Финансы
Бесплатный
Дарья Борисяк|Анна Холявко
Статья опубликована в № 4339 от 09.06.2017 под заголовком: Удвоение еврооблигаций

Российские евробонды снова в моде

Сумма размещений удваивается второй год подряд

Российские компании за пять месяцев этого года заняли в евробондах $12,9 млрд – почти столько же, сколько за весь предыдущий год (см. инфографику), выяснила PwC. Ее аналитики насчитали 23 сделки, крупнейшая – у «Норникеля» ($1 млрд), средняя сумма – $561 млн.

Рынок еврооблигаций для российских эмитентов вновь открылся в середине 2016 г., по итогам которого компании разместили бумаг в 2,5 раза больше, чем в 2015 г.

Оптимизм иностранных инвесторов пока не исчерпан, говорит главный экономист БКС Владимир Тихомиров: «У них сложилось мнение, что с приходом новой администрации США отношения в мире потеплеют – это в их глазах уменьшило риск вложения в российские активы. Во-вторых, сейчас развивающиеся рынки бурно растут и это удачный момент для размещений». У западных инвесторов большой аппетит к риску, хотя санкции его немного портят, согласен директор по исследованиям и аналитике Промсвязьбанка Николай Кащеев, а российские эмитенты стремятся занять подешевле, пока ставки не выросли: «Рублевые деньги достаточно дорогие, а на зарубежных рынках сейчас выгодно занимать». В банках ставки валютных кредитов все равно выше, кроме того, они требуют залоги, объясняет Тихомиров.

«Рынок [в начале года] был неплохой, рубль стабильный, ставки хорошие – исторический минимум спредов к US Treasuries. Многие решили разместиться в ожидании того, что вскоре ФРС поднимет ставки», – говорит Алексей Чухлов, финансовый директор Альфа-банка, весной разместившего евробонды. Большие корпорации, по его словам, размещались, чтобы удешевить финансирование, а банки – скорее для получения квазикапитала (бессрочные бонды учитываются при расчете норматива достаточности капитала. – «Ведомости»).

«Северсталь» в феврале разместила евробонды на $500 млн под 3,85% годовых – рекордно низкая ставка для компании, говорит ее представитель. Средства пойдут «на общекорпоративные нужды и обслуживание текущего долга», сказал он. О том же рассказывает представитель «Норникеля»: «Выпуски еврооблигаций в этом году позволили нам оптимизировать долговой портфель по стоимости и срокам. Более того, компании удалось добиться самой низкой ставки купона за всю историю размещений «Норникеля» на международных рынках капитала. Вырученные средства будут направлены на общие корпоративные цели и капитальные затраты». Цель размещения рублевых евробондов РЖД – рефинансирование займов и финансирование инвестпрограммы, говорит представитель компании. Евробонды длиннее и дешевле кредита, а также позволяют диверсифицировать портфель заимствований, объясняет он.

Рост заимствований в евробондах нельзя объяснить только экономическим ростом и дополнительными инвестициями, констатирует главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова, так российские эмитенты стали замещать плановые рублевые кредиты: «Для банков были достаточно хорошими 2014–2015 годы, когда компании замещали внешнее финансирование внутренним. Сейчас идет обратное движение, это возврат к докризисным позициям».

Во многом это рефинансирование выпущенных во время бума 2013 г. еврооблигаций со сроками погашения в 2018–2019 гг., добавляет партнер PwC Рустем Терегулов. Компании рефинансируют публичный долг на рынке евробондов, согласен аналитик ING Егор Федоров. Это рефинансирование, уверен Тихомиров: евробонды сейчас дешевле кредитов или другого вида финансирования.

В последние месяцы, несмотря на возросшее предложение, спрос инвесторов не стихает, что позволяет компаниям достичь довольно привлекательных условий, объясняет Терегулов, некоторые эмитенты, планировавшие рефинансироваться позднее, решили воспользоваться горячим рынком и выходить на сделки этой весной.

Открывшееся окно для размещений – плохая новость для российских банков, отмечает Орлова.

Им приходится жертвовать маржей, чтобы сохранять конкурентоспособность. «У банков ситуация действительно так себе: у большинства крупных игроков избыточная ликвидность и пассивы растут быстрее, чем активы. Да и вопрос с активами непростой – бизнес наконец начал проявлять интерес к инвестициям, но из стагнации экономика пока не вышла, а риски по-прежнему высокие», – говорит Кащеев.

С начала года кредитование компаний с учетом валютной переоценки выросло всего на 0,1%, следует из данных ЦБ.

Спроса на кредиты со стороны качественных заемщиков сейчас нет, особенно среди крупных компаний, констатирует аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай. Он считает, что даже низкая процентная ставка не вызовет всплеска кредитования, потому что слабый рост экономики связан не с монетарными барьерами, а со структурными. «Тот рост корпоративного кредитования, который есть, обусловлен в большей степени факторингом, т. е. финансированием малого и среднего бизнеса. Спрос на кредиты со стороны крупных компаний может возникнуть ближе к концу года, если ЦБ значительно снизит ключевую ставку, например до 7,5%», – заключает он.

В подготовке статьи участвовали Виталий Петлевой, Александра Терентьева