Статья опубликована в № 4587 от 14.06.2018 под заголовком: Полечиться, как в Китае

Российской медицине порекомендовали скачок по опыту Китая и Турции

Сейчас 20–30% государственных денег на здравоохранение расходуется впустую, оценили аналитики BCG
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

За полвека отечественная система здравоохранения перешла из лидирующих в отстающие, следует из доклада Boston Consulting Group (BCG). В 1965 г. Россия по продолжительности жизни была примерно на одном уровне с США и Германией, значительно опережая Китай. Но за 50 лет продолжительность жизни в стране выросла всего на три года и теперь Россия отстает от развитых стран на 9–13 лет, от Китая – на 6 лет, а по продолжительности жизни мужчин – на все 10, пишут авторы доклада, ссылаясь на данные Economy Intelligence Unit.

Взглянув на российскую систему здравоохранения глазами всех «участников процесса», аналитики BCG обнаружили проблемы на всех уровнях. У семей она вызывает чувство тревоги, пишут они: медицинские услуги могут оказаться разорительны для бюджета, на прием попасть трудно, врач может попасться низкоквалифицированный, а оборудования и лекарств и вовсе не оказаться. 31% населения сталкивались с требованием оплатить формально бесплатные услуги и лекарства, 37% были недовольны врачами, а 56% сидят в очередях. При этом среднестатистический россиянин болеет 20% своей жизни.

Недовольны системой здравоохранения и сами врачи. Типичный российский врач – усталый человек, пишут аналитики BCG: он много перерабатывает, в том числе из-за невысокой зарплаты, и чувствует себя изолированным от мирового медицинского сообщества. Нагрузка на врачей растет, много времени уходит на отчетность – 70–80% приема тратится на ввод данных, пишут авторы доклада.

На проблемы системы здравоохранения жаловались и чиновники – в марте спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко предложила вовсе отменить систему обязательного медицинского страхования из-за неэффективности.

Но источниками проблем медицины являются все ее участники: слабо развиваются профилактика, ранняя диагностика, реабилитация и паллиативная помощь. Пациенты безответственно относятся к своему здоровью: по данным ВЦИОМа, лишь 28% россиян правильно питаются, 23% регулярно занимаются спортом, зато по потреблению сигарет Россия – один из мировых лидеров, следует из данных ВОЗ. Не уделяют должного внимания россияне и профилактике.

Квалификация врачей также вызывает вопросы. Практические навыки, которые получают молодые врачи в университете, сопоставимы с уровнем подготовки медсестер на Западе, отмечается в докладе. Становиться терапевтами и педиатрами они не хотят из-за низких зарплат: в России врач зарабатывает на 20% больше водителя, напоминают аналитики BCG.

72% россиян

в 2016 г. должны были прожить столько же, сколько жители Боливии и Руанды, следует из данных Economy Intelligence Unit. В рейтинге качества жизни Numbeo в прошлом году Россия заняла 61-е место из 67, уступив многим развивающимся странам, пишут аналитики BCG. По ожидаемой продолжительности жизни, по данным Всемирной организации здравоохранения, за 2015 г. Россия занимала 151-е место из 245, в рейтинге эффективности систем здравоохранения, который составляет Bloomberg, за 2016 г. – последнее место

Недостаточно эффективна и организация системы здравоохранения – лекарства дороги и недоступны, не развиваются профилактика, ранняя диагностика, реабилитация и паллиативная помощь. В результате лишь малая доля болезней выявляется на ранних стадиях – рак на I стадии в 2016 г. обнаруживали лишь в 25,6% случаев. Система финансирования ОМС стимулирует клиники работать «на поток» пациентов в ущерб качеству лечения. Конкуренция между клиниками фактически отсутствует, открепиться от клиники человеку очень сложно: пациенты остаются на «крепостном положении», отмечают аналитики BCG.

Денег на развитие здравоохранения государство тратит меньше, чем «конкуренты»: по оценке Всемирного банка, в 2016 г. выделено около 3,6% ВВП, тогда как в странах Евросоюза – 7,2% ВВП, а в странах ОЭСР – 6,5% ВВП. А около 20–30% бюджета на здравоохранение, по предварительным оценкам BCG, тратится впустую. Доля неэффективных государственных трат даже выше 20–30%, считает директор НИИ организации здравоохранения департамента здравоохранения Москвы Давид Мелик-Гусейнов. В итоге в Турции, Болгарии или Бразилии, которые тратят на медицину примерно столько же, сколько Россия, и даже в странах, которые тратят меньше, – Китае, Вьетнаме и Перу – продолжительность жизни существенно выше, указывают аналитики BCG.

Чтобы наверстать упущенное, нужно менять подход к системе здравоохранения, считают аналитики BCG. Но идти по пути развитых стран слишком долго и дорого. Нужен резкий модернизационный скачок по опыту развивающихся стран. Например, Китай благодаря популяризации гигиены, здорового образа жизни и внедрению трехуровневой системы врачей – от «босоногих докторов» в деревнях, которые занимались базовой гигиеной, до врачей в мелких городах и региональных клиниках – с 1950 по 1980 г. увеличил продолжительность жизни населения с 35 до 69 лет. Турция в 2000-е гг. внедрила «семейную медицину», мобильные клиники, лечение на дому, расширила страховки для малоимущих, дала право пациентам выбирать любую клинику. В итоге с 1965 г. продолжительность жизни в стране выросла на 26 лет. Такого же результата добилась Саудовская Аравия, которая сосредоточилась на инвестициях в образование своих врачей, развитии ГЧП и приватизации больниц. В России же пока расширение проектов ГЧП в здравоохранении может создать больше экономических проблем, у бизнеса нет социальной ответственности, чтобы вместе с государством реализовывать большие социально значимые проекты, предупреждает Мелик-Гусейнов.

Полностью копировать зарубежный опыт нет смысла, считают аналитики BCG, нужно наладить эффективную систему финансирования, а затем лечить «болевые точки». Например, создать образовательный веб-сайт и мобильное приложение для пациентов, привлечь бизнес к популяризации здорового образа жизни, переобучать преподавателей медицинских дисциплин в ведущих вузах, обучать студентов медицинскому менеджменту, развивать системы профилактики и ухода на дому, перейти от системы сертификации медучреждений к сертификации врачей, страховать их профессиональную ответственность, перечисляют авторы доклада.

BCG сравнивает российскую систему здравоохранения с другими странами, опираясь на такие показатели, как продолжительность жизни или количество врачей на 1000 населения, но это неправильно, предупреждает Мелик-Гусейнов. Например, в Перу, Мексике или на Кубе, которые в рейтингах занимают более высокие строчки, ниже качество статистики, данные по России нельзя сопоставлять с их данными, поясняет он. Нельзя сравнивать Россию с ее множеством часовых поясов, селами, тундрой и пустынями с Турцией и другими компактными странами, убежден Мелик-Гусейнов: здесь гораздо тяжелее обеспечить каждый поселок с десятками жителей фельдшерско-акушерским пунктом, оборудованием и лекарствами, да и врачами тоже. В Москве, Санкт-Петербурге и развитых регионах доступность медицинской помощи высокая, замечает он. Если и сравнивать, то со странами, которые стартовали в 1991 г. с той же точки, что и Россия: с Украиной, Белоруссией, Казахстаном или странами бывшего соцлагеря, предлагает Мелик-Гусейнов.

Zhabua
06:31 14.06.2018
@Сейчас 20–30% государственных денег на здравоохранение расходуется впустую, оценили аналитики BCG@ Очень может быть, но денег на здравоохранение все равно ассигнуется мало, адски мало. Насчет продолжительности жизни не согласен: это по-любому базовый критерий. Хотя, бесспорно, в России есть осложняющие обстоятельства, в силу которых эффекты от описанных в статье моделей окажутся у нас непрямыми и не столь быстрыми. Это крайне тяжелый, трудно переживаемый в российских городских условиях климат. Это местами близкая к катастрофе экологическая ситуация, влияние которой на здоровье нации уполномоченные федеральные органы исполнительной власти, в отличие от китайских коллег, никак не отслеживают и не оценивают: нет такой задачи, нет таких полномочий и методик. Это нищета (в смысле жизнь на $3-5 в день) примерно трети населения на фоне почти 75-процентной урбанизации. Это, далее, сверхвысокая стрессонасыщенность, являющаяся следствием тотального социального неблагополучия, и сопутствующая массовая алкоголизация и наркотизация. От всего этого люди, представьте себе, болеют и умирают, да. Это вам не Турция, не Бразилия и не Перу. И это повод тратить на медицину намного больше, чем теперь. Другое дело, что медицина - это сфера, чрезвычайно чувствительная к институциональным обстоятельствам. Принятые в нулевых годах безумные решения о преобразовании здравоохранения и фармацевтики (включая торговлю лекарствами) в рентные отрасли привели к тому, что 65% населения недоступны ни большинство базовых лекарств, включая ЖНВЛС, ни качественная медицина. Не удивлюсь, если львиная доля 20-30% впустую расходуемых на здравоохранение государственных денег - это в том числе жирная маржа, которую страховщики и система ФФОМС снимают с государства и населения просто за то, что "разгоняют деньги по системе". Созданная Зурабовым квазистраховая модель здравоохранения, заточенная под многослойный распил, должна быть упразднена. Беспрецедентной ситуации, когда врачи вместо лечения тратят силы на выполнение навязанных им учетных процедур страховщиков и маркетинговых планов фармдистрибуторов, должен быть положен конец. Гипермонополизированная фармотрасль должна быть демонополизирована и реорганизована "в пакете" с устранением всех барьеров для массированного импорта лекарств и субстанций и прекращением людоедских экспериментов с "импортозамещением". А главное - государство должно ответить на экзистенциальный вопрос: нужны ли ему эти 100 миллионов населения, не участвующие напрямую в добыче, первичной переработке сырья и экспорте его за рубеж, в обслуживании соответствующей инфраструктуры, в обеспечении соответствующей логистики и безопасности? Только получив такой ответ можно разговаривать об эффективности здравоохранения. А так это опять-таки bullshit.
20
Комментировать
Читать ещё
Preloader more