«Дочке» Газпромбанка в Швейцарии запретили привлекать частных клиентов

Решение принято по итогам проверки, начатой после публикации «панамских бумаг»
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Управление по надзору за финансовыми рынками Швейцарии Finma запретило швейцарской «дочке» Газпромбанка, Gazprombank (Switzerland) Ltd., привлекать новых частных клиентов. Это связано с «серьезными» недостатками в противодействии отмыванию денег, говорится в сообщении регулятора. Новых частных клиентов «дочке» Газпромбанка запрещено принимать «до дальнейшего уведомления».

Finma начало расследование в отношении более чем 30 швейцарских банков в 2016 г. после публикации «панамских бумаг». В частности, регулятор проверял исполнение «дочкой» Газпромбанка требований антиотмывочного due diligence во взаимоотношениях с клиентами, использовавшими офшорные компании.

По итогам проверки регулятор пришел к выводу, что с 2006 по 2016 г. Gazprombank (Switzerland) Ltd. серьезно нарушал требования о защите от отмывания денег. Например, в некоторых случаях банк не сохранял необходимые документы о сделках или недостаточно тщательно проверял транзакции. Кроме того, иногда банк не сообщал о подозрительных сделках в Управление Швейцарии по борьбе с отмыванием денег (MROS).

Многие из выявленных нарушений были допущены до того, как владельцем швейцарского банка стал Газпромбанк, уточняет Finma. Газпромбанк купил 100% швейцарского Русского коммерческого банка в 2009 г. и на следующий год переименовал его в Gazprombank (Switzerland) Ltd. С тех пор банк принял различные меры для улучшения управления рисками. Тем не менее ему необходимо пересмотреть и при необходимости изменить процессы борьбы с отмыванием денег, констатировал регулятор.

Finma намерено следить за исполнением этих мер и назначило внешнего аудитора для контроля, отмечается в сообщении.

Ограничение Finma окажет несущественное влияние на бизнес, говорится в сообщении Газпромбанка: «Банк в первую очередь занимается корпоративными клиентами». Меры госрегулятора касаются же исключительно отношений банка с частными клиентами и относятся к периоду до покупки Газпромбанком в 2009 г., подчеркивается в нем. Если стратегия банка в будущем изменится в сторону расширения бизнеса с частными клиентами, банк обратится в Finma за разрешением, уточняется там же.

«Панамские бумаги» (Panama Papers) - это расследование, которое весной 2016 г. опубликовали Международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ), Центр по исследованию коррупции и оргпреступности (OCCRP) и СМИ по всему миру. Расследование было основано на данных из базы панамской юридической компании Mossack Fonseca, занимавшейся регистрацией офшоров.

В числе тех, кто попал в расследование, оказался давний друг президента России Владимира Путина виолончелист Сергей Ролдугин. Авторы расследования называли Ролдугина реальным бенефициаром офшорной компании International Media Overseas. Из материалов Mossack Fonseca следовало, что через эту компанию Ролдугин, в частности, владел существенной долей в операторе медиарекламного рынка «Видео интернешнл».

International Media Overseas имела счет в Gazprombank Switzerland, следовало из расследования. При этом при открытии счета администраторы офшора указали, что Ролдугин не является «политически значимым лицом» (Politically exposed person), не знаком и не связан ни с каким лицом, принимающим политические решения.

К «политически значимым лицам» в мировой практике относят действующих и бывших госслужащих, руководителей госкомпаний и политиков, а также их родственников и людей из ближайшего окружения. Финансовые операции таких людей нуждаются в повышенном контроле, поэтому даже регистраторы трастов в офшорах обязаны собирать и хранить сведения о своих клиентах из числа «политически значимых лиц». Они должны запрашивать данные о происхождении средств, ежегодно проводить проверку операций и отслеживать изменение статуса клиента.

Сам Ролдугин, комментируя «панамские бумаги», говорил в эфире телеканала «Россия 1», что тратит имеющиеся у него деньги на помощь молодым музыкантам. По его словам, изначально он был вынужден «клянчить у всех, у кого мог, потому что инструменты стоят дорого». Потом, по его словам, меценаты предложили ему «небольшую долю в бизнесе», чтобы он мог иметь «собственные деньги на поддержку великой русской музыкальной школы».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more