Статья опубликована в № 4408 от 15.09.2017 под заголовком: Пропаганда вместо доллара

Власти Венесуэлы отвечают пропагандой на экономические проблемы

Каракас хочет отказаться от долларов США и обещает привлечь иностранные инвестиции
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Правительство Венесуэлы, пытаясь обойти недавно введенные санкции США, старается перевести расчеты за экспортируемую нефть из долларов в другие валюты, называя в качестве альтернативы даже рубли и юани. Одновременно президент Николас Мадуро представил ряд законов, реализация которых, по его мнению, должна улучшить ситуацию в экономике. Аналитики называют все подобные усилия пропагандистскими и не способными улучшить катастрофическую ситуацию в стране, где ВВП за последние четыре года сократился на треть, а инфляция исчисляется сотнями процентов.

Правительство Венесуэлы стало извещать нефтяных трейдеров, что больше не будет получать и отправлять платежи в долларах США, сообщает The Wall Street Journal со ссылкой на людей, знакомых с новой политикой. Трейдеры, вывозящие из страны нефть или импортирующие в нее нефтепродукты, стали переводить счета на оплату в евро. Также Petróleos de Venezuela (PDVSA) дала указание частным компаниям – партнерам по совместным предприятиям открыть счета в евро и ковертировать в единую валюту имеющиеся денежные суммы, сообщил WSJ один из партнеров венесуэльской госкомпании.

В PDVSA и министерстве энергетики Венесуэлы не ответили на просьбы газеты предоставить комментарии.

Новая политика не была объявлена официально, однако представители правительства, обвиняющие США в экономической войне против боливарианской республики, уже начали делать соответствующие заявления. «Чтобы бороться с экономической блокадой, будет корзина валют, чтобы освободить нас от доллара», – заявил в пятницу вице-президент страны Тарек Зайдан Эль-Айссами, сам находящийся под санкциями США.

Дональд Трамп запретил лицам из США покупать новые облигации Венесуэлы и PDVSA в ответ на фактический роспуск правительством законно избранного парламента, который контролирует оппозиция, и замену его конституционной ассамблеей, состоящей из сторонников Мадуро. В ходе длившихся с апреля уличных протестов венесуэльцев против действий режима погибло более 120 человек.

США – крупнейший торговый партнер Венесуэлы, туда направляется около половины ее нефти, экспорт которой обеспечивает 95% валютных поступлений. Поставки в США – наиболее выгодные, потому что часть нефти забирают Китай и Россия в счет погашения кредитов или авансов, часть продается со скидками Кубе и ряду других латиноамериканских стран. Поэтому аналитики считают перевод расчетов в другие валюты непродуктивным действием. «Для внутренней пропаганды можно говорить что угодно и выставлять это так, будто вы симметрично отвечаете США», – говорит долговой аналитик Nomura Сиобхан Морден. Перевод расчетов в другие валюты увеличит транзакционные издержки контрагентов, «эта политическая риторика не принесет никакой практической пользы и навредит только» самой Венесуэле, сказала Морден WSJ.

Гиперинфляция в Венесуэле

Правительство Венесуэлы с 2015 г. не публикует официальную статистику. В ее отсутствие данные пытаются собирать подконтрольный оппозиции парламент и частные аналитики. По оценке парламента, в августе инфляция месяц к месяцу составила 34%, что стало рекордным показателем, а с начала года цены выросли на 366%. По оценке Torino Capital, в конце июля годовая инфляция составила 649%; при сохранении таких темпов в 2017 г. она может достичь 1355%.

Мадуро пообещал увеличить торговлю с другими странами и сократить ее с США, а также создать корзину из валют России, Китая и Индии, чтобы предлагать их компаниям-импортерам. В Венесуэле действуют несколько официальных валютных курсов, а также черный рынок. Расчеты в евро – лучший из имеющихся вариантов при отказе от доллара, считает Хенкель Гарсиа, экономист консалтинговой компании Econometrica из Каракаса: «Когда они говорят, что переходят на рубль или юань, это чисто антиимпериалистическая риторика».

Международные банки, особенно после введения санкций США, все менее охотно работают с Венесуэлой и PDVSA все больше зависит в обработке платежей за поставки нефти от Газпромбанка и China CITIC Bank, пишет WSJ. Россия также остается едва ли не единственным возможным источником облегчения долгового бремени Венесуэлы. Китай больше не предоставляет ей кредиты, а Россия помогала по двум каналам. «Роснефть» в августе сообщила, что с 2014 г. перечислила PDVSA по предоплате за поставки нефти $6,5 млрд, из них последний аванс, на $1 млрд, был выдан в апреле, когда у правительства и PDVSA был крупнейший в этом году платеж по долгам (почти $3 млрд). А в сентябре 2016 г. правительство России реструктурировало двусторонние кредиты и перенесло выплаты. Общая сумма долга Венесуэлы составила $2,84 млрд, но в этом году страна не возобновила его обслуживание (из-за этого бюджет России, по данным Счетной палаты, недополучит в 2017 г. 53,874 млрд руб.).

В пятницу министр финансов Антон Силуанов сообщил, что Венесуэла снова попросила реструктурировать долг. «[У нее] cложности с исполнением долга. Мы ведем эту работу в рамках Парижского клуба кредиторов, с одной стороны, с другой стороны – осуществляем непосредственно двусторонние контакты, чтобы выработать механизм реструктуризации», – сказал Силуанов.

В октябре и ноябре Венесуэле и PDVSA нужно выплатить $3,5 млрд по облигациям. Официальные валютные резервы страны – менее $10 млрд, но ликвидных средств, по оценке нью-йоркского инвестбанка Torino Capital, специализирующегося на операциях в Латинской Америке, и вовсе меньше $1 млрд. (Некоторые аналитики считают, что значительная часть резервов – золото, причем необработанное.)

В конце прошлой недели Мадуро выступил перед конституционной ассамблеей и обнародовал восемь законов, которые, по его уверению, позволят диверсифицировать экономику, сократив ее зависимость от нефти. Один из законов – об иностранных инвестициях. Подробностей президент не представил, но предыдущий такой закон, принятый при Мадуро в конце 2014 г., был, по определению Леонардо Веры, профессора экономики Центрального университета Венесуэлы, «настоящей катастрофой». «Он разрешал экспроприации, замораживал инвестиции, обязывая инвесторов держать капитал в стране не менее пяти лет, переводил споры в местные суды и ликвидировал управление суперинтенданта по иностранным инвестициям», – перечисляет Вера (цитата по Financial Times).

В 2014 г. (последний год, за который имеются данные) прямые иностранные инвестиции составили 6% ВВП, что стало самым низким показателем в Латинской Америке. В 2001 г., до того как предшественник Мадуро Уго Чавес начал то, что он называл «боливарианской революцией», они были 32% ВВП.

Мадуро также предложил открыть для добычи территорию, размером превышающую Португалию, в бассейне реки Ориноко. Там могут быть золото, бриллианты, железная руда, медь.

«Правительство годами обещало развивать сельскохозяйственную и горнодобывающую отрасли, но никогда не предпринимало для этого каких-либо реальных шагов. Эти законы нужны исключительно для пропаганды, – сказал FT Рауль Галлегос, аналитик по Венесуэле в Control Risks. – Ни один закон не привлечет и не защитит иностранные инвестиции в стране, где правительство регулярно нарушает право частной собственности, контролирует цены, а система валютных курсов используется как политический инструмент для запугивания частного сектора».

Читать ещё
Preloader more