Читайте также
Как бывший автогонщик после травмы стал предпринимателем, а потом вернулся в гонки
«Москва полна возможностей. Просто бери и работай». Гуляем по столице с основателем «Алгоритмики» Андреем Лобановым
«Секретное место нарушения запретов»: Александр Цыпкин о феномене Патриков и не только

«Горы – это кнопка Reset»: президент «Летово» — о своем хобби

Михаил Дмитриев — о рисках на высоте и эмоциональной нагрузке в горах и в бизнесе
Личный архив

Михаил Дмитриев – выпускник мехмата МГУ и бизнес-школы Harvard – 17 лет проработал в консалтинговой компании McKinsey, пройдя путь от бизнес-аналитика до партнера. С октября 2020 г. занимает должность президента международной школы «Летово», а также ведет инвестиционные проекты. Дмитриев рассказал «Городу», за что любит горы, почему к ним нужно готовиться с помощью бега и как через обучение дочерей он увлекся игрой в шахматы.

Место повышенного риска

В списке горных экспедиций Дмитриева – Алтай, Альпы, Тянь-Шань, Памир, Фанские горы и Кавказ с его самыми высокими точками – Эльбрусом (5642 м) и Казбеком (5054 м). Из-за большой занятости выходить в горы удается всего 1–2 раза в год. Иногда получается выезжать на четыре дня в Альпы, захватив выходные, пятницу и понедельник.

В свой первый горный поход Дмитриев отправился в 2009 г. по приглашению коллеги из McKinsey. Группой из трех человек они ходили по довольно диким местам. «Это был простой трекинг по Алтаю на небольших высотах, но достаточно длинный маршрут. За 10 дней мы прошли больше 100 км, дошли до границы с Казахстаном и вернулись обратно. Мне понравились эти потрясающие виды, ландшафты. Захотелось повторять снова и снова», – говорит Михаил.

Личный архив

Постепенно росли высоты и сложность походов. «Горы – это безусловно место повышенного риска и повышенной опасности, но по образованию я математик и очень хорошо понимаю, что такое риск, как его оценивать и как его считать. Если посмотреть на смерти в горах, много гибнет профессионалов на больших высотах и сложных горах. Все, что выше 7000 м, и высококатегорийные маршруты – это объективный уровень риска и опасности, при котором даже хорошо подготовленному человеку тяжело справиться. Поэтому больше 7000 м я не планирую подниматься и на Эверест или на маршруты выше третьей категории сложности никогда не пойду», – говорит Дмитриев.

По его мнению, риск в более простых горах может быть управляем. На таких маршрутах гибнут в основном не очень хорошо подготовленные новички, которые не до конца осознают уровень опасности и предъявляемых в горах требований. «Если объективно оценить риск в простых горах для технически, физически и психологически тренированного человека, не думаю, что он окажется выше, чем риск, который берет на себя человек, выезжая на оживленную трассу в Москве. Надо просто понимать все сложности, с которыми можно столкнуться, и быть к ним готовым».

Необходимые в горах навыки Дмитриев приобретал постепенно. Сначала чему-то учился у гидов, потом записался в турклуб при МГУ. Там обучали, как вязать узлы, ходить в кошках, спускать на веревках пострадавшего товарища или делать носилки из веревки, пенки и палок, преодолевать сложные препятствия. Потом прошел обучение в альплагере «Безенги» и получил значок «Альпинист России». «Долго идти или лезть в гору с 20–30-килограммовым рюкзаком – одно из самых энергозатратных занятий. Запас физподготовки должен быть такой, чтобы не просто зайти на эту гору, а сделать это дважды», – подчеркивает Дмитриев.

«Надеяться только на себя»

Личный архив

Одну из самых экстремальных ситуаций в горах Михаил пережил в Альпах. В рамках похода выходного дня группа планировала взойти на три четырехтысячника. После подъема на первый пик они переходили на другой по большому леднику, покрытому снегом. «Предполагался довольно простой переход, надо было идти по вешкам, в связке. Но ближе к концу дня мы увидели, что следующая вешка лежит в 50-метровой пропасти. Там оказалась трещина из-за движения ледника. Плюс очень сильно испортилась погода, упала видимость, и нам пришлось по этому леднику заново прокладывать маршрут между трещинами, проходя по каким-то перешейкам, а где-то передвигаясь над пропастью на кошках и ледорубе. С нами был профессиональный гид, мы были хорошо подготовлены, и все обошлось», – вспоминает он.

Другой случай произошел в Фанских горах в Средней Азии. Группа стояла на высоте 2800 м. Одному из находящихся в соседней палатке туристов – биологу из Польши стало плохо, его жена просила о помощи. «Можно было надеяться только на себя – системы спасения в горах не было. Наш гид дал мужчине медикаменты и постарался помочь. Но утром мы увидели, что человек не реагирует на внешние раздражители, дыхание слабое. Нужно было немедленно что-то предпринимать. Мы сделали носилки из подручных материалов и вдесятером, меняясь, несли его на руках вниз по горам 12 км. Поляк был тяжелый, килограммов 90, нести было нелегко. Справа – обрыв, течет река, ущелье. В какой-то момент на тропе мы поймали связь, и тогда навстречу из поселка вышла группа мужчин, помогли со второй частью пути. Слава богу, успели: приехала скорая и его откачали», – вспоминает Дмитриев.

«Бизнес тяжелее, чем горы»

Для Дмитриева поход в горы – уникальная возможность провести две недели с людьми, с которыми в обычной жизни это сделать невозможно. Совместные походы позволяют строить близкие отношения – говорить о том, о чем обычно нет времени поговорить. Также Дмитриев получает удовольствие от самой нагрузки в горах: «Как ни странно, мне нравится, когда мне физически тяжело. Когда долго иду в гору с тяжелым рюкзаком, испытываю удовольствие. Мне нравится сам процесс».

Личный архив

Несмотря на сложность восхождений, эмоциональная нагрузка в горах гораздо меньше, чем в бизнесе, считает Дмитриев: «Когда в горах возникают проблемы, нет времени переживать, надо что-то делать. В бизнесе и в жизни, конечно, стресса больше». Михаил любит горы именно из-за того, что в них очень простое, почти «животное» существование. «На маршруте думаешь о том, куда идти, как ставить ногу, как не забыть замуфтовать карабин, смотришь по сторонам, любуешься красотами. Когда приходишь в лагерь, занимаешься бытом, ешь, спишь, потом встаешь. Горы – это тотальная перезагрузка. Такая кнопка Reset и полное отключение от всего, что есть в регулярной жизни, – объясняет Дмитриев. – Я не использую горы как место для каких-то философских размышлений или для принятия краеугольных решений. У меня есть кнопка Reset, которую я нажимаю раз в год, и это мне очень помогает».

Бег и полумарафоны

Чтобы подготовиться к горным походам, Михаил начал заниматься бегом на длинные дистанции. «Если человек не может пробежать хотя бы 10 км с каким-то более или менее нормальным результатом, ему лучше в серьезные походы не ходить. Проблемы одного человека становятся проблемой группы», – подчеркивает он. Свою лучшую физическую форму Дмитриев приобрел после 35 лет. Несмотря на то что в юности он занимался теннисом, баскетболом и волейболом, подтягиваться научился только благодаря горам.

Личный архив

Сегодня Дмитриев бегает по 10 км 2–3 раза в неделю и занимается кроссфитом. Несколько раз участвовал в полумарафоне, преодолевал Elbrus Trail – 34-километровую трассу с подъемом и спуском на 2 км. Спортивный опыт Дмитриев перенес в школу «Летово». «Мы считаем, что надо не только побеждать на олимпиадах, решать задачи, но и развивать социальные проекты, волонтерить, заниматься творчеством и также уделять много внимания здоровью и спорту. Поэтому в прошлом году мы запустили летовский кросс, провели забеги 3 и 5 км с участием учеников и сотрудников, директор школы тоже бежал», – рассказал он. Дмитриев вместе с основателем школы Вадимом Мошковичем пробежали обе дистанции. 

 «Я не ставлю сверхцелей в хобби»

В семье Дмитриевых три дочери: старшей 15 лет, средней 10, младшей чуть больше года. Ради них он готов бежать полумарафон в костюме динозавра в дождь и +11 градусов, выгуливать собаку по вечерам, совмещая с пробежками. Отца семейства можно найти в кафе с дочерью, со стороны будет казаться, что каждый уткнулся в свой телефон, а на самом деле они играют в шахматы онлайн.

Двух дочерей Михаил отдал в шахматную секцию, где они показывали неплохие результаты. «До того как появились дочки, я в шахматы особо не играл. В каком-то смысле я учился вместе с ними. Постепенно интерес у них уходил, а у меня остался. Сейчас я занимаюсь с гроссмейстером один раз в неделю как хобби, иногда играю онлайн», – отмечает Михаил.

Еще одна страсть Дмитриева — музыка. В детстве он обучался в музыкальной школе и бросил ее за год до окончания: «Мне не очень нравились инструменты, на которых я играл, – фортепиано и ксилофон. Но сейчас я скорее жалею, что не играю. Если будет больше времени, может, начну играть на гитаре или саксофоне».

Со сложным рабочим графиком и тремя детьми очень важно здраво оценивать свои возможности и не иметь завышенных ожиданий, подчеркивает Дмитриев: «Я занимаюсь тем, чем мне нравится, ровно то количество времени, которое я на это могу выделять. Я не переживаю, что вряд ли когда-нибудь стану мастером ФИДЕ, что не поднимусь на все восьмитысячники или не стану «снежным барсом» (неофициальный титул, которым награждаются альпинисты, покорившие самые высокие горы на территории бывшего СССР. – Прим. ред.). Для меня это все рекреационные хобби. Самое важное в жизни – работа и семья. И когда действительно нужно, я готов их приоритизировать над любым из своих хобби. В этом мой секрет».

Самое популярное
Горожане
Принятие ограничений — шаг к успеху. Как перестать ставить перед собой чужие цели
И понять, где надуманные барьеры, а где — реальные
Умный город
«Может послать, если надоешь»: Давид Ян о том, как разработал ИИ, который умеет чувствовать
ИИ-дворецкий, который может не пустить хозяев домой
Горожане
Как живет в Москве самый высокий человек России
Когда даже потолки в метро низкие, а одежда нужна размера 3XL
Горожане
Начать сначала. Почему москвичи меняют работу
Удаленка способствует желанию поменять род деятельности и найти свое призвание
Умный город / Мнение
Способны ли электромобили покорить Москву: плюсы и минусы
По дорогам столицы ездит пятая часть всего электропарка России
Умный город / Мнение
Можно ли найти себя в IT-индустрии после 45
Как поменять алгоритм поиска работы
Свободное время
Никакой магии: как Гильермо дель Торо обличает псевдопсихологов в своей новой картине
В «Аллее кошмаров» нет привычной зрителям мистики. Главный монстр здесь медиум-шарлатан, которого сыграл Брэдли Купер
Умный город
«Работаю сам на себя». Чего не хватает таксистам, курьерам и репетиторам
Как видят регулирование платформенной занятости власть, бизнес и работники
Другие города
Выйти на лед. Где ловить рыбу зимой без вреда для здоровья
Как сверлить лунки, чтобы не провалиться, где клюет и на что ловить
Свободное время
Нео измельчал. Чего ждать от продолжения «Матрицы»
Рассказываем, стоило ли ждать продолжения «Матрицы» почти 20 лет
Свободное время
Кто отведет «Оскары» под ручку к номинантам и почему это важно
Все кандидаты на роль ведущего церемонии — от «человека-паука» до нового парня Ким Кардашьян
Свободное время
Куда пойти в выходные 22-23 января
Виктор Цой в Манеже, Данте на Ордынке и гастрономический киномарафон
Горожане / Мнение
Не могу думать ни о чем другом: как тревога влияет на нашу жизнь и работоспособность
Косвенные расходы, связанные с тревожными расстройствами, обходятся работодателям в $4 млрд ежегодно
Свободное время
Не секта и не Гарри Поттер: как реагируют на магическую экскурсию по Москве
Ночной тур в плащах со стариком Фонарщиком — для мэров и простых горожан
Горожане
«Музыка дает мне энергию для работы». Вице-президент «Сбера» – о страсти к року
Фабрисио Гранжа — о том, как совмещает работу и собственную музыкальную группу