Статья опубликована в № 4570 от 21.05.2018 под заголовком: Три эпизода из жизни Россельхозбанка

Что стало с Россельхозбанком при Дмитрии Патрушеве

Новый министр сельского хозяйства разобрался с частью старых проблем банка, но так и не смог превратить его в универсальный

Новый министр сельского хозяйства России Дмитрий Патрушев, сын секретаря Совета безопасности России Николая Патрушева, проработал предправления Россельхозбанка восемь лет, с мая 2010 г. Тогда ему было 34 года. До этого в другом госбанке, ВТБ, он работал старшим вице-президентом: отвечал за работу с крупными госкомпаниями.

Эпизод 1. Зачистка кадров

Дмитрий Патрушев быстро сменил руководителей большинства филиалов банка. «Против 11 из тех, кого мы заменили, возбуждены уголовные дела», – рассказывал он «Ведомостям» в 2014 г. Всего было возбуждено 1500 уголовных дел, 68 – против сотрудников банка, остальные – против клиентов. Общий ущерб от их действий Патрушев оценил в 23,5 млрд руб.

Проблемы банка формировались долго и достались Патрушеву по наследству, говорит директор группы банковских рейтингов АКРА Александр Проклов. При нем Россельхозбанк стал более прозрачным, сильно изменились принципы внутреннего управления и подходы к анализу рисков, банк консолидировался и перестроил принципы управления филиалами.

Патрушев замкнул на головной офис риск-менеджмент, службу безопасности и внутреннего контроля, уменьшил полномочия филиалов. Прежде без согласования с головным офисом они могли выдать до нескольких миллиардов рублей, жаловался он в интервью «Ведомостям»: «Наши шаги по централизации рисков, безопасности, внутреннего контроля позволили нам в 2013 г. предотвратить возможный ущерб на сумму около 100 млрд руб.».

Эпизод 2. Расчистка баланса

Другая проблема, с которой пришлось столкнуться команде Патрушева, – необходимость создать огромные резервы под проблемные активы, продолжает Проклов. Капитал на эти цели государство выделяло постепенно, всего с 2010 г. – 278,6 млрд руб., а отчисления в резервы по МСФО составили 403,7 млрд руб.

С приходом Патрушева Россельхозбанк сосредоточился на возврате проблемных кредитов, выданных прежней командой, и доначислении резервов, согласна с Прокловым аналитик Moody’s Ольга Ульянова, эта задача не решена до конца, но достижения заметны: доля проблемных кредитов (включая кредиты под наблюдением) снизилась до 18% кредитного портфеля на начало 2018 г. с 27% на начало 2013 г., а доля покрытия их резервами выросла с 31 до 58% за те же пять лет. «Быстро нарастить новый, более здоровый кредитный портфель банк не смог – этому помешали как неблагоприятные макроэкономические условия, так и состояние самого банка», – объясняет Ульянова.

Эпизод 3. С чистого листа

Россельхозбанк при Патрушеве стал более устойчивым и с точки зрения ресурсной базы: заместил дорогое зарубежное фондирование депозитами клиентов. «С одной стороны, в этом состояла стратегия банка, с другой – сказались и санкции США», – объясняет Ульянова.

Патрушев хотел сделать Россельхозбанк универсальным, чтобы он ассоциировался не только с кредитованием сельского хозяйства («Росколхоз», как называли его на рынке), доля которого в кредитном портфеле в 2014 г. была 80%, а до этого и 90%, – стратегия новой команды предполагала снизить ее до 70%. К концу 2017 г. она была 48%.

Преемнику Патрушева придется решать все те же проблемы, уверена Ульянова: расчищать баланс, выводить банк на устойчивую прибыль и снижать стоимость фондирования – оно хотя и стало локальным, но по-прежнему дороже, чем у других госбанков.

Сейчас банк находится в той стадии, когда ему нужно демонстрировать рост процентной маржи и выходить на прибыль, замечает Проклов. Отчасти это вопрос бизнес-модели: с одной стороны, Россельхозбанк сохраняет политический мандат банка кредитования агропромышленного комплекса, с другой – он должен развиваться как универсальный банк и в такой модели не может быть планово убыточным, заключает он.

Читать ещё
Preloader more