Статья опубликована в № 4771 от 12.03.2019 под заголовком: Рецессия выбрала плохой момент

Турция впервые за 10 лет переживает рецессию

Прошлогодние ошибки властей отразились на экономике как раз перед выборами

В экономике Турции начался спад в результате прошлогоднего обвала национальной валюты и вызванного им резкого повышения процентных ставок. ВВП сократился на 2,4% в IV квартале 2018 г. по сравнению с предыдущим кварталом, когда он снизился на 1,6%. Таким образом, экономика страны сокращалась два квартала подряд, а это означает техническую рецессию. В годовом выражении ВВП за последние три месяца 2018 г. уменьшился на 3%. Опрошенные Reuters экономисты прогнозировали снижение на 2,7%.

Это первая рецессия в стране за последние 10 лет, но произошла она в неподходящий для президента Реджепа Тайипа Эрдогана момент – перед местными выборами 31 марта.

Турецкая экономика уверенно росла после прихода Эрдогана к власти в 2002 г., за исключением мирового финансового кризиса 2008–2009 гг., когда страна в прошлый раз пережила рецессию. В своей политике он делал ставку на обеспечение быстрого экономического роста и повышение уровня жизни, а рекордно низкие процентные ставки в развитых странах способствовали притоку иностранного капитала в Турцию. С конца 2009 г. ее экономика росла в среднем примерно на 7% каждый квартал, отмечает Bloomberg.

Ситуация с процентными ставками стала одной из причин рецессии. Их повышение в США, значительный внешний долг Турции и высокие темпы инфляции в начавшей перегреваться от быстрого роста экономике способствовали падению курса лиры в 2018 г. Но Эрдоган выступал против ужесточения денежной политики центробанком Турции, назвав высокие ставки «матерью и отцом всех зол». Это усилило беспокойство инвесторов по поводу независимости ЦБ, а усугубил ситуацию дипломатический конфликт с США из-за ареста американского пастора. В результате валютный курс упал с менее чем 4 лир/$ в начале года до почти 6,9 лиры/$ к августу. Затем он частично восстановился, поскольку центробанк хоть и с опозданием, но все-таки повысил ключевую ставку, причем сразу до 24%. В последнее время курс составляет около 5,4 лиры/$. Но инфляция в феврале по-прежнему была высока – 19,7%.

Поэтому у оппозиции достаточно претензий, которые можно предъявить правительству перед выборами. «Это обвинительный акт эрдономике и прямое следствие денежной политики, проводившейся в 2018 г. в угоду краткосрочной политической выгоде, а не экономическому прагматизму», – приводит Bloomberg слова Джулиана Риммера из Investec Bank.

«Турция была одним из лидеров по экономическому росту среди развивающихся стран в 2017 г., но этот рост не был сбалансированным, – отмечает Зиад Дауд, главный экономист Bloomberg Economics по Ближнему Востоку. – Чрезмерные госрасходы и быстрый рост кредитования привели к увеличению импорта и дефицита счета текущих операций. Неудивительно, что экономика теперь расплачивается за прошлые излишки».

По итогам 2018 г. экономический рост замедлился до 2,6% по сравнению с 7,4% в 2017 г., так как резкий рост ставок привел к уменьшению кредитования бизнеса и потребительских расходов. Министр финансов и зять Эрдогана Берат Албайрак признал замедление экономики, но возложил вину за прошлогодний кризис на «атаковавших» страну спекулянтов и заверил, что худшее осталось позади. По его словам, рост экспорта и туризм станут основными драйверами экономики.

Однако многие аналитики не разделяют мнение Албайрака. По прогнозам Capital Economics, ВВП сократится в этом году на 2,5%. «Мне кажется, что в этот раз рецессия будет более глубокой и продолжительной, учитывая ее характер», – считает аналитик BlueBay Asset Management Тим Эш (цитата по Financial Times).

В попытке стимулировать рост правительство усилило давление на государственные банки, заставляя их увеличивать кредитование, и пытается их рекапитализировать. Кроме того, в последнее время обстановка на мировом финансовом рынке стала более благоприятной для Турции и других развивающихся стран, поскольку ФРС США взяла паузу в повышении процентных ставок. Свежие данные свидетельствуют о том, что ситуация с кредитованием начинает стабилизироваться, написал в отчете аналитик ING Мухаммет Меркан. Однако внутренний спрос, вероятно, останется низким, а именно его падение и было основной причиной сокращения ВВП в IV квартале, считает Меркан (частное потребление сократилось на 8,9% по отношению к IV кварталу 2017 г.).

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more