Статья опубликована в № 4534 от 27.03.2018 под заголовком: Верховный суд защитил вклад

Верховный суд защитил вкладчика от АСВ

Он отменил решения судов по делу вкладчика, который успел снять деньги незадолго до краха банка, – сделки оспаривало АСВ
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Верховный суд России в понедельник отменил решения нижестоящих судов и вернул на новое рассмотрение дело вкладчика банка «Унифин» Рашита Сайфутдинова. Тот снял деньги со счета за четыре дня до отзыва лицензии у банка, выдачу ему денег успешно оспорило Агентство по страхованию вкладов (АСВ).

11 февраля 2016 г. Сайфутдинов получил в кассе банка $39 850, 25 350 евро и 2,6 млн руб., 15 февраля Центробанк отозвал у банка лицензию. АСВ, как конкурсный управляющий банка, сочло, что Сайфутдинову было оказано предпочтение перед другими кредиторами банка – на момент выдачи денег «Унифину» уже не хватало средств, чтобы исполнять поручения других клиентов, говорится в материалах дела. Суды позицию АСВ поддержали.

Вкладчик оспорил их решения в Верховном суде: деньги он получил 11 февраля, а заявку подал 26 января. Кроме того, сказано в материалах дела, банк не исполнял требований юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а вкладчик – кредитор первой очереди, так что о предпочтении говорить нельзя. Сайфутдинов не знал о финансовых проблемах банка, заверил представитель вкладчика «Интерфакс», а деньги снял на покупку квартиры.

Дело Сайфутдинова далеко не единственное в таком роде: АСВ массово оспаривает снятие денег вкладчиками обанкротившихся банков, сообщал «Коммерсантъ» и называл Военно-промышленный банк и Татфондбанк.

Представители АСВ и Верховного суда «Ведомостям» не ответили.

АСВ оспаривает выдачу денег, когда подозревает, что отдельному кредитору банка оказано предпочтение, и таким образом исполняет закон, который трактует эту деятельность как обязанность конкурсного управляющего, говорила в феврале директор экспертно-аналитического департамента АСВ Юлия Медведева. Если агентство не будет исполнять эти обязанности, к нему могут быть предъявлены иски о компенсации ущерба, причиненные бездействием, объясняла она: «При принятии решения об обращении в суд агентство не оспаривает все подряд, а очень внимательно отбирает действительно сомнительные операции и сделки». С 2015 по 2017 г. АСВ выявило случаи предпочтительных расчетов с кредиторами в 160 из 195 обанкротившихся банков, в основном в интересах физических лиц, подчеркивала Медведева. Число исков, которые агентство подало, подозревая предпочтение при расчетах с кредиторами, не превышает 2–3% от количества кредиторов первой очереди, сообщала она, а оспаривание сомнительных сделок за последние три года пополнило конкурсную массу почти на 7 млрд руб. живых денег.

Тотальное признание недействительной выдачи средств вкладчикам не соответствует смыслу нормы закона о банкротстве, в которой говорится о предпочтениях при сделках с кредиторами, считает партнер юридического бюро «Падва и Эпштейн» Антон Бабенко. «Как правило, такие операции для банка – это действия, характерные для обычной хозяйственной деятельности и совершенные в отношении лиц, не осведомленных об обстоятельствах неисполнения обязательств перед другими кредиторами банка», – объясняет он.

Если АСВ обнаруживало признаки предпочтения при сделках с отдельными клиентами, перед агентством открывались широкие возможности их оспорить, замечает партнер юридической компании «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин, и оспаривало их АСВ вне зависимости от имевших место обстоятельств, иногда свидетельствовавших об отсутствии оснований для оспаривания. «Впрочем, я не уверен, что это решение суда означает поворот негативной практики и существенно поможет иным вкладчикам», – говорит он.

Вряд ли после этого решения Верховного суда практика изменится и суды перестанут признавать недействительными подобные сделки, соглашается партнер коллегии адвокатов «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская: «Очень важно, на что именно Верховный суд обратил внимание суда при новом рассмотрении, что им нужно исследовать».

«Скорее всего, нижестоящим судам нужно будет убедиться, что при удовлетворении требований предпочтение было оказано кредиторам именно первой очереди, – говорит Тарнопольская. – Потому что, если банку хватает средств на выплаты кредиторам первой очереди, возврат денег физического лица в конкурсную массу не имеет смысла: он вернет их банку, получит сначала страховые 1,4 млн руб., а потом и оставшуюся сумму как кредитор первой очереди».

Не исключен и другой вариант, замечает она: Верховный суд обязал суды дать оценку взаимо-связанности требования о выдаче наличных и самой выплаты, намекая, что такие операции нельзя рассматривать отдельно. Это менее вероятно, признает Тарнопольская: «На практике такие случаи не носят массового характера».

Решение Верховного суда может иметь значение при рассмотрении дел других вкладчиков, считает партнер «Ионцев, Ляховский и партнеры» Игорь Дубов, все зависит от мотивировочной части и той позиции, которую сформулировал Верховный суд: если средства были перечислены вкладчику, когда банк уже не справлялся с обязательствами, но только перед юридическими лицами, то говорить, что физическому лицу при удовлетворении его требований дано было преимущество, очень сложно.

Верховный суд рассмотрел конкретный спор и вынес судебный акт с учетом обстоятельств конкретного дела, подчеркивает партнер компании «НАФКО-консультанты» Ирина Мостовая, это не станет основанием для пересмотра других споров вкладчиков банков-банкротов с АСВ. «Позицию Верховного суда нижестоящие суды учтут при рассмотрении споров данной категории, особенно если обстоятельства дел будут схожи, – уверена она. – Можно рассчитывать, что суды обратят внимание на позицию Верховного суда, которой уже давно все ожидали».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more