Читайте также
Пятый элемент
Искусственный интеллект как образ жизни
Зеленая полоса

Сергей Котляренко: «Все, с чем мы ежедневно соприкасаемся, станет «умным»

Владелец АО «Ситиматик» – о том, почему умные города, власть больших данных и консолидация рынков – это неизбежное будущее
Владелец АО «Ситиматик» Сергей Котляренко /Фото предоставлено «КСП Капитал»

Будут ли за нами следить не только смартфоны, но и умные телевизоры, машины, дома? Когда нас начнут вычислять через случайные сторис прохожих? Как бизнес должен относиться к большим данным и стоит ли инвесторам вкладывать средства в элементы умного города? Об этом и многом другом – в интервью владельца АО «Ситиматик» Сергея Котляренко.

– Что такое, на ваш взгляд, «умный город»?

– В моем понимании «умный город» – это совокупность технологических и цифровых решений, которые направлены на оптимизацию всех процессов, происходящих в городе. Цель этой оптимизации – повышение уровня экономического развития и конкурентоспособности города, повышение эффективности работы городских служб и городской инфраструктуры, а в конечном счете – улучшение качества жизни горожан.

Муниципалитеты, регионы, как и весь мир, проникаются этим и видят эффективность для себя. Конечно, к этому подталкивает и бизнес, который хочет продавать свои решения, – в первую очередь большие IT-компании.

И развитие в этой области идет достаточно высокими темпами. У нас в стране все начиналось с возможности подать электронное заявление на портале «Госуслуг», но затем – по мере роста цифровизации – распространилось и на другие отрасли народного хозяйства. Очень многие вещи стали проще. Так, например, общение гражданина с государством перешло из кабинетов, в которых заполнялись целые пачки документов и тратились часы времени, в электронную форму. Очень многие вопросы сейчас решаются онлайн и за считанные секунды. Развивается и телемедицина. Хотя вот на днях один из врачей сказал мне, что телемедицина – это полная ерунда.

– Это какая-то ретроградность?

– Конечно. И я тоже такой был. Когда появился первый iPhone, кто-то мне его подарил. А у меня была привычка незаметно писать sms, сидя на встречах или совещаниях. На iPhone это было невозможно, и я в итоге его кому-то передарил. Но постепенно понял, что все мои старые телефоны уже просто не справляются с тем количеством задач, которые мне необходимо посредством них решать. И когда я все же взял iPhone, понял, что те телефоны, которыми я пользовался до того, – это уже, по сути, прошлый век. Мы все цепляемся за старое, это нормально. И в то же время мы стремимся к новому – вот такой дуализм зашит в человеке.

Такое же сопротивление, например, мы периодически видим, работая в отрасли коммунального хозяйства. И в какой-то степени это понятно, ведь когда мы предлагаем оптимизацию и цифровизацию, это значит, что какое-то количество людей потеряет заработок. И вот тут очень важно, чтобы в государстве в сфере занятости работали современные социальные адаптационные механизмы. Большая цифровизация – это структурные сдвиги на рынке труда. Безусловно, сам человек должен заботиться о получении новых навыков и компетенций в течение всей жизни, но в сложные моменты изменений и потери работы у людей должна быть возможность получить помощь от государства. В том числе в получении новых навыков и компетенций.

– Должны смениться поколения, чтобы врачи поняли, что телемедицина – это нормально?

– Нет, очень быстро все происходит. Раньше нам казалось, что наши мамы не смогут пользоваться смартфонами. Но они пользуются, фотографируют, освоили WhatsApp и многие другие программы. Значительная часть общества очень быстро ко всему адаптируется. В конечном счете все, с чем мы ежедневно соприкасаемся, станет «умным».

– Останется ли у нас личное пространство, когда вокруг смартфоны, умные фитнесы, холодильники и умные города, которые постоянно собирают данные о людях?

– Конечно, личного пространства у нас все меньше. Возьмите социальные сети. Поколение взрослых людей к личному пространству относится достаточно внимательно. Но посмотрите на детей: им вообще без разницы, что вся их жизнь как на ладони. Они вырастут, и этим новым взрослым уже будет все равно, где и какая информация о них хранится, – они абсолютно спокойно будут с этим жить.

– Но вам не очень нравится, что где-то лежат данные о том, где вы были вчера и сегодня, что делали, что искали в поисковиках?

– Я вынужден это просто принять. А как иначе – не пользоваться смартфоном? Мы уже обсудили, что сейчас это практически невозможно. Но даже если и отказаться от каких-то широко распространенных технологий и вести максимально закрытый образ жизни, есть системы вычисления человека, и они постоянно развиваются. Например, множество людей постоянно снимают сторис, и, если вы оказываетесь в общественном месте, неизбежно попадаете в кадр. А потом возникнет алгоритм (или он уже существует), который будет узнавать ваше лицо и определять: вы находитесь в таком-то месте, с такими-то людьми, эти люди есть в социальных сетях, были на таких мероприятиях, работают в таких учреждениях, любят определенные вещи. Любого человека можно таким образом проследить.

– Данные – это новая нефть?

– Это модное сегодня выражение, но в некотором смысле да. Я бы при этом сказал, что основное – это, конечно, не сами данные, а умение их обрабатывать, хранить и эффективно использовать. Можно как пример рассмотреть сферу налогообложения: сначала был полностью оцифрован сектор налогообложения юридических лиц – сейчас, например, уже невозможно не заплатить НДС. Следующим этапом станут граждане.

Сейчас все без проблем друг другу посылают деньги на банковские карты, но постепенно алгоритмы начнут это анализировать, следить за переводами, сравнивать местоположение, и мы начнем получать вопросы или штрафы от соответствующих государственных структур.

– Москву можно назвать умным городом?

– Я знаю, что Москва в рейтингах находится не очень высоко. Но лично я с этим не согласен. Я бываю в разных городах, за границей, могу сравнить, и вижу, что Москва – не только очень продвинутый город, но и развивается высокими темпами. Так, в Москве с помощью развитых цифровых сервисов и медицины очень качественно управляли процессами, направленными на предотвращение распространения пандемии. Кстати, тут как раз на днях вышел рейтинг Высшей школы экономики, в соответствии с которым Москва заняла второе место в мире по эффективности борьбы с коронавирусом.

– Москва все же отличается от других российских городов. Или уже нет?

– Разница, безусловно, большая, но радует, что другие города постепенно подтягиваются. «Ситиматик» (компания, занимающаяся обращением с твердыми коммунальными отходами (ТКО). – «Ведомости. Город») работает в Волгограде, Саратове, Чебоксарах, Мурманске, Нижнем Новгороде. И в этих городах довольно красивая, комфортная городская среда – я был приятно удивлен, когда был там впервые: оказывается, жизнь есть не только в Москве, как нам зачастую кажется. По сути все решается на местах: появляется какой-то пассионарий – мэр или активный губернатор, вокруг него формируется пул профессионалов, подтягиваются интересные бизнесовые проекты − и начинаются изменения.

– Почему вы решили инвестировать в «Ситиматик»? Это часть вашей стратегии: инвестировать в элементы городского хозяйства?

– По сути, это просто совпадение: были свободные деньги, а мне предложили принять участие в этом бизнесе. В 2014 г. в одном из городов случился коллапс (в сфере управления отходами. – «Ведомости. Город»), и один мой знакомый предложил посмотреть, смогу ли я справиться с этой ситуацией. Я в этой сфере тогда вообще не имел опыта, нашел в Москве отраслевого партнера. Город объявил конкурс, и мы его выиграли. Никто, кстати, не пришел на тот конкурс, мы были единственные участники.

– То есть не то чтобы очередь стояла?

– Да. Потом этого отраслевого партнера я выкупил. И остался в компании один. Компания тогда занималась только вывозом ТКО и больше ничем. Потом она пришла в другой регион. Я начал с этой тематикой знакомиться более глубоко, и мне понравилось. Потом появилась возможность купить компанию «Управление отходами». Эта компания – один из лидеров в сфере обращения с ТКО. После покупки «Управление отходами» обе компании были объединены под брендом «Ситиматик».

И сейчас вместе с новой командой группы АО «Ситиматик» создаем современные объекты инфраструктуры обращения с ТКО, управляем комплексными системами по сортировке и захоронению «хвостов» – то есть тех остатков коммунальных отходов, которые после отбора полезных фракций пока оказываются невостребованными на рынке вторичных ресурсов.

– Речь идет о полигонах?

– В том числе. Но современный полигон – это не свалка. Современный полигон – это сложное инженерное сооружение с обязательной стопроцентной сортировкой поступающего объема мусора, геомембраной для защиты земли, контролем внутренних процессов, мониторингом окружающей среды и еще массой отличий. И да, мы понимаем, что такой тип решения проблемы несанкционированных свалок – вынужденный и полигонное захоронение на территории России надо сокращать. К 2030 г. – в 2 раза. Но сокращать надо за счет развития рынка вторичных ресурсов, стимулирования спроса, разработки и внедрения новых технологических решений и, безусловно, цифровизации всех процессов экономики замкнутого цикла. И «Ситиматик» будет в числе лидеров этого процесса, я уверен в этом. К примеру, мы сейчас активно прорабатываем идею технопарка на принципах промышленно-коммунального симбиоза и создаем сеть пунктов приема вторсырья у населения.

– Вы также владеете существенным пакетом в компании «Тион» (компания, оперирующая в сфере очистки воздуха. – «Ведомости. Город»), которая тоже вписывается в концепцию умного города. Это для вас стало продолжением инвестиций в умный город?

– Когда я узнал про «Тион», а произошло это в 2014 г., у меня еще не было какого-то понимания актуальности инвестиций в элементы умного города. По сути, эта инвестиция, как и инвестиция в «Ситиматик», сложилась исторически случайно. Знакомые подсказали, что в Новосибирске продается компания, которая занимается очисткой воздуха. Я туда поехал, и они меня обаяли своими инновационными идеями, хайпом, если можно так сказать. И, кстати, не только меня, так как в компании несколько акционеров.

– Глобально инвесторам должно быть интересно вкладывать в элементы умного города?

– На мой взгляд, конкретно сегодня такие инвестиции не слишком прибыльны, но в долгосрочной перспективе они будут намного более привлекательны. В том числе и потому, что государство будет поощрять привлечение средств частных инвесторов в эти сферы, понимая, что это несет выгоду и жителям, и ему самому. Умные города функционируют не вертикально, концентрируясь на одном аспекте общественной жизни, а горизонтально абсолютно во всех секторах, тем самым обеспечивая новый уровень синергии между ранее разрозненными системами инфраструктуры.

– Вы говорили, что изначально не интересовались компаниями, которые относятся к сфере умного города.

– Мы хотим, чтобы какая-то часть бизнеса стала частью умного города. Это разумно, рационально и в долгосрочной перспективе выгодно.

– На ваш взгляд, умный город и экологичный город – синонимы?

– В идеале в будущем каждый экологичный город, безусловно, должен быть умным.

Самое популярное
Свободное время
Ходячие энциклопедии. Какие дисциплины нужно знать, чтобы быть самым умным?
В издательстве «Альпина нон-фикшн» в декабре выходит книга о полиматах
Свободное время
Загадочные люди. Как жили и почему исчезли неандертальцы
В издательстве «Альпина нон-фикшн» в декабре выходит книга, которая развенчивает мифы о неандертальцах.
Наш город
Смелые решения. Как будущие реставраторы меняют облики российских городов
Студенты представят в Москве концепции развития одного из объектов культурного наследия своего города
Горожане / Мнение
В условиях неопределенности. Как справиться с растерянностью и обрести опору
Растерянность – острое эмоциональное состояние. В борьбе с ней помогут несколько приемов
Горожане
«Москву я полюбила через отрицание и боль». Актриса Агата Муцениеце о жизни в общежитии, невероятном столичном сервисе и раздрае в архитектуре
Гуляем по Москве с актрисой Агатой Муцениеце
Другие города
Пожить в чуме и прокатиться на оленях. Что ждет туристов в Югре
Ежегодно регион принимает около полумиллиона туристов
Другие города
Зачем регионам индустриальные парки
Как области привлекают инвестиции и создают рабочие места
Свободное время
Держаться в седле. Как конный спорт заменяет фитнес и диеты
Верховая езда шагом позволит сбросить за одно занятие порядка 150 ккал в час, рысью – уже 520 ккал, а галопом – и вовсе 660 ккал
Горожане / Интервью
«Иногда становлюсь Билли Миллиганом, у которого 24 личности»
Актер и режиссер Филипп Янковский о сериале «Монастырь» и о том, почему стал гораздо чаще сниматься, но не снимает сам
Наш город
Комфорт в большом городе
Формула счастья от архитекторов, урбанистов и девелоперов
Наш город
Затонувшие диваны и телефоны. Как убирают мусор в Москве-реке
За первые 9 месяцев 2022 г. в акватории Москвы-реки в границах города и судоходной части реки Яузы было убрано 966,4 т мусора
Культурный город
Выезд танков на сцену и запах свежескошенной травы в зале: чем удивляют московские театры после реконструкции
О модернизации главных театров столицы рассказывают архитекторы и режиссеры
Другие города
Бургеры с черемшой и кониной, купание в зимних озерах и чарующая старина: за чем туристы едут в Казань
Зимой можно кататься на снегоходах по склонам реки Камы и окунаться в Голубые озера
Наш город
Хорошие новости недели: новые катки, раздача книг и письма Деду Морозу
Собираем только позитивную информацию за прошедшую неделю
Свободное время
Рождественские хиты и нью-йоркский джаз: что послушать на теплых крышах Москвы
Насладиться музыкой с панорамным видом на столицу и открытыми верандами на высоте