Читайте также
Революция городов: как мегаполисы влияют на людей и их благосостояние
Счастье человека в мегаполисе: от чего оно зависит?
Не только еда: исторические анекдоты, блюда с «Титаника» и пикники в лесу

Что нужно в городе для счастья: безопасность, личное пространство и природа

Эмоции зависят от ландшафта, а преступность – от количества газонов
Максим Стулов / Ведомости

Урбанисты выяснили, что жителям больших городов крайне важны крепкие социальные связи – но при этом современному человеку совершенно необходимы личное пространство и возможность уединиться на природе. Продолжаем публиковать размышления о счастье в мегаполисе из книги московских авторов «Terra Urbana: города, которые мы п...м».

«Если дома мы не чувствуем себя в безопасности, трудно думать о чем-то другом: ухудшается сон, появляются тревожность, усталость, иногда и депрессия», — пишет английский невролог, член Королевской коллегии психиатров Питер Кидуэлл в своей книге «Психология города. Как быть счастливым в мегаполисе». 

И потребность в безопасности, равно как и в «убежище», субъективно надежном и защищенном доме, относится к числу биологических и не компенсируется внешними уверениями или гарантиями: безопасность должна ощущаться, а не обещаться.

Потребность в безопасности тесно связана с потребностью в определенном уровне автономии, в наличии собственной территории, зоны принятия личных решений, независимости от всего того, что находится «снаружи»: мой дом — моя крепость. 

Возможность спрятаться от раздражающих факторов окружающей среды — навязчивых людей, городского шума, неприятных запахов, выхлопных газов и т. д. — играет колоссальную роль и психологически не менее значима, чем безопасность от прямых угроз жизни, здоровью и имуществу. Постоянный шум лишает человека чувства защищенности и комфорта не менее эффективно, чем отсутствие надежного замка на входной двери в криминальном районе.

«Чем менее зеленый район, тем больше там преступлений»

С чувством защищенности тесно связан и третий фактор комфортного существования — доступ к природе, врожденную тягу человеческого вида к которой выдающийся социобиолог Э. Уильсон назвал «биофилией». С ней связана инстинктивная тяга к садам и паркам, цветам и деревьям, а также культивируемые многими горожанами и лишенные, как кажется, прагматического смысла огородничество и садоводство. 

«Мы обнаружили, что эмоции зависят от ландшафта. Люди отмечали самое сильное ощущение счастья и свободы от нервного напряжения, когда переступали ворота общественного сада», — пишет урбанист и журналист Чарльз Монтгомери в книге «Счастливый город».

«Результаты исследований последних десятилетий четко свидетельствуют, что люди чувствуют себя лучше просто оттого, что находятся на природе, видят ее и прикасаются к ней».

Многочисленные исследования свидетельствуют о том, что наличие контакта с природой положительно влияет на человека в целом — на самоощущение, мотивацию, продуктивность и т. д. 

При этом чем более живой и разнообразной оказывается инкорпорированная в городскую среду природа, тем лучше, а плоские и монотонные ландшафты, наоборот, оказывают демотивирующее воздействие: «Посетители чувствовали себя лучше, когда гуляли по парку, где было много разных деревьев и птиц, а не только лужайки с редкими группами деревьев. Чем более «беспорядочен» и разнообразен пейзаж, тем лучше», — уверяет Монтгомери.  

Во многих городах благополучной и традиционно выступающей эталоном качества жизни Швейцарии (особенно в ее немецкой части, например в Бадене) обращает на себя внимание странная психологическая непривлекательность типичных ухоженных и зеленых дворов малоэтажных многоквартирных домов. 

Дворы просторные и представляют собой идеально плоский аккуратно постриженный газон, окаймленный по периметру широкой пешеходной асфальтированной дорожкой. Появляющиеся иногда на дорожках мамы с колясками, как и не менее редкие дети, играющие на газоне, смотрятся удивительно несуразно, и, вероятно, поэтому большую часть времени дворы совершенно пусты.

Причина видится достаточно простой: по сути, эти дворы представляют собой бетонную коробку без верха, низ которой застлан дерном (газоном); несмотря на озеленение, ничего природного в этом плоском и полностью искусственном ландшафте нет, а простота и монотонность его организации (серые стены и стекла домов, ровный зеленый газон) внушают уныние и отталкивают потенциальных пользователей из окружающих домов.

«Нам нужна не только тайна, но и затейливость. И зданий это тоже касается. Врожденная любознательность влечет нас ко всему необычному. Нам больше нравятся перепады высот, растительность, деревья, реки и озера, чем безжизненные равнины. Городские парки с деревьями и водоемами в целом воспринимаются нами как приятный пейзаж», — объясняет П. Кидуэлл в книге «Психология города».

Экопсихологи Ф. Куо и У. Салливан установили, что близость с природой (например, в форме наличия во дворе частного дома травы и деревьев) стимулирует социальные связи: в таких дворах гораздо чаще можно увидеть играющих детей и общающихся (с напитками или барбекю) взрослых, чем в забетонированных. 

Еще более красноречивой оказалась криминальная статистика.

«В зданиях, из окон которых можно было видеть траву и деревья, совершалось вдвое меньше преступлений, чем в тех, окна которых выходили на бетонные дворы. Чем менее зеленым был район, тем больше там отмечалось разбоев, грабежей, убийств», — упоминает Ч. Монтгомери.

Отрывок из книги «Terra Urbana: города, которые мы п...м», издательство «Эксмо». 

Авторы — директор Научно-исследовательского и проектного института городского транспорта Москвы «МосТрансПроект» Александр Поляков и доцент кафедры философии и методологии науки МГУ им. М. В. Ломоносова Тарас Вархотов.

Самое популярное
Наш город
Порядка 50 деловых и коммерческих объектов построят в ТиНАО в 2023 году
Новые объекты создадут до 13 000 рабочих мест
Наш город
В Москве назвали наиболее востребованные специальности в 2023 году
Порядка 70% вакансий поступают от компаний из 5 крупных сфер деятельности
Культурный город
«О чем говорят мужчины. Простые удовольствия»: скучная новая комедия от «Квартета И»
В прокат выходит четвертая часть «мужского» киносериала
Культурный город
Советские классики и музыка для ума. Чем удивит Российский национальный оркестр в новом сезоне
Интервью с виолончелистом и дирижером Александром Рудиным
Свободное время
Что послушать на Фестивале искусств Юрия Башмета: гид для меломанов и не только
Концерты-спектакли с участием известных актеров и архаичный хор – обзор событий Зимнего международного фестиваля искусств
Наш город
Хорошие новости: кластер «Ломоносов», возвращение «Чебурашки» и очереди в ЗАГС
Только положительные события за неделю
Свободное время
Куда пойти в выходные 28-29 января
Ночная экскурсия в метро на ретропоезде, ледяные копии утраченных башень и суши для минималистов
Другие города
Зимняя Хакасия: горнолыжные курорты, древние обсерватории и целительные камни
С 2020 г. интерес к республике среди туристов из Москвы и Московской области вырос более чем в 3 раза
Умный город
В Раменках открылся первый кластер инновационного центра МГУ
Он станет площадкой для работы над высокотехнологичными проектами
Наш город
Как в Москве совмещают бизнес и благотворительность
В России насчитывается около 7000 социальных предприятий
Культурный город
Главные выставки – 2023: чем знаменит «туркестанский авангард» и кому принадлежали царские сокровища
Шедевры советского авангарда из «Лувра в пустыне» и мистические горы Николая Рериха
Свободное время
В Москве организовали массовое мероприятие на льду для IT-специалистов
На каток вышли более 3000 IT-специалистов
Свободное время
Чебурашка – победитель Marvel. Чем он покорил зрителей
Осторожная ностальгия, убаюкивающий сюжет – волшебный эффект
Наш город
После титров. Где посмотреть фильмы, не доступные широкой аудитории
От исторических киноклубов до современных автономных организаций в библиотеках и культурных центрах
Культурный город / Галерея
Что покажут на выставке «Великое княжество. Сокровища Владимиро-Суздальской земли» в Москве
Выставка будет проходить в Новой Третьяковке с 24 января по 10 мая 2023 года