынке» и попросил разведслужбы бороться с заговорами против Ирана.

Последние действия Ирана – не первая попытка снизить зависимость от доллара. Бывшие президенты Ирана Махмуд Ахмадинеджад и Венесуэлы Уго Чавес в прошлом приветствовали снижение курса доллара, предлагая перевести цену нефти в евро. Однако и нефть, и другое сырье продолжают котироваться в долларах. Иранский же риал с тех пор потерял три четверти стоимости по отношению к доллару; только с начала года его курс упал на 14%, и в апреле жители Тегерана выстроились в очереди, чтобы обменять риалы на твердую валюту. Венесуэльский же боливар практически обесценился за тот же период.

Попытка Китая создать ориентир в юанях для рынка нефти, который бы сравнился по значимости с европейской маркой Brent и американской WTI, «выглядит как неудачная затея», пишут в докладе эксперты Совета по международным отношениям. Ведь, по данным межбанковской системы платежей SWIFT, в феврале в юанях было проведено 1,6% внутренних и международных платежей. А доля юаня в валютных резервах составляет 1,2%.

Усилия Пекина могли бы дать более заметный результат, если бы он снял ограничения на движение капитала, поскольку для международных операций иностранцы всегда предпочитают свободно обращающиеся валюты, в которых можно эффективно сберегать и инвестировать. А «рынок облигаций Китая слишком мал, чтобы поддержать глобальное распространение юаня», добавляет Бенн Стейл, директор по международной экономике CFR.

Перевел Михаил Оверченко

Читать ещё
Preloader more