Стиль жизни
Бесплатный
Алексей Мокроусов
Статья опубликована в № 4187 от 21.10.2016 под заголовком: Боб Дилан – это по-немецки

На Франкфуртской книжной ярмарке есть даже Боб Дилан по-немецки

Крупнейшая в мире встреча издателей и читателей посвящена проблемам современного общества

Если попытаться описать Франкфуртскую книжную ярмарку в двух словах, то это пять дней работы и 7100 участников, да еще, быть может, 50 000 посетителей, которых ожидают здесь по воскресенье включительно (всего гостей будет 270 000 человек). Читатели приедут со всей Германии, ради них даже решили в виде исключения открыть в выходные все магазины Франкфурта, причем не только книжные – церковь и профсоюзы пытались оспорить это решение, но суд стал на сторону покупателей.

Экономика является важнейшей стороной книгоиздания, потому статистика отслеживает все мыслимые цифры и тенденции. Важнейший вопрос – как выживают сегодня магазины? Конечно, небольшие продолжают закрываться, пусть и не так часто, как раньше. А вот крупнейшая немецкая книжная сеть «Талия» продолжает расти, за последний год было открыто шесть новых магазинов (правда, некоторые – те самые закрывшиеся и перекупленные ею небольшие магазины), ее ежегодный оборот приближается к $1 млрд, да и в целом книжный рынок растет, пусть и не так впечатляюще, как рынок электронных книг (здесь прирост составил 15%) или продажи через интернет (11%). При этом, заказав книгу по компьютеру, покупатель предпочитает идти за ней в ближайший книжный: люди по-прежнему любят поговорить с продавцами.

Но главным для большинства издателей остается мир идей. В этом году ярмарка выглядит политически ангажированной, как никогда прежде, свобода слова и ее цена остаются важнейшими темами публичных дискуссий. Так, Гете-институт проводит круглые столы «Популизм в Европе» и «Художник в изгнании» – кажется, темы пришли из 1930-х гг. Для торжественной речи на открытие ярмарки был приглашен турецкий журналист Джан Дюндар, ставший известным благодаря расследованиям фактов коррупции в семье президента Эрдогана и поставок оружия турецкими спецслужбами исламистам, воюющим в Сирии против Асада (после этого Эрдоган назвал журналиста предателем, пообещал, что тот дорого заплатит за статьи, и подал на него в суд). У Дюндара, на жизнь которого в мае было совершено покушение, в Германии только что вышла автобиография. Среди других заметных новинок – книга «Против ненависти» публициста Каролин Эмке, удостоенной в этом году престижной Премии мира Немецкого книготоргового союза (ее лауреаты часто получают позднее и Нобелевскую премию по литературе). А вот Немецкая книжная премия досталась на этот раз популярному, но эстетически консервативному прозаику Боду Кирххофу; иные сочли это ответом на присуждение Нобелевской премии Бобу Дилану – дескать, награда предсказуемому Кирххофу не породит споров о границах литературы. А за Дилана все рады, считая, что это Нобелевка не только поэту, но и всему поколению 60-х. В продаже есть несколько книг Дилана, переведенных на немецкий, – о такой ситуации на российском рынке можно только мечтать. (Правда, даже издатели Дилана не знают, приедет ли тот в декабре на вручение Нобелевской премии в Стокгольме, его представители поблагодарили за приглашение, но уклонились от прямого ответа на вопрос.)

Близкие гости

Фландрия и Нидерланды не стали строить специальный павильон на ярмарке (экономия так экономия), зато привезли во Франкфурт своих самых знаменитых авторов, включая Сейса Нотебоома, Леона де Винтера и Конни Палмен. Все они переводились и на русский язык, в большинстве случаев, правда, давно, об их последних произведениях в России знают скорее по переводам на другие языки.

Главными гостями этого года стали Нидерланды и Фландрия. 23 года назад они уже были гостями ярмарки, старожилы могут сравнить, как изменилась культурная и языковая ситуация за это время, точнее говоря, как она усложнилась. Проблемы очевидны: из-за процессов глобализации в высшей школе в среднем от 60 до 80% занятий в некоторых нидерландских университетах идут на английском, в иных заведениях они достигают 100%, и даже голландскую литературу кое-где изучают уже по английским переводам.

Соседи в Европе живут теперь не так дружно, как раньше. Как заметил один из писателей, не все в Нидерландах хотят знать, что происходит во Фландрии, и во многом следуют устоявшимся стереотипам. То ли дело Германия, здесь хотят знать все. На немецком к ярмарке вышло 306 новых переводов с голландского и фламандского – цифра, непредставимая в современной России, даже если Нидерланды и Фландрия станут вдруг почетными гостями какой-нибудь ярмарки в Москве или Петербурге. Собственно, фламандо-голландская программа в Германии растянулась на весь год, ее мероприятия проходили и на Лейпцигской ярмарке, и на фестивале «Литературный Кельн», и на многих других книжных праздниках. Все эти праздники и фестивали, в принципе, проходят по одному сценарию: авторы и издатели пытаются разговаривать с обществом о том, что для него важно. Неудивительно, что общество отвечает им взаимностью.

До 23 октября

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more