Стиль жизни
Бесплатный
Александр Губский

Винодельческий бизнес – история не про деньги, а про семейные ценности

Почему – объясняет Марилиза Аллегрини, совладелица компании Allegrini

За последние пару десятилетий Amarone della Valpolicella превратилось в одно из самых популярных вин Италии. Амароне делается из подсушенного винограда сорта корвина – в процессе сушки ягоды теряют до половины влаги, но сохраняют прежний уровень сахара, поэтому вино получается мощным, сладковатым и способно храниться десятилетиями – такой стиль вина полюбился ценителям на самых разных континентах.

Одна из виноделен, внесших наибольший вклад в популяризацию амароне, – Allegrini. Урожай 2010 г. от Allegrini получил максимальную оценку – «три бокала» – от влиятельного итальянского гида Gambero Rosso, и эта оценка стала 30-й для Allegrini. По этому поводу Allegrini и Gambero Rosso организовали ужин и дегустацию, а совладелица компании Марилиза Аллегрини ответила на вопросы Александра Губского.

– Вы физиотерапевт по образованию, почему вы все-таки поменяли медицину на виноделие?

– (Смеется.) Из-за семьи. Даже когда я работала физиотерапевтом, мне приходилось несколько часов в неделю уделять семейному бизнесу, потому что компания в то время была очень маленькой. Я думаю, мой отец понял, что женский вклад в развитие семейного бизнеса может быть очень значительным, и однажды предложил мне полностью сосредоточиться на работе в компании. А я, со своей стороны, осознала ее потенциал, а также то, что я смогу самовыражаться в семейной компании. Но то, чем я занималась раньше – работала в госпиталях, помогала больным, – было очень важным этапом моей жизни и очень мне нравилось. Я работала пять лет, сделала хорошую карьеру, но в конце концов присоединилась к нашей семейной компании.

Оказалось, я выбрала правильное время для перехода в бизнес: я успела достаточное время поработать со своим отцом (он ушел из жизни два года тому назад) и многому у него научиться. Бизнес – это не только и не столько про деньги, сколько про то, что ты оставляешь следующим поколениям.

– А вам не было страшно приходить в винодельческий бизнес? Все-таки тогда, в начале 80-х, это был сугубо мужской мир, да он и до сих пор таким остается, женщин на топ-позициях в винодельческих компаниях можно пересчитать по пальцам: вы, сестры Антинори, Вероника Друан, Кристина Мариани из Banfi…

– Да, женщин на топ-позициях немного, а тогда их вообще не было. К тому же я была молода. Помню, как мы вели переговоры, сидели за столом, и один из наших контрагентов сказал: «Я не веду дел с женщинами и с подростками». Тем не менее я осознала, что мне нравится эта работа, нравится путешествовать по миру и рассказывать о том, чем мы занимаемся, о философии нашей семьи. Это чудо: я уже 32 года занимаюсь этим и по-прежнему испытываю восторг.

– Тем временем в Allegrini начали работать уже представители седьмого поколения семьи?

– Да. Моя племянница уже работает в компании; моя дочь еще учится в университете (она занимается философией), но когда она его окончит, то совершенно точно присоединится к отделу маркетинга нашей компании. У нее тот же подход, что и у меня: она не изучала профессионально виноделие или маркетинг, она просто жила всю свою жизнь в этой [винодельческой] атмосфере, так что я уверена, что она будет очень успешна – исходя из того, что я уже вижу сейчас.

– Насколько изменилась компания за эти 32 года?

– Компания изменилась очень сильно. Мы выросли как в количестве производимого вина, так и в его качестве, ибо за эти годы мы научились очень многому. Думаю, что это принципиально важно: даже если вы ставите себе задачу увеличить объемы производства, ни в коем случае нельзя поступаться качеством. За эти годы мы внедрили очень много инноваций на виноградниках и в винификации – это начал мой отец и продолжил мой брат. Например, то, как мы изменили процесс сушки винограда, позволило нам одновременно увеличить объемы производства вина и улучшить его качество. 32 года назад Вальполичелла не была регионом такого стабильного виноделия, каким является сейчас. На тот момент в Италии было только две серьезных винодельческих провинции – Тоскана и Пьемонт. А теперь Вальполичелла – в первую очередь благодаря амароне – бесспорно входит в топ-5 лучших винных регионов Италии. Полагаю, мы сыграли в этом превращении важную роль и были частью успеха нашего региона.

– Бизнес вашей компании зародился в Вальполичелле, вы делали вина из местных сортов винограда. Но в 1989 году у вас появился новый бренд Corte Giara – демократичные вина из международных сортов, а следом вы пришли в Тоскану, начав делать вина Poggio al Tesoro и San Polo. Почему?

– Проект Corte Giara родился из нашего желания иметь более широкую, в том числе и более доступную, линейку вин – из разных сортов винограда и не только из Вальполичеллы.

Также мы хотели создать более доступные варианты амароне и рипассо. Изначально в этом проекте мы выступали как негоцианты – то есть закупали чужой виноград и из него делали свое вино, но сейчас у нас есть 40 га виноградников, то есть половина винограда для Corte Giara – наш собственный, а другую половину выращивают отобранные нами виноградари по нашим стандартам. И вина Corte Giara получили уже очень хорошую известность, проект оказался успешным.

Надо признать, что для меня всегда было интересным делать хорошие вина в разных ценовых категориях. С винами Corte Giara – гораздо более доступными, чем амароне, – мы обращаемся уже к совершенно другой категории покупателей.

Наши тосканские поместья – Poggio al Tesoro и San Polo – расположены в разных частях страны. Poggio al Tesoro в Болгери стало первым моим собственным проектом – и я решила создать его с нуля. Купила [в 2001 г.] землю, на которой было только 7 га виноградников, сейчас на ней 70 га виноградников, из них 50 га уже дают урожай. Для меня это стало очень интересным проектом: найти землю, засадить ее, найти для компании имя, создать собственный стиль вина… Я влюбилась в Болгери сразу же, как туда попала, я вижу у него большой потенциал в том, что касается производства вина. И это просто очень красивое место, туда прекрасно приезжать летом: когда я там, то полдня работаю, а полдня провожу на пляже. (Смеется.)

А затем [в 2006 г.] появился наш проект в Монтальчино – San Polo, который для нас стал естественным продолжением Poggio al Tesoro. Оказалось, что поместье San Polo выставлено на продажу, и мы решили его купить, ведь Монтальчино – тоже очень интересный и перспективный винодельческий регион. В Болгери у нас высажены международные сорта винограда, в Монтальчино – самые важные местные; у нас есть новая компания и есть компания с историей – то есть мы можем много рассказывать.

– Новые виноградники в других частях Италии или за границей вам интересны?

–  Нет, мне достаточно существующих. Видите ли, я не рассуждаю в терминах «инвестиций» – мне интересно работать над конкретными проектами лично, я хочу сама участвовать в создании стиля вина... А в сутках только 24 часа, все успеть невозможно.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать