Финансы
Бесплатный
Даниил Желобанов
Статья опубликована в № 2545 от 16.02.2010 под заголовком: Сбой в пользу брокера

Торговые системы зависают в пользу брокера

Клиенты часто страдают от сбоев в торговых системах, но доказать в этом злой умысел брокера невозможно, признает руководитель ФСФР. А результаты разбирательства клиентов с брокером во многом зависят от позиции самой службы, показал опыт БКС
С.Портер

Летом прошлого года Виктор Глухарев получил по решению суда компенсацию в 3,9 млн руб. от «Брокеркредитсервиса» (БКС) за неисполнение заявок. Эта сумма включает упущенную выгоду, которая, как следует из материалов суда, была рассчитана на основе данных, предоставленных клиринговым центром РТС.

Нижегородский районный суд Нижнего Новгорода ссылался в числе прочего на акт камеральной проверки БКС от 29 декабря 2008 г. Окружное управление Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР) в марте 2009 г. подтвердило Глухареву нарушения в работе БКС.

Однако в мае 2009 г. БКС получила из центрального аппарата ФСФР другое письмо: согласно ему мартовское письмо было написано до составления акта камеральной проверки и содержало неполные и предварительные данные. ФСФР же в ходе дополнительной проверки с привлечением биржевых документов установила, что большая часть спорных заявок была подана Глухаревым, а также другим клиентом БКС, также обратившимся в суд, с нарушениями и вины брокера в их неисполнении нет. Про существование декабрьского акта проверки в майском письме ФСФР не говорится.

В результате повторной выездной проверки ФСФР не нашла в работе нижегородского филиала БКС никаких нарушений, касающихся дела Глухарева, настаивает представитель БКС (продемонстрировал акт). Руководитель ФСФР Владимир Миловидов отказался комментировать эти документы: «Это наши внутренние взаимоотношения, суд вправе учесть любое из этих писем».

Впрочем, даже в майском письме ФСФР признает, что причину отказов по четырем заявкам Глухарева выяснить так и не удалось. Поскольку в дни их подачи ряд других заявок клиента выполнялся, ФСФР допускает, что могли иметь место технические сбои, установить факт которых служба в рамках своей компетенции не может, говорится в письме. За технические сбои БКС также ответственности не несет. Технические сбои фиксируются в журнале системы и установить их наличие абсолютно несложно, тем более что на эти заявки был получен ответ, т. е. о сбое речи быть не может, возражает представитель Глухарева Максим Тыновский.

Фактов таких сделок с непонятными отказами «сотни», утверждает Тыновский. В связи с этим он уже сам, как клиент БКС, подал еще один иск на 30 млн руб. «Ни у одного брокера в мире не может быть ситуации, когда брокер намеренно не исполняет заявку клиента, исходя из собственных интересов», – утверждает директор управления глобальных рынков «Тройка диалог» Алексей Цыганок: цена актива могла сдвинуться за одну минуту – и заявка, только что заблокированная, уже может быть принята; также это может быть связано не только с техническим сбоем, но и с особенностями расчета гарантийного обеспечения в конкретной компании, поясняет он. В момент заявки у брокера могли кончиться деньги – это проблема управления ликвидностью, допускает руководитель интернет-трейдинга крупной компании, пожелавший остаться неназванным. Тарифы на срочные сделки у многих брокеров минимальные и им приходится зарабатывать на другом, т. е. клиенты суммарно направили на счет, например, 100 млн руб., но для исполнения их заявок в среднем достаточно и 40 млн руб., а остальные средства брокер использует по своему усмотрению, поясняет он. «Использование средств клиента – тоже проблема, – согласен Миловидов. – Электронные системы иногда зависают в слишком удобный для брокера момент – доказать это пока невозможно, но примеры такие есть».

На основании майского письма ФСФР компания БКС добилась направления дела Глухарева на пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам. Компания намерена вернуть 3,9 млн руб. Если суд примет такое решение, то он признает, что брокер не мог исполнить заявки. И тогда получается, что другие сделки по счетам Глухарева совершались незаконно, а значит, по срочным сделкам брокеру придется вернуть 3,8 млн руб. списанной вариационной маржи, настаивает Тыновский.

Суть разбирательства ФСФР не комментирует.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more