Читайте также
Евгений Водолазкин: «Покупать книги нужно, даже если их не читаешь»
Сценарист Анна Козлова: «За одну серию беру миллион рублей»
Коллективное чтение. В Москве приобретают популярность книжные клубы

Максим Привезенцев: «Литературное NFT даст молодым авторам возможность достучаться до читателя»

Интервью с писателем, продавшим финальную главу своей книги за $7000 с помощью токена
Личный архив
– 21 сентября прошел первый в истории русской литературы NFT-аукцион, где за 500 000 рублей был продан файл с финальной главой вашей книги «История Мираксздания». Вы довольны результатом?

– Аукцион прошел феерически. Это было впервые и было непонятно, чем все закончится. В последние 12 минут одновременно делали ставки по телефону, в интернете и в зале, где я проводил аукцион в режиме TED-конференции. Я предполагал успех в $5000, который мы в итоге превысили на 40% – это очень круто. Аукцион состоялся, и мы зафиксировали первый NFT-токен в русской литературе.

Уже в активной фазе аукциона активно торговались три человека. Победил предприниматель Андрей Лубягин, которому интересно узнать, чем закончится книга. Сертификат с файлом и автографом автора откроется ему 22 февраля.

– Покупатель уже рассказал, как поступит с приобретением: сохранит ли финал книги в секрете или поделится с другими?

– Он сказал, что подумает. Это его право, и у него есть несколько опций. Первая – он может узнать, чем все закончилось, и выставить этот токен на продажу. Второй вариант – оставить его себе как фиксацию единственного обладателя. Третий – «сжечь» токен. Рукопись последней главы находится в цифровом варианте, и «сжигание» исключает ее появление в пространстве.

– Как бы вам хотелось, чтобы покупатель поступил с последней главой?

– Мне бы хотелось, конечно, чтобы люди узнали, чем закончилась книга. Но владелец сам решает, как с этим поступить. Любой исход интересен, потому что то, что происходит с «Историей Мираксздания» в цифровом пространстве, дает возможность продолжения жизни книги.

– Как вам пришла идея сделать последнюю главу в NFT?

– Мы обсуждали эту тематику с Сашей Бугорковым, с которым у нас в блокчейне несколько проектов-разработок и даже патентов США. Он предложил рассмотреть NFT. Я углубился в тему и вдруг подумал, почему бы не попробовать это с литературным произведением. Все привыкли к тому, что есть игровой и арт-NFT, но никто не понимал, что можно сделать с текстом. Через 7 месяцев работы мы нашли, как это реализовать.

У моей книги есть финал, довольно интересный, но он не рассказывает о том, где, собственно, деньги Mirax, что дальше будет с героями. Если людям понравилась книга, им становится интересно, чем все закончилось. Получился такой мост, когда ты можешь стать обладателем уникального знания, купив токен.

– Это некая игра с читателем и вовлечение аудитории?

– С одной стороны, я вовлекаю аудиторию, а с другой, в ходе написания книги я показываю, как автор может зарабатывать. Размещение электронной книги глобально не стоит ничего, дорого – напечатать. К моменту, когда автор создал с читателями электронную книгу, у него уже есть ресурс на то, чтобы прийти в издательство либо типографию и напечатать книгу.

Литературное NFT сейчас дает молодым авторам возможность достучаться до читателя и при этом зарабатывать деньги без традиционного обхода издательств и типографий.

– Чем это отличается от обычной электронной книги?

– В электронной книге существует колоссальная проблема пиратства. В первый же день публикации моей книги на «Литрес» она ушла в интернет. Конечно, на Западе эти механики отлажены и к авторскому праву относятся по-другому. В России, к сожалению, граждане могут журить человека, укравшего колбасу в магазине, но абсолютно спокойно качать виртуальную собственность в торрентах. Это не претензия, а некая данность сегодня. Но рано или поздно мы придем к пониманию того, что автор заслуживает вознаграждения, если он создал некий труд, который вы читаете – и получаете от книги удовольствие.

Сегодня окупаемость проекта – это печатная книга. Но если вас не знают, вас никогда не купят – вы будете лежать на какой-то полке и вряд ли покупатель, не зная вас как автора, придет и из тысячи книг выберет вашу. Вкладывать деньги в маркетинг, чтобы раскручивать магазинные продажи, у автора, как правило, нет возможности.

– Чего не хватает современным авторам, чтобы себя продать, монетизировать творчество?

– Для того, чтобы себя продавать, автор должен быть известен, интересен, он должен навязывать себя аудитории, выходить в публичное пространство. Конечно, ноу-хау, которое придумал Пелевин, – это уникальный кейс, который говорит, что так тоже можно. Вспомним, какой хайп был на «Generation «П», когда книгу читали все. Это совпадение огромных обстоятельств, и такой путь возможен, если у вас неограниченные ресурсы и вы талантливый писатель, либо у вас крутейшая поддержка какого-то издательства.

Когда мы говорим о талантливых авторах, не у всех с первого дня получаются талантливые произведения. Я читаю свои книги от первой до шестой и понимаю, насколько я поменялся с точки зрения качества того, что делаю. Помимо книг, я все-таки еще путешественник, создаю фильмы, провожу блюзовый фестиваль в Суздале. Стараюсь быть в этом смысле известным и веду активность постоянно, потому что автор должен быть интересен.

– Авторы, кто пишет и книги, и сценарии, часто сталкиваются с дилеммой: сделать хороший и интересный продукт – книгу, но писать год-два и за невысокую плату, либо создать очередную серию для российского сериала, но быстро и за миллион рублей. Как решается этот внутренний конфликт между заработком и творчеством?

– Написать сценарий и получить миллион – это непростая задача. Кроме того, есть риск, что сценарий будет реализован без вас. Ребята из одного литературного клуба рассказывали, как три месяца работали над сценарием, ходили с ним на питчинги (презентация кинопроекта с целью нахождения инвесторов. – Прим.ред.) и пытались продать. В итоге никому не продали, а потом в США вышел этот сериал – даже имена не поменяли.

Личный архив

Можно ли сказать, что это путь, который автора приведет к успеху? На мой взгляд, надо пробовать и то, и другое, если у вас есть предрасположенность к сценариям.

– Что станет с книжными магазинами в ближайшей перспективе? Есть мнение, что с приходом цифровизации крупные сетевые книжные могут умереть, а выживут камерные читальные пространства, где будут собираться люди по интересам, книжные сообщества.

– Мое мнение, что бумажные книги читали и будут читать. Возможно, бумажная книга постепенно будет переходить в некий old school. Но я сам читаю бумажные книги, люблю спорить с автором, делать пометки, закладки.

Я не верю, что книжные магазины закроются. Возможно, они поменяют формат: изменится режим поиска и представления книг, появится некая интерактивность во взаимодействии с покупателем. Сегодня покупатель приходит на «кладбище» и ходит по нему сам – продавец не всегда может ответить на заданный вопрос. Если появится интерактивность, это даст хороший кислород для работы с покупателем, которому будет предоставлен некий спектр выбора.

Книги будут дорогие. За счет этого, возможно, будет меняться качество бумажной литературы, но без книг никуда. Думаю, что на нас, наших детей и внуков времени хватит.

– Есть молодые авторы, которых вы заметили и оценили в последнее время?

– Я читаю много – смотрю, что появляется. Но сказать, что мне понравилось в последние полгода, сложно. У меня есть свои предпочтения с точки зрения современной литературы, я Сорокина-фил и Пелевина-фил. В романах Водолазкина тоже прекрасный стиль и сюжеты. Но то, как работают со слогом эти два автора, мне нравится больше.

Авторов, писателей должно быть много. У людей должен быть выбор. Я не верю, что в России при 140 миллионах жителей всего 100 известных писателей, так не бывает. Просто те воронки, которые сегодня сформированы, не дают возможность узнать о ком-то еще.

– Расскажите о ваших планах на будущее. После выпуска шести книг будет ли следующая? Уйдет ли она в цифру?

– Я пишу седьмой роман «Торговец дымом». Действие детективного романа происходит в 2024 году на 17-й волне пандемии. Это первая моя попытка поговорить о будущем. Все, что я писал до этого, был больше разговор с прошлым и с настоящим.

Цифровизация этой книги для меня крайне интересна. Там мы уже закладываем NFT-механику, где будет четыре сюжетных поворота, четыре аукциона. Владелец NFT сможет определять, куда дальше будет двигаться роман – у него будет выбор из двух или трех вариантов, развилок. В январе мы хотим запустить первый NFT, и, думаю, к сентябрю следующего года можно ожидать печатную книгу.

В черновиках у меня по-прежнему лежит книга о Японии, куда я не смог поехать из-за пандемии. Хочу проехать по этой стране и написать книгу-путешествие с историческим подтекстом – поисками золота Колчака, которое осело в Японии.

– Покупатели NFT будут выбирать, как дальше развернется новый роман. Вы не разочаруетесь, если ваше интуитивное направление развития сюжета не совпадет с выбором покупателя?

– Нет, я будут только счастлив. Потому что человек будет принимать решение из тех предложений, которые ему сделаны. Развилка там из двух-трех поворотов. Поскольку я их сам формулирую, то понимаю, что мне любой выбор абсолютно комфортен. Возможно, в каких-то местах мне будет казаться, что есть более интересные направления, будут какие-то сломы. Но пока я внутренних противоречий не вижу – наоборот, мне интересно в эту историю поиграть.

Самое популярное
Другие города
Местный стоунхендж, палеовулкан и таинственные валуны: чем Карелия манит москвичей
В этом году в республике ожидают 1 млн туристов
Горожане
«Москва — особая женщина. Ее нужно полюбить, тогда она ответит взаимностью». Алексей Чадов — о местах, где назначал свидания девушкам
Гуляем с актером по Москве накануне его режиссерского дебюта
Свободное время / Мнение
Неосознанный вред: как перестать тормозить реализацию задуманного
Способы, которые помогут распознать самосаботаж и эффективно с ним бороться
Культурный город
Куда пойти в выходные 28-29 мая
Гонки дронов, фестиваль воздушных змеев и барабаны в Японском саду
Другие города
Как поддерживают предпринимателей в Подмосковье в период санкций
Большинство бизнесменов готовы продолжить деятельность в новых экономических условиях
Другие города
Полмиллиона за идею: какую поддержку получат молодые предприниматели
Число россиян, открывающих свое дело в молодом возрасте, растет — эксперты
Другие города / Мнение
Самый необычный в мире речной транспорт
В Москве открыта навигация по воде. Тем временем за рубежом разрабатывают речных роботов и пытаются переосмыслить акваскутеры
Культурный город
Скажи танцем. Каким получился спектакль «Арбенин. Маскарад без слов»
Театр Сатиры выпустил спектакль для эпохи, когда все сказанное может быть использовано против тебя
Свободное время
Книговорот в столице. Как организовано движение «буккроссинг» в Москве
В городе больше 30 000 книг для буккросеров и 270 специальных полок для обмена литературой
Наш город
Футбол, игра в приставку и персональный зал. Что кинотеатры предложат зрителям вместо голливудского кино
В кинозале можно отметить праздник или устроить индивидуальный просмотр любимых фильмов
Наш город
Начинающих предпринимателей Москвы научат вести бизнес
Бесплатные тренинги и семинары будут проходить до 27 мая
Наш город / Галерея
Весенний велофестиваль прошел в Москве
Участниками велопрогулки по Садовому кольцу стали более 42 тыс. человек
Другие города
Как отдыхать за границей во время санкций
Оплачивать отели и экскурсии теперь лучше до вылета за рубеж, чтобы не столкнуться с проблемами на месте
Свободное время
Ангелы и демоны живут среди нас: новый роман от автора «Петровы в гриппе и вокруг него»
Алексей Сальников написал новый роман – «Оккульттрегер». В нем демоны и ангелы живут среди людей, а связывают весь этот разношерстный социум оккульттрегеры
Свободное время
Создатель мобильного приложения YouTube: «В любом начинании будет тяжело, но все окупится»
Андрей Дороничев рассказал, как опыт работы менеджером по продукту в Google помогает ему осваивать музыкальное поприще