Статья опубликована в № 3328 от 16.04.2013 под заголовком: Взлетела в ноль

Индустрия вышла в ноль

Промышленность в марте компенсировала спад первых двух месяцев года и по итогам I квартала показала нулевой результат, сообщил Росстат. Ускорение было ожидаемым, но его скорость озадачила
Индустрия закрепилась у нулевой черты
М.Стулов / Ведомости

По данным Росстата, в марте промпроизводство выросло на 2,6% к тому же месяцу прошлого года после спада в январе и феврале. Рост возобновился во всех трех секторах: добывающем, обрабатывающем и секторе энергетики. В результате за I квартал индустрии удалось «выйти в ноль»: выпуск остался на том же уровне, что и годом прежде (в I квартале 2012 г. рост составлял 4%), по итогам квартала в плюсе только обрабатывающая промышленность.

Для аналитиков данные стали большим сюрпризом: консенсус-прогноз «Интерфакса» предполагал рост в марте на 0,3% (к марту-2012), Bloomberg – спад на 1%.

Годовой показатель отчасти обусловлен эффектом базы: в марте прошлого года произошло резкое торможение роста промышленности. Но темпы со снятой сезонностью (к февралю), по расчетам Росстата, составили те же 2,6%, что, в отличие от скромной цифры в годовом сравнении, выглядит фантастически: при экстраполяции таких темпов на следующие 11 месяцев получается рост на 36% за год.

«Мы пока не поняли», – извинился Владимир Сальников из ЦМАКП: данные статслужбы не позволяют сказать, что произошло. Динамика мартовского выпуска по отраслям в данных Росстата примерно соответствует динамике I квартала в целом, т. е. ярко выраженного всплеска выпуска именно в марте где-либо не зафиксировано. По предварительной и пока не очень точной оценке можно сказать, что рост был примерно на 0,3–0,4% (со снятой сезонностью), говорит Сальников. Но по квартальным итогам получается «стагнация со знаком минус», указывает он: «Примерно минус 0,2% уже второй квартал подряд, промышленность между нулем и слабым снижением».

Данные по промпроизводству должны ограничить волну пессимизма, возросшую после заявления министра экономики о риске рецессии во второй половине года, надеется Юлия Цепляева из BNP Paribas. Однако данные по российской промышленности очень волатильны и хорошей новости за один месяц недостаточно для того, чтобы считать ускорение роста промпроизводства состоявшимся, осторожна она: «Мы не меняем наш «медвежий» прогноз роста индустрии на 2% в 2013 г.». Таков же недавно скорректированный прогноз Минэкономразвития (прежний прогноз предполагал рост на 3,7%). Мировой кризис приобретает все более опасные очертания, что неизбежно сказывается и на России, предупредил вчера президент Владимир Путин, добавив, что, в отличие от Европы и других регионов мира, «все-таки российская экономика демонстрирует жизнеспособность и возможности дальнейшего развития», а восстановление добывающего сектора – неплохой сигнал.

Минэкономразвития ожидало отскока в марте – и не только по промышленности: вырос экспорт газа на 30%, увеличилось энергопотребление, ускорится, скорее всего, и розница, говорит директор департамента Олег Засов.

По оценкам Валерия Миронова из Центра развития ВШЭ, рост промышленности со снятой сезонностью в марте составил 0,8%, а среднемесячный в итоге выровнялся до 0,4%. «Уже не 36%, но 4,9% за год получается», – подсчитывает он. Из-за холодной погоды резко вырос выпуск в электроэнергетике после столь же резкого спада энергопотребления из-за теплой погоды в феврале (4% и минус 3% со снятой сезонностью соответственно), но доля электроэнергетики в промпроизводстве лишь порядка 10%, говорит Миронов. Рост добычи тоже не внес существенного вклада: почти две трети мартовского роста обеспечил обрабатывающий сектор, посчитал Миронов. «Можно предположить, что какой-то где-то большой разовый выпуск», – рассуждает он: обычно такой эффект дают турбины, но, по данным Росстата, в марте их выпуск был на 30% меньше, чем в марте 2012 г., тогда как за квартал возрос на 14,9% (из-за длинного цикла производства их выпуск и учет происходит не ежемесячно). Концерн «Силовые машины» изготовил турбогенератор для Казахстана мощностью 550 МВт, сообщала компания в марте, паровую турбину мощностью 120 МВт для Сибирской генерирующей компании и подготовил к отгрузке гидрогенератор для Аргентины. Годом ранее концерн отгрузил оборудование для Черепетской ГРЭС, образец турбогенератора мощностью 30 МВт для «Мосэнерго», а на Саяно-Шушенской ГЭС состоялся пуск изготовленного концерном гидроагрегата. Однако оперировать даже квартальными данными, не говоря о помесячных, в «Силовых машинах» не советуют. «Для нас даже полгода – показатель плавающий, у нас период – год», – сообщил представитель концерна.

Получить комментарии в Росстате не удалось.

По данным Института проблем естественных монополий (ИПЕМ), в марте продолжилось снижение погрузки на железнодорожном транспорте, энергопотребление в марте ожидаемо выросло, но по итогам квартала было меньше, чем годом ранее. Агрегированный индекс производства в марте, с сезонной очисткой, остался нулевым, не помог даже рост экспорта газа; индекс спроса ИПЕМ сократился на 0,7%. Спрос растет в низкотехнологичных отраслях (пищепром, легкая промышленность), в средне- и высокотехнологичных падает. Индекс деловой активности в обрабатывающих отраслях (PMI) HSBC в марте показал снижение, индекс выпуска Института Гайдара – ноль (после роста в январе – феврале, вопреки статистике). Скорее всего, мартовские данные означают, что данные первых двух месяцев не давали правдивой картины, считает Александр Морозов из HSBC: «Однако вряд ли промышленность выдержит мартовский темп: рост [в годовом сравнении] во II–IV кварталах останется между 1,5–2% из-за комбинации слабого внешнего спроса и умеренного роста внутреннего».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать