Читайте также
«Самое сложное – формировать экопривычки»: москвички рассказали о своей жизни без пластика и мусора
«Я совсем не люблю мусор»: как француз создал экокоммуналку в Москве
Мертвое дело. Почему отсутствие проблем — это плохой знак?

«Учись, ни на кого не смотри». Успешные истории выпускников детских домов, поступивших в московские вузы

Теперь они вдохновляют своим примером других детей-сирот
Vasily Koloda / Unsplash

Согласно федеральному банку данных, в российских детдомах сейчас живет более 40 500 детей. По статистике, подавляющее большинство воспитанников хотели бы получить среднее образование, порядка 5% – поступить в 10 класс и только 1% – продолжить учебу в высшем учебном заведении. «Город» рассказывает истории двух выпускников детских домов, которые, пройдя нелегкий жизненный путь, смогли поступить в московские вузы и теперь вдохновляют своим примером других детей-сирот.

Лера Лазарева, МПГУ, 3 курс

Институт детства, факультет начального образования

Лера Лазарева / Личный архив

Детство Леры прошло в Кировской области. Уже в возрасте 7 лет ей пришлось взять на себя ответственность за двух младших сестер. Из-за сложной ситуации в семье Лере постоянно приходилось думать, чем накормить девочек. Зачастую это была просто жидкая баланда из найденной дома картошки. Когда есть было совсем нечего, Лера вела сестер к тете, которая их кормила и укладывала спать. На утро дед или отец забирали всех троих обратно. После того как родителей девочек по очереди лишили прав на детей, сестры попали в школу-интернат.

Желание учиться на педагога появилось у Леры еще в начальной школе, и к 11 классу она уже твердо решила поступать в университет. Бывший директор детдома посоветовал поехать в столицу, а один из менеджеров образовательной программы для детей-сирот порекомендовал рассмотреть МПГУ. Лера сама нашла социального педагога, которого попросила сопроводить ее в поездке в Москву, а деньги на билет сняла со сберегательной книжки, куда перечислялись алименты от родителей.

«Мы приехали в последний день подачи документов. По баллам я была на первом месте, и мне сразу сообщили, что я поступила», – вспоминает Лера.

Первый год в Москве прошел непросто: после стольких лет, проведенных в тесном кругу воспитанников школы-интерната, нужно было адаптироваться к самостоятельной жизни в общежитии в большом городе. Учиться пользоваться банковской карточкой, эскалатором и коммуникации с новыми людьми. Некоторые вещи пришлось познавать на ходу. «Иногда я могла взять вещи соседки, например тазик, тарелку или вилку, и только потом понять, что надо было спросить. Было неудобно перед ней. У нас в детском доме все было общее: кто хотел, тот и брал, мы даже не обращали на это внимания», – рассказала Лера.

Сегодня девушка уже успешная студентка 3 курса факультета начального образования Института детства МПГУ, идет на красный диплом. Свое будущее она хочет связать с работой с детьми, в том числе с инклюзивным образованием. «Это очень сильно пересекается с моим личным опытом, и, может, где-то в душе находятся отголоски помощи именно таким детям», – подчеркивает студентка.

Лера признается, что именно с переездом в Москву к ней пришла уверенность в том, что можно достичь чего-то большего, пробовать новое. Подпитывают новыми идеями и однокурсницы. «Они из полноценных семей, и все чем-то в детстве занимались. Одна в совершенстве владеет английским, другая успешно занимается танцами. Я спрашиваю их: «Откуда?» Отвечают, что «родители в детстве водили». У нас в интернате такого не было… Иногда немножко обидно, и чувствую себя неловко», – говорит Лера, добавляя, что, когда у нее появится ребенок, он обязательно будет ходить на все кружки, какие захочет.

Студентка признается, что при поступлении ей очень пригодились советы бабушек, которым она помогала, еще будучи в школе-интернате. «Одна говорила не бояться, идти вперед, при этом не быть наглой, но всегда спрашивать. Вспоминаешь эти слова и идешь сквозь чужие глаза, преодолевая стену некомфорта, и понимаешь, что ничего страшного и не было, – говорит Лера. – В жизни нужно рисковать, нужно пробовать. И если не попробовать, ты потом начинаешь жалеть об этом».

Часто выпускники детских домов чувствуют себя растерянно и одиноко, поэтому заводят ранние, не всегда благополучные отношения, некоторые из них начинают злоупотреблять алкоголем или пускаться в другие тяжкие. Нередко даже поступившие в вузы бросают учебу ради работы, понимая, что там можно получить гораздо больше, чем стипендию.

«Мне кажется, иногда не хватает взрослого, который подскажет. Человек выпускается, и он совершенно один со своим мнением, – рассуждает Лера. – Когда ребенок из полноценной семьи поступает в вуз, он все равно с кем-то в сопровождении, каждый вечер он едет к родителям, чем-то делится, ему что-то советует, или он может им позвонить и спросить».

В свои 19 лет Лера уже полностью себя обеспечивает, подрабатывает после учебы и вдохновляет других ребят в похожих ситуациях на смелые решения. «Мне кажется, нужно внутренне принять, что важно выйти из зоны комфорта и перейти эту черту. Посмотреть на себя, понять, чего ты хочешь добиться, и постоянно держать это в голове», – считает Лера.

Максим Пенкин, РАНХиГС, 1 курс

Институт общественных наук, направление медиажурналистика

Максим Пенкин / Личный архив

«Когда я жил с бабушкой, смотрел программы по телевизору про детей из детских домов и хотел узнать, как они там живут. Но не знал, что эта мысль так материализуется», – рассказывает Максим. В детский дом он попал в 13 лет вместе с младшим пятилетним братом, когда их бабушка умерла от рака. На тот момент родители уже были лишены родительских прав, а родственники написали отказные.

Первые впечатления от детского дома в Кировской области у Максима были смешанными. «Первое, что я подумал: это очень похоже на лагерь. Но впечатление было ошибочным», – рассказывает парень. После жизни с бабушкой сложно было привыкнуть мыться с другими детьми в общем душе. «Холодно, один душ, все в тазиках, мыться с большим количеством детей, когда воспитатели ходят, смотрят и всех считают, было очень некомфортно», – вспоминает Максим. Тяжело было и расставаться с сотовым телефоном, который в интернате выдавали только на 4 часа в день.

В 10 классе Максим стал задумываться о приемной семье, больше ради будущего для младшего брата, чем для себя. Сначала социальные педагоги его отговорили, но позже, узнав о том, что есть успешный опыт усыновления взрослых детей, он все же озвучил это желание другому педагогу в образовательном кампусе. Через месяц их с братом забрала в семью тетя Света, ребята переехали в Москву.

Вынашивать идею о поступлении в столичный вуз Максим стал еще в детском доме, когда один из учителей постоянно приводил в пример бывшую воспитанницу, успешно поступившую в РУДН. Закончив 11 класс в новой школе, он подал документы сразу в несколько высших учебных заведений: ВГИК, РУДН, ГИТР и РАНХиГС. Финальный выбор пал на направление журналистики в РАНХиГС. «Там было всего 2 бюджетных места, я был на пятом. Но так получилось, что все, кто был выше меня по списку, не подали согласие, и я прошел, – рассказывает Максим. – Не помню своих эмоций в тот момент, все было очень смешанно, но я был очень рад. Ни один из моих одноклассников в детском доме не поступил в высшее учебное заведение».

Уже в первый год обучения в вузе Максим не только укрепил веру в себя, но и стал вытаскивать кровных родителей из неблагополучного положения. Ему удалось уговорить их устроиться на работу в Москве, теперь они приезжают в столицу трудиться вахтовым методом и выплачивают детям алименты.

Тем не менее Максим по многим вопросам обращается к приемной маме. Ей же он первой сообщил новость о зачислении в вуз. «Всегда советуюсь с тетей Светой, она мне помогает сориентироваться и принять правильное решение. Она научила меня тому, что всё нужно перепроверять. Научила копить деньги, теперь я откладываю 10% от стипендии и то, что не потратил за месяц», – говорит Максим.

Видя успешный пример Максима, ему пишут бывшие одноклассники из детского дома с вопросами, что сделать, чтобы получилось так же? По мнению студента, каждому выпускнику детдома нужен взрослый, который поможет выбрать правильный путь. «Этим ребятам нужно иметь свою тетю Свету, которая поддержит, что бы ни случилось. Нужны наставники. Люди, которые будут безвозмездно помогать во всем, с кем можно посоветоваться», – считает Максим.

Получив непростой жизненный опыт, Максим не считает, что детям из детских домов труднее при поступлении. По его мнению, главное – помочь социализироваться таким детям, потому что после жизни в закрытом учреждении выйти в большой мир – задача не из легких. «Не думал, что я когда-либо это скажу, но я благодарен детскому дому только потому, что у меня появился стержень. Я стал себя чувствовать более уверенно. Мне всегда говорили: «Учись, ни на кого не смотри, просто учись». Мне в детстве это вдолбили, я начал учиться и все», – говорит он.

По окончании первого курса Максим получил много комплиментов от одногруппниц о том, что за этот год у него «произошел апгрейд» и он «изменился на все 100%». Студент считает, что преобразования произошли под влиянием нового окружения. Теперь он ставит перед собой большие цели, хочет связать жизнь с шоу-бизнесом, а также помогает другим ребятам из детских домов преодолеть тот путь, который прошел сам.

В России несколько благотворительных фондов проводят программы социализации и профессиональной ориентации для детей из детских домов. Старшеклассникам помогают готовиться к ОГЭ и ЕГЭ, проводят тренинги и образовательные мероприятия, на которых дети могут определиться с будущей профессией, научиться финансовому планированию, эффективным коммуникациям и навыкам брать на себя ответственность.

Специалисты отмечают, что важно не просто помочь выпускникам детских домов найти желаемую профессию, но и позволить им трезво оценить свои возможности. Дети должны для себя понять, какие цели перед ними стоят и как их достигнуть, в том числе сделать первый серьезный шаг – поступить в вуз.

Самое популярное
Наш город
В Москве завершается благоустройство дворов, которые придумали жители
Два первых двора, спроектированных москвичами вместе с архитекторами, появились в Лосиноостровском и Кузьминках
Другие города
Суздаль одушевленный. Каким будет город к своему тысячелетию в 2024 году
Возродить территорию, сохранив ее уникальное историческое наследие
Наш город
Гид Michelin в Москве: как звезды влияют на шефов — и на город
Мишленовский ресторан удорожает недвижимость в округе на 0,5%
Гараж
Бюджетная роскошь. Проверяем в деле новую Hyundai Creta
Тьма интеллектуальных помощников, цифровая приборная панель и дистанционный контроль
Свободное время
После прочтения сжечь. «Королевская игра» со звездой сериала «Тьма» Оливером Мазуччи
«Многослойный, одновременно жесткий и сентиментальный фильм о том, как шахматы могут спасти жизнь, но и лишить рассудка»
Наш город
Гастромаркеты захватили Москву
«Пандемию можно сравнить с сильным ветром, сдувающим лишнюю пену на кружке пива»
Умный город
Еда на дом. Москвички рассказали о переходе на питание с доставкой
«Для меня важно разнообразие, но я не умею готовить»
Наш город
Поселение Московский: кусочек природы среди высоток и автострад
Сочетание современной городской инфраструктуры и природного ландшафта
Умный город
Хайтек на кухне. Способны ли технологии сделать из вас шеф-повара
Инженеры продолжают разрабатывать удивительные кухонные гаджеты и приборы
Наш город
Блюда со всех сторон света и еда с претензией на звезды Michelin
В столице стартовал 16-й Московский гастрономический фестиваль
Наш город
Гастрономические революции
Еда и наше к ней отношение: что изменилось за 20 лет
Наш город
Маленькая Индия: в Отрадном открыли новую фестивальную площадку
Совершить путешествие к Тадж-Махалу, не выезжая из Москвы
Свободное время
Играй пока молодой, папа. Почему сериал «Игра в кальмара» – это корейский «Колл-центр»
«Этот корейский сериал покорил, кажется, всех»
Наш город
Гибридный тигр Степан и открытие полнокупольного театра в Планетарии — хорошие новости недели
Что позитивного случилось в столице
Свободное время
Ближе к звездам
Где можно увидеть космические артефакты