От венца до кокошника

Как художница из Красноярска перенесла старинные техники рукоделия в 21 век

Ольга Лаптёнок с юных лет интересовалась стариной. В Красноярской академии музыки и театра защитила диплом по старинной органной музыке, в Красноярском госуниверситете изучала культуру Древнего мира на факультете искусствоведения и культурологии.

«С другой стороны, если вы принадлежите к поколению, которое было молодым и активным в 1990-е и хотело красиво одеваться, вы и ваши подруги, скорее всего, умеете делать что-то из ничего. В моем случае это было шитье», – вспоминает Ольга.

Интерес к древности и навыки рукоделия сошлись и дали свои плоды. Дальше была работа в семейной мастерской по выпуску сувениров, где Ольга делала головные уборы сибирских народов, часто с символикой, которая отражает мировоззрение коренных сибиряков.

А вот интерес к русским кокошникам, повязкам, сорокам и кичкам возник, когда Ольгу с арт-проектом пригласил во Францию друг по переписке. Попросил привезти что-то типично русское, что может французов заинтересовать.

«Я стала думать, что можно рассказать о наших традициях во Франции, – рассказывает художница. – И тут мне на глаза попалась реклама курсов Юханна Никадимуса, мастера, который создает головные уборы по старинной технологии. У него я и научилась технике сажения по бели. Это искусство пришло к нам из Византии, где использовалось для украшения икон. В России оно известно с XI века, как и традиция вышивать золотыми нитями».

Бель – это настил из хлопчатобумажных или льняных белых ниток, которым выкладывается узор, и уже на бель сажаются жемчуг перламутр, бисер, стразы или металлический шнур. Отсюда и название – сажение по бели или по настилу.

Традиция еще жива в русских монастырях, и вторым учителем Ольги Лаптёнок стала Светлана Гладских, создавшая мастерскую церковного орнаментального шитья при подворье преподобного Андрея Критского в Константино-Еленинском женском монастыре (Санкт-Петербург).

Ольга делает реплики исторических изделий. Образцами служат экспонаты из музеев или картины. Она использует только натуральные жемчуг и перламутр, а еще антикварную тесьму, антикварные европейские галуны. «Возможно, поэтому мои изделия выглядят так правдоподобно», – улыбается художница.

«Исключительность творчества Ольги Лаптёнок уже в том, что его невозможно отнести к привычным современным жанрам работы с народным костюмом, – уверен искусствовед, этнокультуролог и исследователь традиционного костюма Андрей Боровский. – Это не историческая реконструкция, при которой ставится задача воспроизвести в точности дошедшие до нас артефакты, хотя реплики Ольги безупречно достоверны, в них используются старинные материалы и аутентичные приемы. Это не модные стилизации – хотя любой из предметов легко и органично вписывается в современные представления о стиле. Главное – это создание образа. На этом пути органично сочетаются точность реконструкторских техник и театральные приемы обобщения, стилизации, гротеска. Так работали знатоки народного костюма Виктор Васнецов и Иван Билибин; перенесенный в книжную иллюстрацию, на театральную сцену или придуманный для сказочных миров костюм оставался живым и убедительным».

«Когда я сделала больше пяти головных уборов и решила их показывать, встал вопрос костюмов, – рассказывает Ольга. – И совершенно случайно оказалось, что моя добрая знакомая и землячка Екатерина Горева шьет старинные костюмы, в частности настоящие сарафаны. Она дополнила мою коллекцию головных уборов платьями, и сейчас у меня четыре костюма. Три стилизованы под боярские, еще один воспроизводит наряд царевны с картины Василия Сурикова «Посещение царевной женского монастыря». А головных уборов много».

До последнего времени работа над головными уборами была для Ольги всего лишь хобби, но, по ее словам, в 2022 году всколыхнулся интерес к национальному костюму, и ее изделия оказались востребованы. Так, например, в костюмах и головных уборах авторства Ольги Лаптёнок дефилировали девушки на конкурсе красоты РЖД «Серебряная магистраль» в Красноярске.

«Дефиле – это коммерческая история, – говорит Ольга. – Есть еще проект «Сарафандр» – он по любви. Слово придумали веселые коллеги из Томска, скрестив «сарафан» и «скафандр» – предметы одежды, которые в реальной жизни редко встречаются. Я трижды участвовала в этих шоу, последний раз в 2023 году».

В феврале 2023-го художница открыла онлайн-курсы, пока в тестовом режиме. Технику, уверена Ольга, может освоить любая, у кого в школе были уроки труда. Сейчас у нее больше 20 учениц. Они выполняют задания, педагог вносит правку, если надо, отправляет видео. Ученицы отшивают много пробников, пока не получится правильно, и только потом переходят к изготовлению изделия.

«Косник – украшение на косу – можно сделать за месяц, архангельский венец, похожий на снежинку, минимум за три, – объясняет Ольга. – Уже есть успешные результаты».

«Ольга Лаптёнок создает свой волшебный, сказочный мир, – подытоживает Андрей Боровский. – Знание не только кроя и конструкций русского костюма, но и его традиционных законов и сложившегося веками символического языка помогает ей сочинять собственные волшебные сказки. И всегда в центре героиня, наша современница, а уборы и наряды – лишь средство раскрыть самое главное – тихую и чарующую красоту женственности».