Статья опубликована в № 4769 от 07.03.2019 под заголовком: Банки не отмываются

Кто лучше всех в мире следит за отмыванием денег через банки

В Европе надзора почти нет, свидетельствуют расследования о выводе денег из России

Серия сообщений о масштабных операциях по скрытому выводу из России и других стран бывшего СССР миллиардов долларов через европейские банки подняла вопрос об эффективности надзора. Выясняется, что в Европе следить за отмыванием денег особо некому, в России регуляторы активизировались лишь в последние годы, а самый эффективный мировой финансовый полицейский – США.

Доклад Проекта по расследованию организованной преступности и коррупции (OCCRP) пролил свет на то, как западноевропейские банки использовались для операций с деньгами из бывших советских республик, которые можно счесть как минимум подозрительными, а нередко и криминальными. OCCRP выявил сеть из 70 офшорных фирм, подконтрольных инвестбанку «Тройка диалог», которые в 2006–2013 гг. помогли вывести из России $4,8 млрд.

С прошлого года бушует скандал с крупнейшим банком Дании Danske Bank, который стоил ему половины капитализации. В последние недели фигурантами расследований и заявлений о возможном отмывании стали банки многих европейских стран. Многие операции, которые западные СМИ теперь именуют не иначе как «прачечная «Тройки», проводились через банки в странах Балтии, в том числе через местные подразделения западных банков.

Как сквозь пальцы смотрели

Как ни удивительно, но эти операции не вызвали подозрений у европейских регуляторов. Панъевропейские ведомства есть – ЕЦБ, Европейское банковское управление. Но надзором занимаются национальные органы стран ЕС, а единых стандартов нет. «Парадокс: есть единый рынок со свободным движением капитала и услуг, но 28 различных антиотмывочных систем, – приводит Bloomberg мнение Джеппе Кофода, члена Европейского парламента от Дании. – Финансовый сектор настолько взаимосвязан и транснационален, что бессмысленно иметь столь фрагментированную систему». 

Вопрос о создании единого европейского органа финансовой полиции, который, в частности, боролся бы с отмыванием денег, никогда всерьез не рассматривался. Последний раз создать единое ведомство по борьбе с отмыванием предлагал бывший директор ЕЦБ по надзору Даниэль Нуайе в октябре: «Вы в сложном положении, если вы маленькое ведомство в маленькой стране, с ограниченным опытом и квалификацией и к тому же рядом с вами – крупный сосед, склонный к проведению сомнительных операций».

Разный подход

Яркий пример здесь – история с эстонским филиалом Danske Bank, через который за восемь лет прошло 200 млрд евро из России и стран СНГ.

Анализом операций по отмыванию в эстонском Управлении по финансовому надзору (FSA) занимались два человека (один – на полставки). Но европейские директивы не позволяли им даже заходить в банк без разрешения регуляторов Дании, так как подразделение было филиалом, а не местной «дочкой» Danske. Они ничего не могли сделать, даже когда ЦБ России пожаловался FSA, что люди из его черного списка регулярно всплывали как клиенты эстонского филиала. В 2007–2014 гг. FSA направило датским регуляторам шесть писем с предупреждениями, сообщала WSJ. Но последних в штаб-квартире Danske заверяли, что регулярно проверяют филиал.

Лучше всего с нарушениями в европейских банках борются США. Именно они, а также Великобритания наказали Deutsche Bank почти на $630 млн за зеркальные сделки для российских клиентов на $10 млрд; Германия лишь назначила в банк внешнего контролера. Франция в 2017 г. оштрафовала BNP Paribas на 10 млн евро за слабый контроль за отмыванием, а США тремя годами раньше – на $8,9 млрд за отмывание и нарушение санкций в отношении Кубы, Ирана и Судана. В 2012 г. британский HSBC заплатил в США $1,9 млрд. США также ведут расследование в отношении Danske, анализировали нарушения антиомывочного законодательства в ING, за которые тот в октябре 2018 г. заплатил 775 млн евро – на этот раз ведшей расследование прокуратуре Нидерландов.

В феврале 2018 г. хватило одного заявления министерства финансов США, чтобы закрылся латвийский банк ABLV. Отмывание денег для клиентов из России, Украины, Азербайджана и Северной Кореи было основной деятельностью ABLV, заявил тогда минфин США. 

Предмет гордости

Российскому антиотмывочному закону в августе исполнится 18 лет, но всерьез регуляторы стали бороться с нарушениями в этой сфере недавно. Самым громким фигурантом зачистки стал Мастер-банк, лишенный лицензии в ноябре 2013 г. Банк участвовал в сомнительных операциях (ЦБ оценивал их в 200 млрд руб.) минимум 10 лет, масштабы его теневой деятельности «неприятно поражают», говорил тогда представитель ЦБ.

Борьба с банками, занимающимися такой деятельностью, – предмет особой гордости руководства ЦБ, указывали аналитики Центра развития Высшей школы экономики. По итогам 2013 г., когда регулятор начал борьбу с выводом и обналичиванием средств, размер сомнительных операций сократился почти в 1,5 раза – до $26,5 млрд, за январь – август 2018 г. он составил лишь $123 млн. При этом за 2018 г. нарушения антиотмывочного закона стали причиной отзыва лицензий у банков в 58,3% случаев (35 из 60).

Банки, подозреваемые в отмывании денег из России и стран бывшего СССР

Читать ещё
Preloader more