Читайте также
«Ресторанный бизнес – для перфекционистов». Основатель «Тануки» – о важности «своего пути»
«Инвестиции от Baring Vostok – вроде Нобелевской премии». Управляющий партнер Skyeng Александр Ларьяновский
«Работы по профессии не было». Как петербурженка возглавила частный музей в Москве

«Живу в особняке в центре Москвы». Андрей Ковалев – о том, зачем вкладывает деньги в заброшенную усадьбу, которую не окупить

Гуляем по Москве с бизнесменом и лидером Общероссийского движения предпринимателей
Евгений Разумный / Ведомости

В рубрике «Городские истории» предприниматели и деятели искусства рассказывают о своей жизни в Москве: где им нравится гулять, вкусно есть и пить, проводить личные или деловые встречи и многое другое. Гость этого выпуска – известный предприниматель, общественный деятель и музыкант Андрей Ковалев. 

Собственник группы компаний «Экоофис» и усадьбы Гребнево Андрей Ковалев известен как крупный владелец недвижимости. Он занимается реконструкцией и сдачей в аренду коммерческих объектов в Москве. Кризис 2008 г. серьезно пошатнул его бизнес, и Ковалев был на волоске от того, чтобы потерять все из-за больших кредитов в валюте, но смог устоять. Также Ковалев был владельцем макаронного холдинга «Первая макаронная компания» и одного из крупнейших таксопарков в стране «Таксопарк № 20».  

В середине 1990-х был заместителем министра лесной промышленности, в 2000-х – депутатом Мосгордумы. С 2020 г. Андрей Ковалев – лидер Общероссийского движения предпринимателей. 

В 2018 г. он купил у Министерства культуры полуразрушенную усадьбу Гребнево, чтобы восстановить ее и дать новую жизнь историческому месту. В планах создать там исторический, архитектурный, культурный, образовательный и развлекательный кластер. 

Звезды детства

Я родился в Москве в семье оперной певицы и военного. Около четырех лет мы тесной компанией (мама, папа, бабушка и я с младшим братом Алексеем) жили на Рогожской Заставе в крохотной 15-метровой коммунальной комнате. В те годы не было замысловатых современных игрушек, и мы с братом развлекали себя всем, что могли найти. Я помню, как в длинных коридорах коммуналки мы катали на согнутой проволоке велосипедные обручи и были довольны этим.  

Благодаря тому, что мама пела в Большом театре, всей семьей мы перебрались в кооперативную квартиру на улицу Усиевича, дом 5. В то время улица еще достраивалась. Помню, там стоял Инвалидный рынок и деревянные дома. 

Улица Усиевича очень интересная. Здесь жили знаменитые артисты кино, цирка, эстрады, композиторы, драматурги, художники, скульпторы. Тогда редко кто ездил на машине, и на улице можно было встретить многих народных артистов и знаменитых актеров. 

В доме напротив нашего жил Евгений Петросян, а в соседнем доме – композитор Микаэл Таривердиев. В юные годы я не понимал, что все эти люди – гении, и к звездному соседству относился спокойно.

Евгений Разумный / Ведомости

Школьные годы

Наша с братом школа № 715 стояла напротив дома. Кирпичное четырехэтажное здание, как и наша улица, сохранило в своих стенах имена знаменитых учеников. В разное время ее заканчивали такие известные люди, как поэт Э. Иодковский, рок-музыкант Е. Моргулис, дети и внуки В. Чкалова.

Летом мы с братом отправлялись в пионерский лагерь от Большого театра в районе Звенигорода или в Анапу. Помню, в один из таких заездов мы что-то не поделили с Андрисом Лиепой, сыном Мариса Лиепы, и нас разнимали всем отрядом. 

В юные годы я занимался фигурным катанием на стадионе «Юных Пионеров» у метро «Динамо» и музыкой в детской музыкальной школе имени И. О. Дунаевского. Там я научился играть не только на фортепиано, но и на скрипке, контрабасе и виолончели. Каждый день я бежал на занятия с виолончелью через графский парк с живописными развалинами. Сейчас на этом месте стоит один из небоскребов «Дон-строя». 

Окончив музыкальную школу, я собирался поступать в училище при столичной консерватории. Мама мечтала, чтобы я играл в оркестре Большого, потому что работа там означала загранпоездки, иностранные вещи. Помню, мама привозила из заграничных поездок жвачку. В классе вставали в очередь, чтобы ее пожевать после меня. 

Студенчество

Подростками мы с братом бредили мотоциклами. Алексею родители купили мопед, а мне мотороллер. Финансирование этой истории складывалось из первого взноса отца, а затем бабушка ежемесячно с пенсии выплачивала оставшуюся сумму. Это называлось «в рассрочку». 

На даче я возил бабушку до станции, где стояли магазины. Гонялись с друзьями наперегонки, но они на «макаках», а я на мотороллере. Помню, у моего мотороллера все борта были побиты, потому что колеса маленькие, а ехать часто приходилось по грязи, и я падал. 

Так мы с братом увлекались мотокроссом, занимались в клубе ЦСКА, видели чемпионов мира Виктора Арбекова и Юрия Моисеева. Увлечение техникой переросло в то, что я после окончании школы поступил в МАДИ на конструкторско-механический факультет. 

Евгений Разумный / Ведомости

На втором курсе я играл на бас-гитаре в вокально-инструментальной группе «Пилигрим». После окончания института группа распалась. Уже в 2005 г. я собрал новый коллектив, но с тем же названием.

После диплома я целый год не выходил на официальную работу, пока не заставил отец, беспокоясь за статью о тунеядстве. Я попал в закрытое режимное конструкторское бюро транспортного машиностроения. Это 16-этажная черная башня у метро «Юго-Западная». Там я проектировал кран для погрузки атомных ракет в подводную лодку. 

В конструкторском бюро у меня не заладились отношения с начальником отдела. По распределению я был обязан отработать 3 года, и я заупрямился, что на работу ходить буду, но делать там ничего не стану. Тогда генеральный директор КБ вызвал меня к себе и спросил о конфликте. Я объяснил, что не хочу быть конструктором, а хочу художником по мебели. Выслушав, он перевел меня в художники, где пришлось рисовать портреты советских вождей.

В итоге я пошел в Строгановку на факультет дизайна по мебели и интерьерам. Мне пришлось уволиться из КБ, так как я поступил по постановлению ВСНХ от 1926 г. Этим постановлением устанавливалась процедура получения второго высшего образования, и я должен был закончить два курса за один год: первый – дневной, а второй – вечерний. Я ушел, так и не получив диплом. В это время я уже открыл свой первый кооператив, и времени на учебу не было. 

1990-е и первые деньги

Свои первые большие деньги я заработал буквально собственными руками – делал мебель. Самый распространенный вариант заказа был, когда богатый человек приобретал венгерский инкрустированный гарнитур, куда входила только одна тумбочка под телевизор, когда у него дома три телевизора. Я создавал заказчику один в один нужные тумбочки. 

В 1987 г. началась перестройка. Когда разрешили открывать кооперативы, у меня уже был небольшой капитал, и я создал один из первых кооперативов «Престиж».

Через полгода мое производство расширилось до 500 человек, которые делали мебель. В то время в моде были угловые кухонные диванчики. Все кооператоры делали эти диванчики собранными, а я придумал, еще не зная, что такое IKEA, поставлять их в разобранном виде: три упаковки, болты и инструкция по сборке.

Весь Советский Союз я заставил своими диванчиками. Через два года на меня работало уже почти 2000 человек, 12 цехов в Москве и Московской области. Примерно через год я заработал свой первый миллион.

Дом с рыцарями

Уже 6 лет я живу в четырехэтажном особняке XVIII в. в центре Москвы. Здесь я все сам придумал, сам сделал, нашел, развесил и расставил. Внутри антикварная мебель, много статуэток, ваз, на стенах картины – подлинники XVI–XVIII вв. и старинное оружие, рыцарские доспехи. Первые рыцари, которых я купил, оказались копиями XIX в., потом я уже стал опытным в этой теме. Мне всегда была интересна история Средних веков, и я собрал самую большую коллекцию средневековых доспехов в России. 

Как живое существо, дом все время меняется. Если я покупаю одну картину, то перевешивать приходится штук 20.

Евгений Разумный / Ведомости

Многие считают, что дом похож на музей, но это не так. Старинный особняк требовал именно таких картин, мебели, скульптур. Современная обстановка в нем выглядела бы неуместно.  

Я – художник-реставратор, это моя жизнь. Я люблю антиквариат, и у меня не одно старинное здание в собственности. В этом доме около 35 комнат, но в каждой я бываю редко. 

Со мной живет моя девушка с моим сыном, часто приезжают ее мама, племянницы – у нас веселая семейная компания. В доме мой личный офис, и большинство встреч я провожу здесь. 

Москва

Москва мой родной, любимый город, и с годами она только хорошеет. Столица стала чище и благоустроенней, много гранита и красивых фонарей. Но когда я вижу новые высотные дома, то думаю, что это уже не Москва. Она для меня – не выше 9 этажей. Я не понимаю, как люди могут жить и работать в «Сити» и считаю, что его можно было строить, но где-то на окраине. В городе меня возмущает высокий налог. Из-за него коммерческая недвижимость убыточна. 

Мне нравятся старые здания из красного кирпича – фабрика «Красный Октябрь», Бадаевский, Даниловская мануфактура. Любимые улицы для прогулок – это старый Арбат или Патрики. Хороша и Маросейка – она похожа на европейскую улицу. 

На старом Арбате есть место, куда я приезжаю много лет. Это байкерское кафе, которое периодически меняет название. Там я старожил и ветеран байкерского движения с 1995 г., когда оно еще носило название «Сикстис». Я люблю приехать сюда на своем «харлее» и погулять по улице. Интересно наблюдать, как меняется облик старого Арбата. Я его помню, еще когда здесь ходили трамваи. 

Евгений Разумный / Ведомости

Свою первую машину ВАЗ 2111 я купил в 23 года. Нашел ее во дворе соседнего дома. Она была настолько гнилая, что в любом месте можно было проткнуть пальцем насквозь. Тогда у меня было только 1000 руб., когда самая дешевая новая стоила 5500 руб. Купив машину, я еще полтора месяца занимался ее ремонтом – варил днище, красил и полировал. 

Помню, в те годы ездил по Тверской в субботнюю полночь, и никакого проблеска фар ни впереди, ни сзади. А сейчас в это время пробки.

В столице я побывал почти везде, но остались места, которые планирую посетить. Я еще не был в Оружейной палате, хоть периодически бываю в Кремле. В Оружейной палате представлены рыцарские доспехи, и мне интересно посмотреть на экспонаты. 

«Усадьба Гребнево – это моя любовь»

Владельцем усадьбы Гребнево я стал случайно или по знаку судьбы. Отец Иоанн, настоятель двух гребневских храмов, учился в реставрационном колледже, который основал мой отец.

Я всю жизнь занимался реставрацией и изготовлением мебели. И если сейчас не спасать Гребнево, оно уйдет. Большинство старинных усадеб разрушены, остальные разрушаются. Для меня это дело – веление сердца и души. 

Евгений Разумный / Ведомости

В усадьбе много проблем, которые ждут быстрых решений. Я хочу восстановить Гребнево, дополнить ее самыми разными парками развлечений и музеями – старинных доспехов, живописи, автомобилей, карет. Вход в музеи будет бесплатным. 

Я купил усадьбу Гребнево в 2018 г. на аукционе за 80 млн руб. Это 50 гектаров, два острова и территория самой усадьбы со всеми строениями. 

Этот проект я делаю сам, без участия Министерства культуры, но все разрешения и согласования должен получать в Росохранкультуре. Окупаться проект никак не будет, это невозможно, когда все бесплатно для посетителей.

Через 4 года, как я надеюсь, мы завершим реставрацию, моя мечта – открыть усадьбу оперой Большого театра «Иван Сусанин» или «Хованщина», которые относятся к временам князя Дмитрия Трубецкого, одного из самых известных владельцев усадьбы Гребнево. Устроить выставку картин из собрания Эрмитажа князя Голицына, владельца усадьбы.

Еще я думаю о том, чтобы соединить доспехи самозванца Лжедмитрия Первого в музее Гребнево. Сейчас панцирь доспехов хранится в музее «Метрополитен» в США, а остальная часть – в Артиллерийском музее Санкт-Петербурга. 

Деньги, может, и не главное в жизни, но очень важное. Они позволяют тебе жить так, как ты хочешь, делать добрые дела. Усадьбу Гребнево я не смог бы восстановить, собрать там коллекцию доспехов или картин. Деньги важны, но их я не обменяю на любовь или дружбу.

Стоимость реставрации усадьбы сейчас около 5 млрд руб. Гребнево – это моя любовь и то, что останется после меня.

Самое популярное
Другие города / Мнение
Самый необычный в мире речной транспорт
В Москве открыта навигация по воде. Тем временем за рубежом разрабатывают речных роботов и пытаются переосмыслить акваскутеры
Культурный город
Скажи танцем. Каким получился спектакль «Арбенин. Маскарад без слов»
Театр Сатиры выпустил спектакль для эпохи, когда все сказанное может быть использовано против тебя
Свободное время
Книговорот в столице. Как организовано движение «буккроссинг» в Москве
В городе больше 30 000 книг для буккросеров и 270 специальных полок для обмена литературой
Наш город
Футбол, игра в приставку и персональный зал. Что кинотеатры предложат зрителям вместо голливудского кино
В кинозале можно отметить праздник или устроить индивидуальный просмотр любимых фильмов
Наш город
Начинающих предпринимателей Москвы научат вести бизнес
Бесплатные тренинги и семинары будут проходить до 27 мая
Наш город / Галерея
Весенний велофестиваль прошел в Москве
Участниками велопрогулки по Садовому кольцу стали более 42 тыс. человек
Другие города
Как отдыхать за границей во время санкций
Оплачивать отели и экскурсии теперь лучше до вылета за рубеж, чтобы не столкнуться с проблемами на месте
Свободное время
Ангелы и демоны живут среди нас: новый роман от автора «Петровы в гриппе и вокруг него»
Алексей Сальников написал новый роман – «Оккульттрегер». В нем демоны и ангелы живут среди людей, а связывают весь этот разношерстный социум оккульттрегеры
Свободное время
Создатель мобильного приложения YouTube: «В любом начинании будет тяжело, но все окупится»
Андрей Дороничев рассказал, как опыт работы менеджером по продукту в Google помогает ему осваивать музыкальное поприще
Свободное время
Детектив на подводной лодке и триллер с элементами мелодрамы: 5 сериалов с сильными женскими персонажами
Девичий «Повелитель мух», шпионский роман с российским акцентом и не только
Свободное время
Куда пойти в выходные 21-22 мая
Спектакли о любви, снежная буря в мае от Полунина и новое индийское меню для тех, кому холодно
Горожане
«Барьеров нет — они в головах у людей». Вице-президент МТС — о возможностях пробивать стены в бизнесе
Александр Ханин рассказал «Ведомости. Городу» о том, как превратить «дело безумцев» в рублевого единорога
Наш город
Иностранные инвесторы вложили в развитие Москвы свыше $256 млрд
Доля столицы в общероссийском товарообороте со странами Ближнего Востока составляет 37%
Культурный город
5 вдохновляющих мемуаров: Ильф, Оруэлл и чиновник-коррупционер
Жизненные уроки известных людей для осмысления в нестабильное время
Горожане / Мнение
Что мешает отцам пользоваться отпуском по уходу за ребенком
60 лет назад отцы в среднем проводили с детьми только 16 минут в сутки, а сейчас – в 4 раза больше: 59 минут