Инвесторы поддержали план оппозиции Венесуэлы по реструктуризации долга

Но для России и Китая должны действовать общие условия, настаивают они
Держатели облигаций Венесуэлы готовы подождать реструктуризации после смены власти в Каракасе. «Новому правительству необходимо дать время на решение острых гуманитарных вопросов», – считает комитет инвесторов /Martin Mejia / AP

Крупнейшая группа иностранных кредиторов – держателей облигаций Венесуэлы в целом одобрила предложения, которые недавно представила оппозиция, возглавляемая Хуаном Гуайдо, председателем национальной ассамблеи. Но они считают, что Китай и Россия должны разделить бремя реструктуризации в равной степени с частными кредиторами, даже если переговоры с Пекином и Москвой будут вестись отдельно.

Правительство Венесуэлы и нефтяная госкомпания PDVSA перестали платить по внешним облигациям с осени 2017 г., многие внутренние поставщики тоже давно не получают денег. Венесуэла еще обслуживает лишь облигации PDVSA с погашением в 2020 г., которые обеспечены 50,1% акций нефтеперерабатывающей компании Citgo. Другие 49,9% акций этой американской «дочки» PDVSA заложены под кредит, выданный «Роснефтью».

Общий долг Венесуэлы, по которому фактически объявлен дефолт, оценивается примерно в $150 млрд. Задолженность перед Россией и Китаем, по оценкам ряда специалистов, составляет от $23 млрд до $30 млрд, пишет Financial Times (FT). Еще в 2017 г. сообщалось о кредитах Китая более чем на $60 млрд.

Но по части российских и китайских кредитов Венесуэла расплачивается нефтью. Ее долг перед «Роснефтью», по данным компании на I квартал 2019 г., составлял $1,8 млрд. Долг перед Россией реструктурировался несколько раз. Сейчас он равен примерно $3,5 млрд, сообщил президент Владимир Путин 6 июня.

«Критически важно, чтобы бремя [реструктуризации] было распределено равным образом среди всех кредиторов, государственных и частных, – говорится в заявлении комитета инвесторов, составляющих крупнейшую группу держателей венесуэльских облигаций (фонды T Rowe Price, Greylock Capital, GMO и др. владеют бондами примерно на $8 млрд). – Хотя могут быть законные основания для того, чтобы рассматривать претензии государственных кредиторов по-другому, чем претензии частных, комитет отмечает, что претензии эти в совокупности значительны и в ряде случаев могут быть следствием нерыночных коммерческих договоров, навязанных правительству [нынешнего президента Николаса] Мадуро, либо по которым правительство Мадуро предоставило особо благоприятные условия, либо и то и другое».

Комитет инвесторов представляет юридическая фирма Cleary Gottlieb и эксперт по реструктуризации Марк Уокер из Guggenheim Securities. В мае консультировать оппозицию на безвозмездной основе начал самый известный специалист по суверенным долгам Ли Бакхайт, в марте покинувший Cleary Gottlieb после 40 лет работы. Бакхайт участвовал во всех наиболее известных реструктуризациях – от Мексики и Филиппин в 1980-х гг. до стран Азии и России в 1990-х, Ирака и Уругвая в 2000-х, Аргентины и Греции в 2010-х. Вместе с Миту Гулати из Duke University он летом 2017 г. подготовил первый доклад «Как реструктурировать венесуэльский долг». Реструктуризация долгов России и Китаю – «вопрос в такой же степени дипломатии, как финансовой инженерии», писали они, когда у оппозиции еще не было лидера, а Каракас продолжал обслуживать долги.

Гуайдо в январе объявил себя временным президентом страны, его признали таковым более 50 стран; Россия, Китай, Турция, Куба поддерживают Мадуро. На прошлой неделе оппозиция представила план реструктуризации долгов в случае смены власти. Она намерена отнестись ко всем иностранным кредиторам одинаково вне зависимости от вида долга, того, какая госорганизация была заемщиком, обращался ли кредитор в суд и каким было решение. «Смысл в том, чтобы максимально упростить процесс и не втягиваться в бесконечные споры с кредиторами о том, кому должно быть отдано предпочтение, – заявил Бакхайт (цитата по FT). – Это может стать самой сложной реструктуризацией суверенного долга в истории, но этого необходимо избежать».

Для части кредиторов план все-таки предусматривает исключения. Отдельные переговоры оппозиция предлагает вести с Россией и Китаем, а также с держателями облигаций, обеспеченных государственным имуществом (сюда попадают бонды, обеспеченные 50,1% акций Citgo).

Невесомые облигации

Банк JPMorgan Chase сообщил, что к концу года постепенно снизит до нуля вес бондов правительства Венесуэлы и PDVSA в своих индексах облигаций развивающихся стран EMBI Global Diversified, EMBI Global и EMBI+. Сейчас их вес составляет 0,5%, 0,9% и 1,2% соответственно. Однако банк не исключит бонды из индексов, что позволит инвестфондам не избавляться от них. Санкции США запрещают операции с венесуэльскими гособязательствами, и без их нарушения инвесторы не смогли бы продать бумаги. «Это решение получит широчайшую поддержку на рынке. Некоторые фонды не могут держать бонды, не включенные в индекс, так что оно облегчит им жизнь», – цитирует FT Грэма Стока из BlueBay Asset Management.

Часть кредиторов уже обратились в суд, а некоторые компании, например канадский золотодобытчик Crystallex и американская нефтегазовая ConocoPhillips, через суд добиваются компенсации за национализацию своих активов. «Мы не можем позволить особенное отношение к кому-либо [из кредиторов], иначе дадим повод для подачи исков, – настаивает Хосе Игнасио Эрнандес, которого Гуайдо назначил генпрокурором. – Мы просим кредиторов не судиться с Венесуэлой, ибо это будет напрасной тратой денег».

Бакхайт и Гулати даже предложили защитить все активы Венесуэлы в США от претензий истцов указом президента. Комитет инвесторов выступил против этого, поддержав идею Уокера из Guggenheim: новое правительство примет закон о банкротстве, признанный в США, который защитит активы PDVSA и позволит ей реструктурировать долги по договоренности с кредиторами. Инвесторы также готовы обменять долг на акции вкупе с обязательством новых вложений.

«Новому правительству Венесуэлы необходимо дать время на решение острых гуманитарных вопросов, чтобы оно не отвлекалось и не тратило средства на судебные процессы», – говорится в заявлении комитета. При Мадуро ВВП сократился на четверть, в стране острый дефицит продуктов и товаров первой необходимости, высокая смертность.