Стиль жизни
Бесплатный
Петр Поспелов

В стране действуют одновременно две системы

Позвонил Владимир Кехман – директор Михайловского театра в Петербурге, пригласил на премьеру. Заодно спрашивает:

- Как вы относитесь к приходу Курентзиса в Пермский театр? Об этом вчера агентства сообщили.

- Сегодня уже опровергли. Не идет Курентзис в Пермский театр.

Что на самом деле? Теодор Курентзис в Пермском театре был, прошелся, но спектаклей не смотрел. Переговоры вел, но планов на будущее не открывает. «Это слухи, никакого контракта я не подписывал.» Какие еще слухи? Что городское начальство уже подыскивает квартиры музыкантам оркестра Musica aeterna, который чуть ли не в полном составе должен вместе с Курентзисом переехать из Новосибирска в Пермь. Это человек сорок. Они должны составить основу для нового оркестра из восьмидесяти человек, который Курентзис наберет для работы в Перми.

Возможно, ничего этого не будет. Ведь не состоялось же превращение новосибирского оркестра Musica aeterna в оркестр Калужской филармонии. Но Пермь не Калуга, и, возможно, завтра появится новость, что Курентзис в Пермь все-таки идет.

Георгий Исаакян, экс-худрук Пермского театра оперы и балета, Пермь покидающий, сказал, что если Курентзис поменяет Новосибирск на Пермь, то это будет горизонтальное, а не качественное перемещение.

Но все-таки Пермь и не Новосибирск. В Перми теперь современное искусство, там Марат Гельман, там Эдуард Бояков. Курентзис, что бы он ни играл, хоть барокко, хоть Рахманинова – безусловно, тоже современное искусство. Если в Перми поддерживают таких людей, значит, Курентзису там место.

Ему всё придется начинать сначала. Если не всё – раз с ним будут обученные им оркестранты из Новосибирска – то многое. Он уже начинал многажды – и в Новосибирске, и в Москве, и с разными московскими оркестрами, и в Большом театре. Он терпеливый созидатель и, при всей богемности, неимоверный трудяга. Проблема в том, что в наших условиях созидание должно сопровождаться разрушением. И в этом великом деле Пермь могла бы стать пионером.

Лет десять назад, когда я приезжал в Пермь отбирать спектакли на фестиваль «Золотая маска», там был какой-то ужас. Оркестр не держал строй категорически. Музыканты не всегда были в этом виноваты. Дирижер Дмитрий Лисс рассказывал мне, что он сделал замечание пермскому кларнетисту: «Вы не слышите, что играете на четверть тона выше?» - «Слышу, но ничего поделать не могу» - ответил тот. Просто у него был такой кларнет.

Сейчас – другое дело, во многом благодаря энергичному Исаакяну. Пермский оркестр звучит вполне прилично. В этом году, работая в жюри той же «Золотой маски», я с удовольствием голосовал за то, чтобы главный дирижер театра Валерий Платонов получил награду в своей номинации.

Но что касается оперной труппы, то она больших успехов за все эти годы не сделала. Поют на уровне лишь некоторые солисты. Курентзиса это, конечно же, не устроит. Понадобятся приглашенные – как они теперь надобятся везде, где устраиваются премьеры.

Сейчас у нас действуют одновременно две системы – репертуарная, наследие СССР, и контрактная, по которой живут в мире. Штатные певцы сидят дома и обслуживают репертуар. Но на ответственные спектакли – премьеры, показы для экспертов все той же «Маски», гастроли – зовут приглашенных солистов-контрактников. Эти солисты тоже приписаны к какому-нибудь московскому и петербургскому театру, но практически живут в самолетах и гостиницах, выступая повсюду. Приехав в Новосибирск на «масочный» показ «Князя Игоря», я увидел в главных ролях знакомых московских артистов. Потом, в ресторане, я стал рассуждать, что вот, раньше я приезжал и мог составить мнение именно о новосибирской труппе. А теперь везде поют… - «одни и те же», - подсказал мне московский тенор Хачатур Бадалян.

Избавиться от труппы и перейти целиком на контрактную систему мечтают все руководители более-менее обеспеченных театров. Экс-дирижер Большого театра Александр Ведерников, вздыхая, говорил: «Вот бы уволить человек двести…» и разводил руками: нельзя, закон не велит. Владимир Кехман из Михайловского театра, чей звонок побудил меня написать этот пост, делает подобный жест.

Если Курентзис придет в Пермь, там будет то же самое. Он станет делать интересные, качественные проекты со своим оркестром и своими солистами. На это время труппа театра будет с обидой, но с сохранением зарплаты отодвигаться в сторону.

Пермь могла бы стать первопроходцем в деле построения контрактного оперного дома, если бы решилась отказаться от оперной труппы, оставив в штате второй оркестр (для балетов), хор и часть певцов, поющих моржовые партии. А все ведущие партии обеспечив системой контрактов.

Подобные идеи уже звучат в мире драматического театра. Так, в первом номере обновленного журнала «Театр» педагог Александр Попов предлагает перевести всех московских театров на зарплату в единое Столичное театральное агентство, что позволило бы театрам нанимать только тех актеров, которые им действительно нужны.

Курентзис не переделает Пермский театр, как он не переделал Новосибирский. Он и его компания будут прекрасным наростом на больном бездвижном теле. Чтобы перевести Пермский театр в соответствие Курентзису, нужно, вероятно, де-юре его уничтожить, а затем создать заново, уже без труппы. На роль создателя Курентзис подходит. На роль уничтожителя Перми нужно выдвинуть кого-то из своих рядов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more