Статья опубликована в № 4637 от 23.08.2018 под заголовком: Маркировка за 200 млрд руб.

Усманов и партнеры готовы потратить 200 млрд рублей на систему маркировки товаров

Эксперты называют проект очень выгодным для инвестора
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

«Ведомостям» стали известны возможные параметры одного из крупнейших государственно-частных соглашений – о создании системы маркировки, которая в будущем охватит значительную часть товарных потоков в России. Проект документа был направлен в Минпромторг, говорит представитель Центра развития перспективных технологий (ЦРПТ) – оператора системы, 50% этой компании принадлежит структуре USM Holdings Алишера Усманова и его партеров, еще по 25% - госкорпорации «Ростех» и управляющему партнеру Almaz Capital Partners Александру Галицкому.

Расходы на создание системы оцениваются в 205,7 млрд руб. за 15 лет, рассказали человек, близкий к ЦРПТ, и два федеральных чиновника: 68 млрд – капитальные затраты и 137,7 млрд – операционные. Государственные вложения не предусмотрены: расходы инвестора оплатят производители. За свои услуги ЦРПТ собирается брать 50 коп. без учета НДС за каждую единицу маркированного товара (за исключением жизненно необходимых лекарств дешевле 20 руб. – их ЦРПТ промаркирует бесплатно). Кроме того, в будущем компания собирается зарабатывать на продаже аналитики. В среднем первые семь лет проекта ежегодно ЦРПТ рассчитывает получать прибыль в 1,5 млрд руб. и выйти на окупаемость за это время при доходности 16%, следует из проекта соглашения. От государства оператор получит исключительные права на информационную систему маркировки лекарств и шуб, которую создавала ФНС.

Частный партнер берет на себя все расходы и риски создания системы, подтверждает представитель Минпромторга, а государство обеспечивает своевременное принятие всех документов. Министерство, по его словам, направило в правительство основные условия соглашения. Представитель вице-премьера Максима Акимова, курирующего маркировку, отказался от комментариев.

Основные затраты пойдут на оборудование для регистрации выпуска маркируемых товаров. ЦРПТ ими оснастит за свой счет всех производителей, которых ждет маркировка, а также медицинские учреждения и аптеки. Еще одна строка расходов – создание самой системы маркировки. Затраты распределены в зависимости от графика подключения к системе новых товарных групп.

Проект маркировки стартовал в 2016 г. с меховых изделий. Сейчас их и лекарства маркирует ФНС, алкоголь – система ЕГАИС, табак и обувь – ЦРПТ. Но до 2024 г. под контроль ЦРПТ перейдут все группы товаров, первые 12 категорий – от духов и покрышек до фотокамер и постельного белья – с 2019 г. Оператором системы ЦРПТ стал без конкурса по решению премьера Дмитрия Медведева.

Участвовать в проекте хотел и Сбербанк – в начале июня его президент Герман Греф предложил в письме вице-премьеру Дмитрию Козаку использовать для разных групп товаров разных операторов, в том числе Сбербанк, а также допустил создание совместного предприятия с «Ростехом». Переговоры еще продолжаются, Сбербанк отказ не получал, говорит человек, близкий к банку. Представитель Сбербанка отказался от комментариев.

Проект маркировки по капитальным затратам сопоставим с крупнейшими транспортными проектами ГЧП, замечает директор PwC Сергей Лузан. Например, с участками платной дороги Москва – Санкт-Петербург, трамвайными проектами в Санкт-Петербурге. Для ЦРПТ проект может оказаться очень выгодным, считает партнер бюро «Качкин и партнеры» Денис Качкин, доходность на акционерный капитал в 16% сейчас встречается не часто, обычно это 11–13%. Многие проекты ГЧП предполагают доходность ниже 16%, а срок окупаемости у большинства – 15 лет и более, рассказывает Лузан, кроме того, дополнительный доход инвестор может получить, привлекая «дочек» для производства оборудования и расходных материалов.

Доходность в 16% для такого рода проектов без налоговых льгот не сверхвысокая, не согласен партнер EY Дмитрий Ковалев, срок окупаемости достаточно длинный, риски частной стороны существенные, в том числе появления конкурентов. С учетом сложности и масштаба проекта доходность в 16% – минимально допустимая для бизнеса при существующих финансовых рисках, говорит представитель ЦРПТ.

С помощью маркировки государство рассчитывает бороться с нелегальной продукцией и серым сектором. По оценкам ЦРПТ, налоговые сборы после введения системы вырастут на 360 млрд руб., но есть и косвенные эффекты: рост спроса на товары, повышение производительности труда. Успех проекта будет напрямую зависеть от того, станет ли оборот маркированных товаров повсеместным, от стоимости марки, а также от покрытия бюджетом непредвиденных затрат, предупреждает Лузан.

Финансовые параметры соглашения еще могут измениться. Пока в модель включены только 13 групп товаров, решение маркировать которые уже принято правительством (а также с учетом маркировки молочной продукции). Кроме того, не учтены некоторые риски, в том числе из-за недостоверности статистики о производстве товаров, поэтому не ясно, сколько будет закупаться регистраторов, говорит человек, близкий к проекту. Еще один риск – будут ли вовремя подписаны законы, необходимые для внесения товаров в список маркируемых, продолжает он, все это может снизить ежегодную выручку на 10–20%.

Определение ЦРПТ единственным оператором в правительстве нравится не всем, знают два федеральных чиновника, даже Акимов недоволен назначением оператором проекта ЦРПТ без конкурса. Создание еще одного оператора может занять много времени, считает Ковалев. Не ясно и как конкурировать в такой системе: если понизить стоимость услуги, бизнес выберет более дешевый вариант, а делать параллельно несколько информационных систем неэффективно, рассуждает он. Конкуренцию в проекте можно развивать, например отдав создание каталога товаров разным операторам, говорит чиновник. Проект маркировки по своей сути напоминает «Платон», говорит юрист по ГЧП Илья Скрипников, но платить придется уже не только перевозчикам, а всей стране. Этот проект тоже без конкурса по настоянию гендиректора «Ростеха» Сергея Чемезова получила компания РТИТС (принадлежит сыну Аркадия Ротенберга Игорю и фонду «РТ-инвест», которым владеют «Ростех» и Андрей Шипелов).

В статье уточнен производитель оборудования для регистрации выпуска маркируемых товаров

akouzmenko
09:28 23.08.2018
Выгоды маркируемого бизнеса непонятны. Кто хотел оптимизировать процессы, может это делать и так, используя штрихкоды и любые другие технологии. И скорее всего, это уже сделал. Опыт показывает, что количество проверок не уменьшается. Наоборот, появятся новые проверки использования маркировки, учета ее и т.п. Придется выполнять дополнительные операции с каждой единицей товара - наклейка марок, считывание на всех этапах, и т.д. Есть опасение утечки данных об обороте товара конкурентам. Оператор "планирует продавать аналитику". Как это контролировать и кто будет это делать? Если меня не устраивает политика оператора в этом вопросе, сменить его я не могу - маркировка обязательна. Радует хотя бы, что бюджет не несет прямых расходов, это уже лучше Платона и прочих ГЧП. Но зачем все это? Больше всего похоже на искусственное создание бизнеса для приближенных к власти предпринимателей.
50
Комментировать
Читать ещё
Preloader more