Статья опубликована в № 4635 от 21.08.2018 под заголовком: Минфин заступился за бизнес

Минфин оценил риски предложения Белоусова изъять у бизнеса 500 млрд рублей

Оно приведет к снижению инвестиций, ударит по рейтингам компаний и их возможности обслуживать займы
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

В докладе правительству Минфин выступил против предложения помощника президента Андрея Белоусова изъять у бизнеса 500 млрд руб. в бюджет, рассказали «Ведомостям» чиновник, знакомый с текстом документа, и два человека из компаний, попавших в «список Белоусова». Доклад Минфин направил в правительство 17 августа, уточнил чиновник. Затем правительство должно отчитаться перед президентом.

Представитель Минфина и первого вице-премьера Антона Силуанова напомнил, что правительство считает нецелесообразным увеличивать налоги на полученную бизнесом дополнительную прибыль. Пресс-секретарь премьера Дмитрия Медведева Наталья Тимакова отказалась комментировать рабочую переписку.

В письме президенту Белоусов попросил поручить правительству проработать механизм изъятия у металлургических, горнодобывающих и химических компаний доходов, полученных из-за изменения «внешней рыночной конъюнктуры» и ослабления рубля (но при сохранении их инвестиционных возможностей и с учетом санкций). К письму прилагался список с расчетами по 14 компаниям – если выровнять их рентабельность с нефтяными и газовыми компаниями, то дополнительные доходы бюджета составят 513,7 млрд руб., подсчитал Белоусов. В беседе с «Ведомостями» он говорил, что это позволило бы выровнять налоговую нагрузку. Путин поручил правительству рассмотреть вопрос. Его пресс-секретарь Дмитрий Песков называл идею «одной из экспертных точек зрения, точкой зрения помощника президента», президент же согласился, что она должна быть проработана в правительстве.

Предлагаемое почти полное изъятие свободного денежного потока приведет к снижению инвестиций, ударит по рейтингам компаний и их возможности обслуживать займы, пересказывает федеральный чиновник позицию Минфина и подтверждают собеседники «Ведомостей» из компаний из списка. А снижение дивидендной доходности – по их капитализации, а также повысит стоимость акционерного капитала. Для инвестиционной активности частных компаний необходимы стабильные условия ведения бизнеса, в том числе налоговые, продолжает собеседник «Ведомостей»: они уже определены в принятых в весеннюю сессию законах, должны заработать с 2019 г. и сохраняться до 2024 г. Поэтому внезапное изъятие большей части дополнительных доходов у экспортно ориентированных компаний подорвет доверие бизнеса к политике правительства, предупреждает Минфин.

Анализ за предыдущие годы показал, что в среднем 50% операционного денежного потока перечисленные в письме Белоусова компании направляли на инвестиции, на дивиденды уходило не более 25%, продолжает чиновник. Рентабельность активов этих компаний – 5–20%. Проекты этих компаний требуют высоких инвестиций на начальной стадии, но при эксплуатации обеспечивают относительно высокий операционный денежный поток, рассказывает об аргументах Минфина чиновник.

Похожие аргументы были и у бизнеса. Например, основной акционер «Северстали» Алексей Мордашов в письме Минпромторгу («Ведомости» ознакомились с копией) предупреждал, что компания относительно недавно начала показывать высокую рентабельность по EBITDA за счет инвестиций в прошлом (за 10 лет они составили более 300 млрд руб.). Он предупреждает, что компании придется при повышении нагрузки сокращать расходы на модернизацию производства, на новейшие технологии, отдельно упоминая при этом блокчейн. «Предложенный метод формирования дополнительной налоговой базы выглядит поощрением неэффективности: чем меньше рентабельность, тем меньше налогов придется заплатить», – заявлял владелец НЛМК и президент ассоциации «Русская сталь» Владимир Лисин.

Представитель «Акрона» не ответил на вопросы «Ведомостей». Его коллеги из НЛМК, ММК, «Северстали», Evraz, «Мечела», «Металлоинвеста», «Алросы», «Норникеля», «Полюса», «Фосагро», «Сибура», «Уралкалия» и СУЭК отказались от комментариев.

Компании из «списка Белоусова» работают на разных рынках, говорит аналитик «Атона» Андрей Лобазов.

Они слишком разные, чтобы вывести для них единый знаменатель – насколько и какие налоги для них можно повысить, настаивает руководитель аналитического департамента BCS Global Markets Кирилл Чуйко. В 2013–2016 гг. были периоды, когда металлургические компании работали на грани рентабельности, отмечает он, рентабельность вообще не тот показатель, который можно брать в расчет при анализе налоговой нагрузки: «К примеру, сталелитейная компания покупала коксующийся уголь, и ее рентабельность составляла 20%. Потом она купила угольный актив, и рентабельность выросла до 30%. Разве это означает, что компания теперь получает сверхприбыли, обусловленные исключительно конъюнктурой рынка?» «Горная добыча – довольно капиталоемкий бизнес: сначала много лет что-то строится с большими рисками и задорого, а потом уже, когда работает, дает хорошую прибыль», – говорит директор по металлургии Prosperity Management Николай Сосновский. Многие компании из «списка Белоусова» еще не завершили инвестиционную стадию, напоминает аналитик АКРА Максим Худалов.

Стимулировать компании вкладывать нужно не путем дополнительных налоговых изъятий, а создавая условия для увеличения инвестиций, знает позицию Минфина один из собеседников «Ведомостей». Такие стимулы изложены в утвержденном правительством плане повышения инвестиций в основной капитал до 25% от ВВП, напоминает чиновник. Кроме того, необходимо снижение уголовно-правовых рисков, указал Минфин в докладе.

План правительства будет обсуждаться на встрече бизнеса с Силуановым и Белоусовым, которая должна пройти 24 августа, знает чиновник. Повестка встречи изменилась – не изъятие прибыли, а создание условий для инвестиций, говорят и два собеседника «Ведомостей», близких к участникам намеченного совещания.

Нужно стимулировать бизнес вкладывать в переработку, увеличивать ее глубину – например, многие металлурги поставляют на экспорт слябы и заготовки, не относящиеся к продукции верхнего передела, отмечает замдиректора ЦМАКПа Владимир Сальников, но не путем увеличения налоговой нагрузки. Если изымать доходы бизнеса от ослабления рубля, почему не распространить идею на экспортеров автомобилей, использующих при сборке в России российские комплектующие, или зерна, которые выиграли от падения курса, иронизирует замдиректора Центра развития Высшей школы экономики Валерий Миронов. Во всем мире компании увеличивают свою конкурентоспособность за счет девальвации, а Белоусов предлагает искусственно снизить конкурентоспособность бизнеса, удивляется он: для чиновников это классическое поведение – искать деньги там, где светлее.

Тезисы Минфина в определенной мере отражают аргументацию бизнеса, говорит собеседник «Ведомостей» в одной из компаний из «списка Белоусова». Однако некоторые собеседники «Ведомостей» считают, что бизнесу рано расслабляться, несмотря на позицию правительства. «Но вопрос вовсе не в тезисах или аргументах. Они никого не переубедят», – скептичен сотрудник другой компании: если нужны деньги, то вопрос лишь в том, сколько средств из каких источников и на каком основании извлечь. Деньги на финансирование майского указа (дополнительные 8 трлн руб. до 2024 г.) есть, настаивают несколько чиновников. «Скорее всего все закончится тем, что инвестиционная программа компаний увеличится в обязательном порядке на 10–20%», – полагает Чуйко.

Читать ещё
Preloader more