Стиль жизни
Бесплатный
Алексей Мокроусов
Статья опубликована в № 3293 от 25.02.2013 под заголовком: Это не надгробие

Выставка “Первая книга”: Это не надгробие

Выставку «Первая книга» в музее-заповеднике «Царицыно» впору назвать «Последняя книга»: будущее печатных изданий сегодня неясно
Книга уже готова стать музейным экспонатом
А.Махонин / Ведомости

Большая элегия Джону Донну» Иосифа Бродского, тщательно выписанная Ксенией Бисти на девяти белых и двух черных тарелках. Бетонный кубик Рубика, на котором Сергей Катран расположил буквы русского алфавита. В «Мелочи» Евгения Грищука в роли букв выступают монеты, впечатанные в бумагу, их надо «читать» на ощупь. А в «Человекокниге» Ольги Ганжи меняется уже природа бумаги: текст ложится здесь на человеческое тело.

«Первая книга» – не выставка памяти книгопечатания, это показ нынешнего состояния «книги художника», арт-вариаций на тему традиционной книги. Давид Бернштейн оформил музейные залы не как надгробие, но как чествование – такие легкие и в то же время красивые экспозиционные решения в московских музеях редки.

Около 300 работ двух сотен авторов представляют практически весь мир. В Хлебном доме царицынского комплекса есть художники из Франции и Швейцарии, США и Финляндии, Турции и Бразилии. Но больше всего россиян – и произведений, созданных в последние годы. Это не только объекты, но и книги, где текстом оказываются фотографии, и видеофильмы: экраны сегодня всюду уместны.

Феномен «книги художника» в последнее время популярен в Москве – недавняя выставка, организованная Борисом Фридманом в Манеже, стала событием. Но кураторы «Первой книги», представляющие международное объединение «Книга художника», подчеркивают разницу между франкоязычным livre d'artiste (которую они понимают прежде всего как тиражную графику) и англоязычным artist's book, произведением, стремящимся быть уникатом. Английский термин и надо применять по отношению к этой выставке.

Хотя Михаил Погарский, один из авторов экспозиции, утверждает, что «не художник работает для книги, а книга работает на художника», этот симбиоз оказывается слишком сложным для его расчленения. К нему примешивается и желание понять, куда движется «Галактика Гутенберга», какие формы она примет после того, как законы восприятия мультимедийной информации окончательно отменят правила традиционного чтения.

До 21 апреля

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать