Статья опубликована в № 3941 от 19.10.2015 под заголовком: Чужие письма

Книга «Черные кабинеты» Владлена Измозика – история российской перлюстрации

Читали письма декабристов, писателей, студентов и вообще всех

Всякий знает еще с детства: читать чужие письма нехорошо. Но что не стоит делать воспитанному человеку, то можно государству. Из частной переписки оно узнает много интересного и даже полезного, причем не только о пишущем, но порой и о самом себе. Истории перлюстрации в дореволюционной России и посвящена книга Владлена Измозика.

Исследователь характеризует задачу служб перлюстрации, как она сложилась ко времени перехода России в раннюю индустриальную стадию: «Органы эти должны были теперь снабжать руководство страны, и прежде всего императора, не только сведениями о террористических, антиправительственных, оппозиционных группах и течениях, а также настроениях политической элиты и дворянства, как ранее. Теперь следовало получать объективную информацию о политических симпатиях и антипатиях широчайших масс, их реагировании на те или иные акции правительства, постоянно отслеживать изменения настроений в различных регионах, социальных, национальных и религиозных группах, создавая тем самым возможности для необходимой, своевременной и точной корректировки проводимого властью курса. Значительная роль в этом плане принадлежала перлюстрации».

Первые сведения о тайном снятии копии с частных писем в России относятся к XVIII в.; в Европе практика существовала раньше. Пункты, где вскрывались письма, так называемые «черные кабинеты», существовали по всей империи, от Варшавы и Паланги до Казани и Иркутска. Специальные службы создавались при почтамтах, где незаметно для чужих глаз вскрывали письма и делали с них копии, отсылавшиеся затем в полицейские управления. Те передавали их заинтересованным лицам.

Можно понять правительство, когда речь шла о дипломатической почте, ей у Измозика посвящена отдельная глава. Но перлюстрировались и письма тех, кого власть считала своими политическими противниками.

Даже императоры не стеснялись читать чужие письма, на некоторых они оставляли свои пометы. Так, Александр II радовался, когда ругали Герцена-Искандера и его «Колокол»: «Весьма благонамеренное письмо», «Хорошо, если бы побольше так думали!». Хотя это занятие порой им изрядно портило настроение, на всех вокруг они начинали смотреть с подозрением. А Николай II не стеснялся читать выдержки из писем Льва Толстого, ему показывали все антивоенные фрагменты. Одно время цензура вскрывала и фотографировала все толстовские письма без исключений.

Что уж говорить о письмах менее именитых! Вскрывали всех. Читали студентов и университетских преподавателей, генералов и тайных советников, не брезговали и анонимками. Благодаря этому в архивах сохранились свидетельства удивительного здравомыслия, заставляющие думать, что все проблемы в стране порождались не снизу, но сверху.

Вот в 1868 г. делается выписка из письма декабриста М. И. Муравьева-Апостола от 20 ноября. Матвей Иванович писал: «Из всего, что происходит, я вывожу одно заключение – что никакое благоразумное правительство не должно и не может существовать без оппозиции, которая бы заставляла его оглядываться на всяком шагу... и мешала бы ему действовать на авось». Письмо цитируется по фондам Государственного архива Российской Федерации, как и многие другие материалы, приводимые автором. Всего он провел в архивах почти 20 лет, книга – плод многолетнего труда, и это выгодно отличает ее от скороспелых компиляций, которых так много сегодня на книжном рынке. Тем более что сама история российской перлюстрации не завершилась с падением царизма.

На последних страницах книги кратко прослеживается развитие ситуации после революции. Так, в 20-е гг. перлюстрацией занимался отдел политконтроля ОГПУ. Известна, например, докладная от 12 декабря 1924 г., направленная на имя Ф. Э. Дзержинского одним из руководителей отдела, И. З. Суртой. Тот сетовал, что сотрудники «никаких праздников и выходных дней не имеют», что «сотрудник на телеграфе просматривает в сутки 2500 телеграмм», а «полная обработка писем доведена до 250 штук в день на одного человека». Всего же за время с октября 1923 по октябрь 1924 г. было просмотрено более 5 млн писем и более 8 млн телеграмм.

После войны ситуация с перлюстрацией не изменилась – так, лишь на главпочтамте Читы перлюстрацией писем занималось 70 человек.

Как отмечал тот же Измозик в одной из своих статей середины 1990-х гг., куда делись многочисленные сотрудники этих служб после перестройки, никто толком не знает. Впрочем, сегодня у них могла появиться новая работа – читать письма в интернете. Тем более что большинство почтовых ящиков вскрывается без особых усилий со стороны хакеров, а содержащаяся в них информация не менее интересна, чем в письмах императорской России.

Владлен Измозик. «Черные кабинеты»: история российской перлюстрации. XVIII – начало XX века». М.: Новое литературное обозрение, 2015

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать