Влияние сырьевых трейдеров на мировую экономику продолжает стремительно расти

Доходы Trafigura, Vitol, Glencore и Cargill за пять лет почти удвоились
Chris Ratcliffe / Bloomberg

Несколько гигантских сырьевых трейдеров, таких как Trafigura или Vitol, играют все более важную роль на мировых сырьевых рынках. Эти некогда неизвестные компании уже не только занимаются трейдерской деятельностью или договариваются о поставках различных продуктов. Теперь они конкурируют с нефтяными и горнодобывающими компаниями и крупнейшими банками Уолл-стрит, вкладывая миллиарды долларов в НПЗ, электростанции, порты и другие активы.

У каждого из четырех крупнейших сырьевых трейдеров - Trafigura, Vitol, Glencore и Cargill - годовая выручка превышает $100 млрд. Это ставит их в один ряд с такими компаниями, как Apple и Chevron.

За последние пять лет общие годовые доходы Trafigura, Vitol, Glencore и Cargill почти удвоились, показал проведенный The Wall Street Journal анализ их данных. Если в 2009 г. они равнялись $411,9 млрд, то в 2013 г. - уже $816,4 млрд. За этот же период доходы от торговли сырьем четырех крупнейших банков США - Citigroup, JPMorgan Chase, Goldman Sachs и Morgan Stanley - снизились на 56%, с $8,7 млрд до $3,8 млрд. Снижение выручки банков обусловлено тем, что они выходят из этого бизнеса из-за ужесточившегося регулирования.

“Сырьевые трейдеры стали заметнее, и их теперь сложнее игнорировать”, - говорит Крейг Пирронг, профессор финансов Хьюстонского университета.

Только в этом году Cargill, основанный в 1985 г. сельскохозяйственный трейдер, заключил сделку с бразильской Copersucar о создании крупнейшего в мире предприятия по торговле сахаром. А основанный всего 10 лет назад швейцарский трейдер Mercuria Energy Group приобрел сырьевой бизнес JPMorgan Chase за $3,5 млрд.

Также поставщик сырья и металлов Glencore в июне предоставил Республике Чад заем в размере $1,3 млрд, чтобы помочь ей приобрести находящиеся в этой стране нефтяные активы Chevron. А прибыль Trafigura в прошлом году составила $2,18 млрд, и компания заявила о планах извлечь выгоду из сланцевого бума в США.

С помощью поглощений и инвестиций трейдеры стали занимать важные позиции на ключевых сырьевых рынках. После аварии на АЭС «Фукусима» в Японии в 2011 г. цены на природный газ в стране выросли. Энергетический трейдер Gunvor отправил в Японию 23 корабля с СПГ. Это примерно в пять раз превышает объем газа, отправленный им в 2010 г.

Рост сырьевых трейдеров привлек внимание рыночных регуляторов. В феврале британское Управление по финансовой деятельности (FCA) заявило, что хоть они и известные, но о них мало что известно, а их деятельность в основном лежит вне компетенции регуляторов. Поэтому FCA стремится к тесному диалогу с сырьевыми трейдерами. «Эти компании играют все более важную роль в функционировании сложного глобального рынка», - говорилось в заявлении FCA.

В то же время сырьевым трейдерам предстоит бороться в условиях ужесточающейся конкуренции в отрасли и низкой маржи прибыли. В 2013 г. прибыль сельскохозяйственного трейдера Louis Dreyfus Commodities сократилась на 27% до $640 млн из-за того, что урожай пшеницы пострадал из-за сильной засухи. В свою очередь гендиректор Vitol Иэн Тейлор описал рыночные условия в 2013 г. как «очень сложные» и «чрезвычайно конкурентные».

Некоторые видят в росте сырьевых трейдеров проблему. Так, в прошлом году власти Австралии заблокировали предложение ADM о покупке зернообрабатывающей компании GrainCorp за $3 млрд. Они объяснили это тем, что сделка подвергает опасности национальные интересы. А одному из крупнейших мировых поставщиков хлопка Louis Dreyfus в США был предъявлен иск по обвинениям в манипулировании ценами на рынке хлопка в 2011 г.

Критики также отмечают, что Glencore была основана миллиардером и нефтяным трейдером Марком Ричем, который сбежал из США из-за обвинений в уклонении от налогов. А один из основателей Gunvor Геннадий Тимченко в марте попал в санкционный список США. Однако компания сразу же объявила, что он успел продать свою долю ее гендиректору Торбьорну Тонквисту.

«Они трейдеры, они производители, они дистрибуторы, - говорит Диего Валианте, руководитель по рыночным исследованиям Centre for European Policy Studies (CEPS). - Проблема в том, создает ли это конфликт [интересов]?»

Но у сырьевых трейдеров еще большие возможности для роста. В Кении есть 123 заправочных станции с логотипами Royal Dutch Shell. Для растущего числа владельцев автомобилей из среднего класса Кении это надежное место для покупки топлива. Однако хоть на станциях и остались логотипы Shell, но компания продала свою долю в бизнесе совместному с Vitol предприятию, в котором трейдеру принадлежит 40%. Стоит отметить, что Vitol известна тем, что незаметно заключает сделки в изолированных и пострадавших от военных действий регионах.

Один из клиентов заправочной станции признался, что никогда бы не узнал, кому она принадлежит, если бы ему об этом не рассказали репортеры. «Обычно я заправляюсь на станции Shell, - говорит Джереми Уайатт из Найроби. - Ее сотрудники не изменились, и сервис не изменился».

Перевел Алексей Невельский

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать