Статья опубликована в № 4626 от 08.08.2018 под заголовком: Обратная сторона уклонения от налогов

ФНС нашла новую схему ухода от налогов – через обратный выкуп

Теперь таких сделок будет опасаться и обычный бизнес
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Выкуп собственных акций может быть схемой налоговой оптимизации – к такому выводу пришла межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы (ФНС) по крупнейшим налогоплательщикам Алтайского края, а в конце июля суд согласился с ее доводами.

Компании, как правило, выкупают собственные акции с вполне добросовестными целями, говорит директор по корпоративному управлению Prosperity Capital Management Денис Спирин. Но несколько лет назад байбэк (buyback, обратный выкуп акций) нередко использовался бизнесом для вывода денег из страны, вспоминает руководитель налоговой практики «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Сергей Калинин: «Долгое время схема считалась относительно безопасной – налоговики, как правило, не интересовались подобными делами». Дело компании «Мельник» – первое, где удалось раскрутить эту схему, подтверждает старший юрист Taxadvisor Виктор Андреев.

В 2014 г. компания «Мельник» выкупила у единственного акционера – нидерландской Hudson River Russia Limited 8,11% собственных акций за 289,6 млн руб. Налоговые органы, проведя проверку в 2017 г., посчитали, что на самом деле через выкуп акций компания распределила доход акционеру, уходя таким образом от налогов. Инспекция доначислила компании 57,9 млн руб. налогов, 18 млн руб. пени и 2,9 млн руб. штрафа.

Компания это решение обжаловала и даже выиграла суд первой инстанции.

Но апелляционный суд стал на сторону налоговиков. Выгода получена необоснованно, о чем свидетельствует несколько признаков: офшорной компанией руководило подставное лицо, бенефициар российской компании подписывал документы и принимал решения в головной компании, основной доход офшорная компания получала из России, несколько лет «Мельник» не распределял прибыль в сумме 3,8 млрд руб. и не платил дивиденды, сказано в постановлении суда.

Действительный экономический смысл операции заключался в выведении денежных средств в низконалоговую юрисдикцию без уплаты налогов, говорит представитель ФНС. Иностранный акционер не получал выгоду от дохода и не определял его дальнейшую судьбу, т. е. не может считаться фактическим получателем дохода, посчитал и суд.

Обратный выкуп в России в 2018 г.

660 млн руб.
2 августа наблюдательный совет банка «Санкт-Петербург» утвердил обратный выкуп акций на такую сумму.
В 2015 г. банк уже выкупал порядка 3% акций на сумму около 600 млн руб.

$2–3 млрд
В январе президент «Лукойла» Вагит Алекперов сообщил, что компания в ближайшие пять лет может направить такую сумму на выкуп собственных акций.

30 млрд руб.
В июне совет директоров МТС одобрил новую двухлетнюю программу обратного выкупа на такую сумму обыкновенных акций (в том числе в форме американских депозитарных расписок).

$2 млрд
В начале августа совет директоров «Роснефти» одобрил приобретение акций и депозитарных расписок на такую сумму.

Источник: «Ведомости»

Налоговые органы все чаще применяют концепцию «скрытого распределения прибыли», констатирует старший юрист Baker McKenzie Артем Торопов. Концепция была использована по-новому, подтверждают в обзоре юристы Taxology: отсутствие права на доход у иностранного акционера стало одним из основных доказательств фиктивности сделки с собственными акциями. Этот прецедент может создать дополнительные риски при сделках с иностранными компаниями, указано в обзоре.

Налоговые органы все пристальнее следят за любыми выплатами за рубеж и скрупулезно собирают доказательства согласованности формально не связанных операций, пишут в обзоре аналитики PwC. Планируя сделки, бизнес вынужден фиксировать коммерческие цели, хранить все документы до истечения срока давности, анализировать, какая информация и из каких источников может быть получена налоговиками, переоценивать риск прошлых операций, считают аналитики PwC.

Переход на детальное обоснование деловой цели крупных сделок все более заметен, подтверждает Торопов. Риски бизнеса резко возросли и при проверках за прошлые периоды, предостерегает Калинин: «А для непубличной компании сложно представить экономическое обоснование выкупа».

Если не брать цели налоговой оптимизации, то байбэк – просто одна из форм распределения прибыли, рассказывает партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов. Также его используют для повышения рыночной капитализации компании и для защиты от враждебного поглощения, объясняет он.

Например, прямо сейчас идет выкуп собственных акций «Аэрофлота», а 24 августа акционеры «Лукойла» будут рассматривать выкуп акций с целью уменьшения уставного капитала, перечисляет Спирин. В понедельник совет директоров «Роснефти» одобрил покупку трети своих акций, торгующихся на бирже, за $2 млрд.

В мировой практике байбэк довольно популярен, продолжает Степанов: «Но из-за пристального внимания налоговых органов компании используют его реже, чем могли бы».

В компании «Мельник» во вторник не ответили на письма и звонки «Ведомостей».

Читать ещё
Preloader more