Читайте также
Столица достижений
Москва делит руль. В столице резко вырос спрос на каршеринг
Отдохнуть в зоне риска – что надо знать любителям активного отдыха

Шедевральные токены. Как цифровые активы могут поддержать экономику культурного наследия

С приходом токенизации вложения в искусство становятся не просто благотворительностью, а инвестицией
Unsplash

В мире давно развивается тренд на привлечение частных капиталов для сохранения культурных ценностей. Его новый виток – токенизация, с приходом которой такие вложения становятся не просто благотворительностью, а инвестицией. Большое будущее в этой сфере может быть у цифровых финансовых активов (ЦФА), считают эксперты. Речь о продаже токенов на частичное владение шедеврами, их цифровыми копиями или передаче цифровых предметов искусства жертвователям, деньги которых пойдут на реставрацию физических объектов. Первые проекты в этой области уже появляются в России. «Ведомости. Город» разобрался в перспективах.

Россия во многих смыслах богатая страна, и сфера искусства – не исключение. По данным Минкультуры по итогам прошлого года, в РФ зарегистрировано почти 100 000 объектов культурного наследия (если точнее, 99 710): 16 079 федерального значения, 79 743 – регионального и 3 888 – муниципального. Речь о достопримечательностях, памятниках, архитектурных ансамблях – то есть только о крупных объектах, без учета огромных запасов произведений в запасниках галерей и музеев.

Большое богатство – большие расходы: только в 2022-м власти и частные структуры предусмотрели на работы по сохранению культурного наследия почти 50 млрд руб. Почти все эти деньги – государственные: 20,6 млрд из федерального бюджета, 19,7 млрд – из региональных, 3 млрд – из муниципальных. Еще чуть меньше 15%, или 6,5 млрд, проходят в графе «иные источники» – так чиновники называют вложения частных структур.

Хотя суммы и внушительные, на то, чтобы сохранить все старинные особняки и памятники, этих средств не хватает. Так, в 2022-м в стране провели консервацию 50 объектов в аварийном или руинированном состоянии, отчитывались в Минкультуры. Эта процедура позволяет сохранить их от дальнейшего разрушения и не потерять окончательно, а в будущем – отреставрировать. Конкретные работы зависят от состояния объекта: где-то нужно починить крышу, где-то – закрыть дворец от посторонних забором и выставить охрану, где-то – обработать от паразитов и выбросить мусор. В 2023-м власти планируют законсервировать еще 75 объектов.

Деньги на богатство

Проблемы с нехваткой средств на сохранение культурного наследия есть не только в России, но и во всем мире. И передовые страны решают их, привлекая для сохранения памятников деньги бизнеса и граждан. Так, в Италии около 60% национального культурного достояния находится в частном владении, и у собственников есть охранные обязательства, за соблюдением которых следит государство. Плюс в стране действует новый выгодный налоговый режим для тех, кто поддерживает культуру пожертвованиями. Это называется «Арт-бонус»: благотворители получают налоговую льготу в 65% от размера взноса.

В Великобритании существует Британская национальная лотерея, часть средств которой идет на благотворительность, в том числе на сохранение культурного наследия. Эту работу администрирует Фонд наследия национальной лотереи. Среди его проектов, например, ремонт Piece Hall в Галифаксе за 13 млн фунтов стерлингов и покупка «Дианы и Каллисто» Тициана для Национальной галереи Лондона за 3 млн фунтов.

Wikimedia

Свои проекты есть и в России. Например, с 2012 г. в Москве работает программа «Рубль за квадратный метр». Бизнес может арендовать объект культурного наследия по обозначенной в названии проекта цене за год на 49 лет, если возьмет на себя обязательство в первую пятилетку провести ремонтно-восстановительные работы.

Теперь в сферу искусства и сохранения культуры врываются и новые технологии. Так, например, в 2021 г. Галерея Уффици во Флоренции выпустила криптокопию знаменитого тондо «Мадонна Дони» Микеланджело и продала ее за 140 000 евро. В 2022-м венская галерея Бельведер незадолго до Дня святого Валентина выставила на продажу 10 000 фрагментов цифровой копии «Поцелуя» Густава Климта. Каждый продавался в качестве NFT стоимостью 1 850 евро.

Не отстает и российский Эрмитаж, выпустивший серию цифровых копий мировых шедевров из своей коллекции, в том числе работ Леонардо да Винчи, Джорджоне, Винсента Ван Гога, Клода Моне. В 2021-м музей продал NFT-токены картин на более чем 32 млн руб.

И в сфере токенов может лежать будущее спасения культурного наследия России, полагают опрошенные «Ведомости. Городом» эксперты. Большинство из них предрекают развитие тренда в сторону именно цифровых финансовых активов (ЦФА). 

Первые шаги

Первый кейс привлечения инвестиций в искусство с помощью ЦФА уже есть на российском рынке. Блокчейн-платформа «Атомайз», Эрмитаж и компания «Интеррос» запустили совместный проект «Цифровое искусство», рассказала «Ведомости. Городу» генеральный директор «Атомайз» Екатерина Фроловичева. «Это инновационный инструмент для привлечения финансирования музеев, НКО и сохранения культурного наследия. Он создан на базе гибридных цифровых прав (ГЦП), которые дают право денежного требования и пользования объектом интеллектуальной собственности», – рассказала она.

11 сентября на Восточном экономическом форуме рассказали о выпуске цифровых артефактов, удостоверяющих вклад обладателя ГЦП в поддержание объектов культурного наследия, напомнила Екатерина Фроловичева. Собранные средства пошли на реставрацию картины Кранаха «Венера и амур» из собрания Государственного Эрмитажа. «Ведомости. В ходе презентации был продемонстрирован и сам проект, где любой желающий может выбрать себе часть фрески и зарезервировать соответствующий токен. Оказалось, что часть выпущенных токенов уже забронированы первыми покупателями. 

Кирилл Зыков / Агентство «Москва»

Как сообщили в «Атомайзе», новым проектом предусмотрена фиксация индивидуальных цифровых прав, возможность их перепродажи на блокчейн-платформе, автоматическое совершение сделок, верификация подлинности объекта. Для инвесторов ценны ощущение сопричастности к процессу реставрации предмета большого искусства, а в перспективе – возможный доход от перепродажи на вторичном рынке при росте стоимости токена, полагает Екатерина Фроловичева. Плюс инвесторы получили членство в закрытом клубе цифровых меценатов Эрмитажа и уникальные привилегии.

Первыми инвесторами «Цифрового искусства» стали так называемые early adopters, которые любят инновации, пояснила генеральный директор «Атомайз». Однако в долгосрочной перспективе это потенциально полноценный рынок. Для сравнения: по оценкам Morgan Stanley, рынок невзаимозаменяемых токенов к 2030 г. вырастет до $240 млрд. Согласно прогнозам некоторых аналитиков, российская доля может составить около $10 млрд.

Теории и практики

Возможен ли выпуск ЦФА не на цифровой артефакт, а на долю в предмете искусства? Если реализовать проекты такого рода действительно получится на практике, фактически заработать смогут все участники рынка, полагает эксперт «Фонда сохранения культурного наследия» Алексей Зяблицев. Он пояснил свой тезис на примере. «Представим, что у нас есть один из уникальных каминов [русского художника Михаила] Врубеля. Допустим, мы выпускаем тысячу токенов на право владения им, на одну тысячную шедевра каждый. У нас пока нет никаких нормативов в этой области, но представьте, если человек, купивший токен, действительно будет становиться совладельцем этого шедевра. А значит, решать его судьбу, допустим, определяя через какую-либо форму голосования, везти ли камин в качестве экспоната в ту или иную страну. И иметь беспрепятственный доступ к нему в любое время и бесплатно, а не по билету в часы работы музея – такие гарантии дает право собственности. Это очень престижно! Человек почувствует свою сопричастность, сможет друзьям и знакомым рассказывать, что он в той или иной степени определяет судьбу этого объекта. Так как эмиссия ограничена, а спрос будет велик, мы не можем даже предположить, какой окажется конечная цена», – объяснил Алексей Зяблицев. Таким образом, изначальный собственник шедевра может выручить средства на спасение целого музея, а владельцы токенов – не только сделать доброе дело, но и заработать на своей инвестиции.

Но на практике к реализации такой модели пока что много вопросов. Один из них – в том, что большая часть культурных ценностей хранится в запасниках государственных, а не частных музеев, отметил Алексей Зяблицев. Отчуждение госсобствености через токенизацию нынешним законодательством не предусмотрено. «А если кто-либо на рынке приобретает, допустим, 100% эмиссии такого токена, то он фактически приобретает эту картину? Ответа на этот вопрос, к сожалению, в нынешних реалиях наше законодательство не дает», – указал эксперт.

Живопись с анимацией

Также неясно, как музей сможет погасить токен, если покупатель захочет его вернуть. «Не можем же мы вручить человеку его квадратный сантиметр картины», – объяснил проблему Алексей Зяблицев. Действительно, сейчас ЦФА не является целевым инструментом для проведения благотворительных акций, поскольку предполагает возвратность собранных средств, подчеркнул директор дивизиона «Транзакционный бизнес» Сбербанка Сергей Попов.

В случае с предметами искусства, хранящимися в музее, необходимо четко понимать модель монетизации таких инвестиций, согласен директор по развитию бизнеса компании «Мастерчейн» Сергей Рябов. Например, можно определить, из каких доходов музея инвестор получит прибыль по ЦФА, предположил он. Или музей может продавать право использования изображения произведения в коммерческих целях через токенизацию с использованием утилитарного цифрового права или гибридного ЦФА, которое включает в себя право денежного и товарного требования, сказал эксперт. В любом случае сейчас такие эксперименты возможны только для частных музеев или государственных структур, оформленных как акционерные общества, уточнил Алексей Зяблицев.

Сергей Киселев / Агентство «Москва»

По мнению Сергея Рябова, описанные токены могут быть интересны как частным инвесторам, так и организациям, использующим произведения искусства в коммерческих целях. Кроме того, вероятен спрос на благотворительные ЦФА, которые будут либо бессрочными, либо невозвратными, но дающими право, например, пожизненного посещения музея, полагает Сергей Рябов.

«Токены могут создаваться для разных аудиторий инвесторов, как, в целом, любые финансовые инструменты. Токен на кусочек известного предмета искусства может быть рассчитан на коллекционеров из сегмента HNWI (High-net-worth individual – наиболее состоятельные люди. – Прим. ред.), а диджитал арт-объекты начинающих художников могут быть доступны и более широкой аудитории, как и токены на организацию выставок», – поделилась руководитель платформы ЦФА Альфа-банка Анна Шаповалова.

Музей может подумать о том, чтобы создать интересный токен, например, шедевр мирового искусства в движении с такой визуальной частью, которую оригинал бы не смог предложить, отметил руководитель отдела по связям с индустрией Института бизнеса и дизайна B&D, член Союза дизайнеров России Алексей Баранов. Такие токены, особенно у больших музеев, могут быть востребованы у покупателей: для них это и благотворительность, и вложение одновременно, считает эксперт. По его мнению, потребителями могут быть коллекционеры, меценаты, друзья музеев.

Самое популярное
Свободное время
На Манежной площади в Москве пройдут Дни культуры ОАЭ
Заммэра Наталья Сергунина рассказала о программе мероприятий
Свободное время / Интервью
«Технологии можно сделать полезными для детей»
Топ-менеджер сети Hello Park – о досуге и развитии в мультимедийном проекте
Наш город / Галерея
Как прошел фестиваль «Мороженое и сладости» в Москве
За пять дней было продано более 12 500 порций угощений
Наш город
От «ЗИЛа» до Троицка: состоялся технический запуск новой линии метро
Для пассажиров полноценное движение стартует осенью
Культурный город / Интервью
Ольга Сутулова: «Сценарий мне прислали в зашифрованной папке»
Актриса рассказала о знаковых картинах в карьере, работе в кинокомиксе «Майор.Гром» и стереотипах Санкт-Петербурга
Наш город
Подземное искусство и новоселье у барсов – хорошие новости
«Ведомости.Город» отобрал положительные события, которые произошли на этой неделе
Наш город
Регулярные речные электросуда перевезли около 900 000 пассажиров
Город подвел итоги первого года работы этого вида транспорта
Наш город / Галерея
В столице прошел ливень с грозой и сильным ветром
Мощный ураган «Эдгар» накрыл город и Подмосковье
Наш город
Буря отступит: синоптики прогнозируют улучшение погоды в Москве после дождей
Накрывшие столицу ливни с грозой и сильный ветер должны прекратиться вечером
Свободное время
Куда пойти в выходные 22–23 июня
Только интересные события в столице
Наш город
Парки в Москве могут закрыть из-за непогоды
Решение об их открытии будет принято с учетом ситуации в столице
Наш город
Как арт-объекты влияют на формирование современного облика столицы
Среди тенденций – локальная идентичность общественных пространств
Городская недвижимость
К сервису «Комфортная сделка» от «Авито» подключились 133 агентства недвижимости
Платформа помогает собственникам при продаже вторичного жилья
Наш город
Более 16 000 жителей ЦАО получат жилье по программе реновации
Также в 2025 году в Пресненском районе построят две школы и детский сад
Городская недвижимость
Как будут жить девелоперы без льготной ипотеки
Застройщики ждут новых инициатив государства по поддержке спроса