Чиновники готовят большое торговое соглашение с Пекином

Россия делает очередную попытку побороться за китайские инвестиции
Россия и Китай готовы к торговому слиянию /Mark Ralston / AP

Санкции, отрезавшие Россию от западных денег, вынудили чиновников искать замену им в Китае. Два года назад президент Владимир Путин даже предложил Евразийскому экономическому союзу задуматься о создании большого Евразийского партнерства с участием Китая, Индии, Пакистана и других стран.

За это время России и Китаю удалось договориться о партнерстве. В пятницу перед началом саммита Шанхайской организации сотрудничества, в котором примет участие Путин, страны планируют одобрить технико-экономическое обоснование будущего рамочного торгового договора, рассказал «Ведомостям» федеральный чиновник и подтвердил представитель Минэкономразвития (готовило соглашение с российской стороны). В определенной степени оно должно стать аналогом Транстихоокеанского партнерства (ТПП), в которое Китай не вошел, говорит чиновник. Будет использован тот же механизм: созданы рабочие группы с участием бизнеса, которые будут готовить конкретные элементы будущего большого соглашения. На его подготовку может уйти до 2,5 года, оценивает чиновник. Представитель министерства коммерции Китая не ответил на запрос.

Задача России – привлечь как можно больше китайских инвестиций, создав для них льготные условия, объясняет чиновник. Пока результат невелик: если на страны Евросоюза пришлось около 50% всех иностранных инвестиций в Россию, то на Китай – менее 1%, свидетельствуют данные Центробанка.

Работа будет идти по двум направлениям: упрощение условий для инвестиций и торговли услугами. Китайский бизнес могут интересовать энергетика, финансовые услуги и страхование, горнодобывающая промышленность, телекоммуникации, транспорт, строительство и даже нетрадиционная медицина, перечисляет чиновник. Например, можно разрешить китайцам вкладывать в локальные сети энергетиков, рассказывает собеседник «Ведомостей». Китаю интересна прежде всего именно энергетика, замечает директор Центра исследований международной торговли РАНХиГС Александр Кнобель, а России выгоднее всего привлекать китайские инвестиции в обрабатывающее производство. А также в технологический сектор, считает президент Российско-китайского аналитического центра Сергей Санакоев.

Китайский бизнес также требует защиты инвестиций и понятного законодательства – его очень беспокоят риски экспроприации имущества, говорит чиновник, еще одно требование – упростить правила временного пребывания китайцев, чтобы они могли работать в России.

По торговле товарами более аккуратная позиция, рассказывает чиновник: Китай стремится либерализовать ее, Россия же пока видит в этом существенно больше рисков, чем преимуществ, кроме того, этот вопрос относится к компетенции «Евразэс». Но и тут могут быть исключения, например электронная торговля – можно минимизировать барьеры для бизнеса, защитив при этом права потребителей, рассказывает чиновник.

Чиновники установили в России немало барьеров для иностранных инвесторов, замечает партнер Nektorov, Saveliev & Partners Илья Рачков.

Например, ввели правило «третий лишний» в госзакупках (закупать иностранный товар, если на конкурс поступили хотя бы две заявки с российскими аналогами, нельзя), любые сделки, по которым иностранный инвестор получит контроль над 25% российской компании из стратегической отрасли, требуют согласования правительственной комиссии. Для Китая важнее всего снижение тарифных барьеров, говорит Рачков, а также поддержка инвестиций – например, предоставление бесплатного земельного участка с коммуникациями, разрешение завозить китайцев на предприятия без разрешения на работу. Льгот уже немало (например, для резидентов территорий опережающего развития), но для китайцев важно их закрепление в международном договоре, считает он.

За последние годы Китай сократил число мер, ограничивающих торговлю с Россией, с 16 в 2014 г. до 12 в 2017 г., свидетельствуют данные Global Trade Alert. Правда, стало меньше и мер, упрощающих торговлю, – с 28 в 2014 г. до семи в 2017 г. Россия вводила больше ограничительных мер – пик пришелся на 2015 г.: сразу 59, но затем резко сократила их до семи в 2017 г.

В ближайшее время между Россией и Китаем вряд ли возможно что-то подобное ТПП, сомневается Кнобель, технико-экономическое обоснование – это лишь меморандум о дальнейших обсуждениях партнерства, смотреть нужно уже на конкретные шаги и проекты. Китай очень заинтересован в российском рынке, говорит старший научный сотрудник Института Гайдара Юрий Зайцев, но из-за санкций Пекин может навязывать свои условия Москве. К тому же Китай привык вкладывать деньги в проект, когда там уже есть инвесторы, которые обеспечивают его качество, предупреждает Зайцев, без этого никакое изменение регулирования не убедит их инвестировать.