Читайте также
Евгений Водолазкин: «Покупать книги нужно, даже если их не читаешь»
Сценарист Анна Козлова: «За одну серию беру миллион рублей»
Коллективное чтение. В Москве приобретают популярность книжные клубы

Максим Привезенцев: «Литературное NFT даст молодым авторам возможность достучаться до читателя»

Интервью с писателем, продавшим финальную главу своей книги за $7000 с помощью токена
Личный архив
– 21 сентября прошел первый в истории русской литературы NFT-аукцион, где за 500 000 рублей был продан файл с финальной главой вашей книги «История Мираксздания». Вы довольны результатом?

– Аукцион прошел феерически. Это было впервые и было непонятно, чем все закончится. В последние 12 минут одновременно делали ставки по телефону, в интернете и в зале, где я проводил аукцион в режиме TED-конференции. Я предполагал успех в $5000, который мы в итоге превысили на 40% – это очень круто. Аукцион состоялся, и мы зафиксировали первый NFT-токен в русской литературе.

Уже в активной фазе аукциона активно торговались три человека. Победил предприниматель Андрей Лубягин, которому интересно узнать, чем закончится книга. Сертификат с файлом и автографом автора откроется ему 22 февраля.

– Покупатель уже рассказал, как поступит с приобретением: сохранит ли финал книги в секрете или поделится с другими?

– Он сказал, что подумает. Это его право, и у него есть несколько опций. Первая – он может узнать, чем все закончилось, и выставить этот токен на продажу. Второй вариант – оставить его себе как фиксацию единственного обладателя. Третий – «сжечь» токен. Рукопись последней главы находится в цифровом варианте, и «сжигание» исключает ее появление в пространстве.

– Как бы вам хотелось, чтобы покупатель поступил с последней главой?

– Мне бы хотелось, конечно, чтобы люди узнали, чем закончилась книга. Но владелец сам решает, как с этим поступить. Любой исход интересен, потому что то, что происходит с «Историей Мираксздания» в цифровом пространстве, дает возможность продолжения жизни книги.

– Как вам пришла идея сделать последнюю главу в NFT?

– Мы обсуждали эту тематику с Сашей Бугорковым, с которым у нас в блокчейне несколько проектов-разработок и даже патентов США. Он предложил рассмотреть NFT. Я углубился в тему и вдруг подумал, почему бы не попробовать это с литературным произведением. Все привыкли к тому, что есть игровой и арт-NFT, но никто не понимал, что можно сделать с текстом. Через 7 месяцев работы мы нашли, как это реализовать.

У моей книги есть финал, довольно интересный, но он не рассказывает о том, где, собственно, деньги Mirax, что дальше будет с героями. Если людям понравилась книга, им становится интересно, чем все закончилось. Получился такой мост, когда ты можешь стать обладателем уникального знания, купив токен.

– Это некая игра с читателем и вовлечение аудитории?

– С одной стороны, я вовлекаю аудиторию, а с другой, в ходе написания книги я показываю, как автор может зарабатывать. Размещение электронной книги глобально не стоит ничего, дорого – напечатать. К моменту, когда автор создал с читателями электронную книгу, у него уже есть ресурс на то, чтобы прийти в издательство либо типографию и напечатать книгу.

Литературное NFT сейчас дает молодым авторам возможность достучаться до читателя и при этом зарабатывать деньги без традиционного обхода издательств и типографий.

– Чем это отличается от обычной электронной книги?

– В электронной книге существует колоссальная проблема пиратства. В первый же день публикации моей книги на «Литрес» она ушла в интернет. Конечно, на Западе эти механики отлажены и к авторскому праву относятся по-другому. В России, к сожалению, граждане могут журить человека, укравшего колбасу в магазине, но абсолютно спокойно качать виртуальную собственность в торрентах. Это не претензия, а некая данность сегодня. Но рано или поздно мы придем к пониманию того, что автор заслуживает вознаграждения, если он создал некий труд, который вы читаете – и получаете от книги удовольствие.

Сегодня окупаемость проекта – это печатная книга. Но если вас не знают, вас никогда не купят – вы будете лежать на какой-то полке и вряд ли покупатель, не зная вас как автора, придет и из тысячи книг выберет вашу. Вкладывать деньги в маркетинг, чтобы раскручивать магазинные продажи, у автора, как правило, нет возможности.

– Чего не хватает современным авторам, чтобы себя продать, монетизировать творчество?

– Для того, чтобы себя продавать, автор должен быть известен, интересен, он должен навязывать себя аудитории, выходить в публичное пространство. Конечно, ноу-хау, которое придумал Пелевин, – это уникальный кейс, который говорит, что так тоже можно. Вспомним, какой хайп был на «Generation «П», когда книгу читали все. Это совпадение огромных обстоятельств, и такой путь возможен, если у вас неограниченные ресурсы и вы талантливый писатель, либо у вас крутейшая поддержка какого-то издательства.

Когда мы говорим о талантливых авторах, не у всех с первого дня получаются талантливые произведения. Я читаю свои книги от первой до шестой и понимаю, насколько я поменялся с точки зрения качества того, что делаю. Помимо книг, я все-таки еще путешественник, создаю фильмы, провожу блюзовый фестиваль в Суздале. Стараюсь быть в этом смысле известным и веду активность постоянно, потому что автор должен быть интересен.

– Авторы, кто пишет и книги, и сценарии, часто сталкиваются с дилеммой: сделать хороший и интересный продукт – книгу, но писать год-два и за невысокую плату, либо создать очередную серию для российского сериала, но быстро и за миллион рублей. Как решается этот внутренний конфликт между заработком и творчеством?

– Написать сценарий и получить миллион – это непростая задача. Кроме того, есть риск, что сценарий будет реализован без вас. Ребята из одного литературного клуба рассказывали, как три месяца работали над сценарием, ходили с ним на питчинги (презентация кинопроекта с целью нахождения инвесторов. – Прим.ред.) и пытались продать. В итоге никому не продали, а потом в США вышел этот сериал – даже имена не поменяли.

Личный архив

Можно ли сказать, что это путь, который автора приведет к успеху? На мой взгляд, надо пробовать и то, и другое, если у вас есть предрасположенность к сценариям.

– Что станет с книжными магазинами в ближайшей перспективе? Есть мнение, что с приходом цифровизации крупные сетевые книжные могут умереть, а выживут камерные читальные пространства, где будут собираться люди по интересам, книжные сообщества.

– Мое мнение, что бумажные книги читали и будут читать. Возможно, бумажная книга постепенно будет переходить в некий old school. Но я сам читаю бумажные книги, люблю спорить с автором, делать пометки, закладки.

Я не верю, что книжные магазины закроются. Возможно, они поменяют формат: изменится режим поиска и представления книг, появится некая интерактивность во взаимодействии с покупателем. Сегодня покупатель приходит на «кладбище» и ходит по нему сам – продавец не всегда может ответить на заданный вопрос. Если появится интерактивность, это даст хороший кислород для работы с покупателем, которому будет предоставлен некий спектр выбора.

Книги будут дорогие. За счет этого, возможно, будет меняться качество бумажной литературы, но без книг никуда. Думаю, что на нас, наших детей и внуков времени хватит.

– Есть молодые авторы, которых вы заметили и оценили в последнее время?

– Я читаю много – смотрю, что появляется. Но сказать, что мне понравилось в последние полгода, сложно. У меня есть свои предпочтения с точки зрения современной литературы, я Сорокина-фил и Пелевина-фил. В романах Водолазкина тоже прекрасный стиль и сюжеты. Но то, как работают со слогом эти два автора, мне нравится больше.

Авторов, писателей должно быть много. У людей должен быть выбор. Я не верю, что в России при 140 миллионах жителей всего 100 известных писателей, так не бывает. Просто те воронки, которые сегодня сформированы, не дают возможность узнать о ком-то еще.

– Расскажите о ваших планах на будущее. После выпуска шести книг будет ли следующая? Уйдет ли она в цифру?

– Я пишу седьмой роман «Торговец дымом». Действие детективного романа происходит в 2024 году на 17-й волне пандемии. Это первая моя попытка поговорить о будущем. Все, что я писал до этого, был больше разговор с прошлым и с настоящим.

Цифровизация этой книги для меня крайне интересна. Там мы уже закладываем NFT-механику, где будет четыре сюжетных поворота, четыре аукциона. Владелец NFT сможет определять, куда дальше будет двигаться роман – у него будет выбор из двух или трех вариантов, развилок. В январе мы хотим запустить первый NFT, и, думаю, к сентябрю следующего года можно ожидать печатную книгу.

В черновиках у меня по-прежнему лежит книга о Японии, куда я не смог поехать из-за пандемии. Хочу проехать по этой стране и написать книгу-путешествие с историческим подтекстом – поисками золота Колчака, которое осело в Японии.

– Покупатели NFT будут выбирать, как дальше развернется новый роман. Вы не разочаруетесь, если ваше интуитивное направление развития сюжета не совпадет с выбором покупателя?

– Нет, я будут только счастлив. Потому что человек будет принимать решение из тех предложений, которые ему сделаны. Развилка там из двух-трех поворотов. Поскольку я их сам формулирую, то понимаю, что мне любой выбор абсолютно комфортен. Возможно, в каких-то местах мне будет казаться, что есть более интересные направления, будут какие-то сломы. Но пока я внутренних противоречий не вижу – наоборот, мне интересно в эту историю поиграть.

Самое популярное
Наш город
Камень для самовыражения, «космический поезд» и фотосессия панд: хорошие новости недели
Только позитивные события столицы
Горожане
Вторая кожа. Как развивается рынок цифровой одежды в России
Диджитал-мода захватывает блогеров, дизайнеров и метавселенные
Умный город / Интервью
Олег Корниенко: «Монотонный труд в развитых странах скоро будет полностью роботизирован»
Интервью с директором инжинирингового центра «Автоматика и робототехника» МГТУ им. Н. Э. Баумана
Культурный город
Со своего огорода. Как локальные и сезонные продукты стали главным трендом современной гастрономии
Где выращивают продукты для московских ресторанов
Благотворительность
«Долгое время делал пожертвования тайно». Как и почему предприниматели вкладываются в благотворительность
Бизнесмены рассказали, с чего начали помогать
Наш город
В Москве завершается благоустройство дворов, которые придумали жители
Два первых двора, спроектированных москвичами вместе с архитекторами, появились в Лосиноостровском и Кузьминках
Другие города
Суздаль одушевленный. Каким будет город к своему тысячелетию в 2024 году
Возродить территорию, сохранив ее уникальное историческое наследие
Наш город
Гид Michelin в Москве: как звезды влияют на шефов — и на город
Мишленовский ресторан удорожает недвижимость в округе на 0,5%
Гараж
Бюджетная роскошь. Проверяем в деле новую Hyundai Creta
Тьма интеллектуальных помощников, цифровая приборная панель и дистанционный контроль
Свободное время
После прочтения сжечь. «Королевская игра» со звездой сериала «Тьма» Оливером Мазуччи
«Многослойный, одновременно жесткий и сентиментальный фильм о том, как шахматы могут спасти жизнь, но и лишить рассудка»
Наш город
Гастромаркеты захватили Москву
«Пандемию можно сравнить с сильным ветром, сдувающим лишнюю пену на кружке пива»
Умный город
Еда на дом. Москвички рассказали о переходе на питание с доставкой
«Для меня важно разнообразие, но я не умею готовить»
Наш город
Поселение Московский: кусочек природы среди высоток и автострад
Сочетание современной городской инфраструктуры и природного ландшафта
Умный город
Хайтек на кухне. Способны ли технологии сделать из вас шеф-повара
Инженеры продолжают разрабатывать удивительные кухонные гаджеты и приборы
Наш город
Блюда со всех сторон света и еда с претензией на звезды Michelin
В столице стартовал 16-й Московский гастрономический фестиваль