Финансы
Бесплатный
Дарья Борисяк
Статья опубликована в № 4308 от 24.04.2017 под заголовком: Криминальные банкроты

Банкиры усовершенствовали способы избежать уголовной ответственности

Они заранее готовятся к отзыву лицензии и заметают следы, уничтожая документы и базы данных

За три года, прошедшие с начала зачистки банковского сектора (2013–2016 гг.), Центробанк отозвал лицензии у 304 кредитных организаций, а за начало 2017 г. – еще 20. Практически все банкротства банков – криминальные, признаются сотрудники ЦБ и Агентства по страхованию вкладов (АСВ). Ущерб от уголовно наказуемых действий руководителей и собственников банков превысил 550 млрд руб., подсчитало АСВ.

Понимая всю пикантность положения, банки заранее готовятся к отзыву лицензии и заметают следы, уничтожая документы и базы данных. АСВ в 80% случаев сталкивается с утратой или уничтожением кредитных досье в том или ином объеме, говорит его представитель. Как правило, банки выводят или скрывают активы в преддверии отзыва лицензии, переуступая их третьим лицам либо используя различные схемы, с помощью которых они «камуфлируют утрату правоустанавливающих документов» на активы, говорит представитель ЦБ.

В 2016 г. ЦБ зафиксировал 16 случаев полной или частичной непередачи документов, а в четырех банках обнаружил умышленное разрушение электронной базы данных.

Концы в воду

Нередко банки незадолго до отзыва лицензий лишаются части документов и электронных данных в результате стечения странных обстоятельств и несчастных случаев. Последняя такая история произошла в феврале этого года с банком «Енисей». ЦБ отозвал у него лицензию 9 февраля, но всего неделей ранее – 3 февраля – в один день из банка пропала существенная часть кредитного портфеля, а грузовик с оригиналами и копиями документов оказался угнан.

О злоключениях банка стало известно из письма его и. о. предправления Яшара Насырова, которое он написал временной администрации банка («Ведомости» с ним ознакомились). В письме говорится, что 3 февраля у банка в городе Покрове угнали грузовик, в котором он перевозил оригиналы и копии документов в свой головной офис в Красноярске. Двумя днями ранее, 1 февраля, «Енисей» заключил договор с Арсеном Багомедовым о перевозке материальных ценностей, он же и сообщил в полицию об угоне. Один из финансистов, знакомых с содержанием письма, рассказал, что в машине были кредитные договоры и кредитные досье.

А вот местонахождение кредитного портфеля все-таки известно. В тот же день, 3 февраля, банк его передал – ряд заемщиков получили уведомления банка о том, что он переуступил свои права требования по кредитам компании «ООО «СМТ-логистик», учредителем которой является Дмитрий Скоболев. Эту сделку ЦБ намерен оспаривать в суде, сообщал регулятор и рекомендовал заемщикам перечислять платежи на депозит нотариуса.

Грузовик в истории российского банковского сектора в целом играет очень важную роль. В 1999 г. ЦБ отозвал лицензию у банка «Менатеп». Незадолго до этого банк начал вывозить документы, несколько машин добрались до архива в Новгородской области, но один «Камаз» по дороге затонул в реке Дубне. Водитель и сопровождавший его представитель банка пришли на пост ГИБДД, находящийся в 200 м от моста через реку Дубну, они были насквозь мокрые и рассказали, что грузовик свалился с моста, потому что его подрезала иномарка, писал в 1999 г. «Коммерсантъ».

Пропал грузовик и у Интрастбанка – автомобиль с находившимися в нем кредитными договорами и досье клиентов банка был похищен, вспоминает представитель АСВ.

На что хватает фантазии

Не менее занимательная история произошла с банком «Холдинг-кредит», который потерял лицензию еще до начала масштабной расчистки банковского сектора – в 2012 г. После отзыва у него лицензии его топ-менеджеры заявили, что банковский сервер с базой данных «случайно был разбит разнорабочими», а потом на него еще «накапало с кондиционера» – из-за этого была уничтожена почти вся информация о вкладчиках и должниках банка. Годом позже в Банке проектного финансирования (БПФ-банк) сотрудники временной администрации не нашли ничего – все данные с серверов были стерты, и банк оказался девственно чист.

Воруют все циничнее

Юрий Исаев, гендиректор Агентства по страхованию вкладов
«По факту вскрытия мы видим, что 80% банкротств банков носят полностью криминальный либо околокриминальный характер, когда активы перед отзывом лицензии сознательно выводятся. Каждый раз, когда регулятор приходит с проверкой, активы опять заводятся на некоторое время, а потом исчезают. Эта проблема известна в России с давних времен, изменились только формы – они стали более изощренными и циничными».
Июнь 2014 г., интервью Banki.ru

В 2013 г. ЦБ отозвал лицензию у дагестанского банка «Экспресс», но у того случился пожар в архиве и сгорели все документы. Несчастный случай произошел и у Русского земельного банка: банк погрузил документы в машину и отправил на ранее арендованные склады, но ночью водитель сообщил о возгорании машины с документами, рассказывает представитель АСВ. После того как сгорели документы, «неустановленные лица» уничтожили электронную базу данных банка.

Представитель АСВ говорит, что кредитные досье не передавались Ипотекбанком, Нота-банком, Кроссинвестбанком и банком «Инвестиционный союз». Непосредственно перед отзывом лицензии были уничтожены электронные базы данных и первичные документы в Евроситибанке, Росинтербанке, Внешпромбанке и «Камком горизонте», говорится в отчете АСВ за 2016 г. Цель – сокрытие вывода активов или фактов хищения средств со счетов вкладчиков. Во Внешпромбанке перед назначением временной администрации было похищено серверное оборудование с электронной базой данных, рассказывает представитель АСВ. Одновременно кредитные досье и кадровая документация были перемещены в архив банка, а затем направлены в ООО «Айсберг» на ответственное хранение, но туда они, однако, доставлены не были.

Росинтербанк тоже направил кредитные досье в архив, но они туда не попали. При этом фактически часть вывезенных кредитных досье находилась в шкафах в помещениях, занимаемых рабочей группой Банка России, ночью шкафы взломали и похитили документы, продолжает представитель АСВ, добавляя, что информация на серверах также была уничтожена. БПФ-банк испортил жесткие диски, указывает он: на 44 дисках, на которых ранее содержалась электронная база данных банка и информация с камер системы видеонаблюдения, были повреждены магнитные пластины, еще два диска просто отформатировали, говорит он. Резервную копию руководство банка не предоставило.

В банках бывали и пожары, и потопы, и другие несчастные случаи – все зависит от того, насколько у руководства хватает фантазии, говорит человек, близкий к ЦБ. Были случаи, когда невозможно было попасть в затопленный подвальный архив, вспоминает он. Цель одна – стереть с лица земли все активы банка, уничтожить приходные и расходные кассовые ордера, говорит он: «Это худшее, что может случиться с банком, – утрата кредитных досье».

Шредеры работают круглосуточно

В Межпромбанке, лишившемся лицензии в 2010 г., стерли часть электронной базы и уничтожили бумажные документы. «Шредеры (измельчители бумаги) работали сутки напролет, – рассказывал «Ведомостям» сотрудник Объединенной промышленной корпорации (в нее входил банк). – За отсутствие бумажки предусмотрена административная ответственность, а при ее наличии – уголовная».

Зачастую руководство банков, у которых отозвана лицензия, вело рискованную деятельность на грани или за гранью закона, говорит партнер FMG Group Михаил Фаткин: «Они могут необоснованно выдавать кредиты, заключать фиктивные сделки, выдавать и принимать векселя, а также другие ценные бумаги. Для каждой сделки банки вынуждены оформлять документы – от протоколов кредитных и рисковых комитетов до конкретных договоров и распоряжений на осуществление перевода». Документы содержат сведения о том, кто лично согласовал, подписал, принял решение, продолжает он, и это используется для расследования уголовных дел. Они охраняются от выноса из банков и копирования – вовне попадают только периодическая отчетность, проводки по счетам регулятора, фискальная отчетность и легальные договоры и другие банковские документы клиентов, перечисляет Фаткин. «Не трудно сделать вывод, что причина уничтожения документов – это уничтожение доказательной базы совершения противоправных действий. Без документов следственным органам будет затруднительно возбудить уголовное дело в отношении конкретных лиц, а АСВ как ликвидатору банка – оспорить сделки и вернуть выведенные активы в конкурсную массу», – заключает он.

Уступку прав требований можно оспорить, но при использовании схемы «утраты» оригиналов документов их розыск затруднителен и уже ведется, как правило, правоохранительными органами, говорит представитель ЦБ. Уничтожение первичных документов и кредитных досье затрудняет судебную работу по взысканию задолженности, признает представитель АСВ, но замечает, что это тем не менее не препятствует ее проведению. Агентство подает исковые заявления на основании копий имеющихся документов, косвенных доказательств выдачи кредитов, говорит он.

Больше всего страдают клиенты, которым приходится доказывать временной администрации и АСВ, что они вели дела с банком или размещали в нем средства. Причем постепенно банкиры свыклись с мыслью, что ведение двойной бухгалтерии в отношении вкладчиков позволяет относительно безнаказанно привлекать любой объем средств и выводить их, не отражая на балансе. Сотрудники ЦБ и АСВ говорят, что в прошлом году участились находки «тетрадок», или «вкладышей», – вкладов, не учтенных в реестре. В 2016 г. с помощью двойной бухгалтерии было похищено 57,3 млрд руб. у 69 000 вкладчиков. Самым крупным случаем в прошлом году стал Арксбанк, который спрятал 35 млрд руб. вкладов, – официально банк отражал лишь 4 млрд руб. В Арксбанке работали сотрудники Мособлбанка, ставшего в 2013 г. рекордсменом по забалансовым вкладам: он спрятал 76 млрд руб. от 350 000 вкладчиков.

Осенью прошлого года зампред ЦБ Ольга Полякова (тогда еще начальник ГУ ЦБ по ЦФО) предлагала создать реестр вкладчиков, к которому каждый владелец депозита получит доступ. АСВ ее в этом начинании поддержало. Осталось понять, поможет ли это банкам и в дальнейшем утаивать правду о своей работе от ЦБ.