Фестивали в Москве и Вене начались с перелицованного Моцарта

К нам привезли берлинскую «Волшебную флейту», на Венском фестивале сыграли трансформацию оперы «Похищение из сераля»
Видеографика пророчит Папагено и Папагене большую семью Владимир Вяткин /Владимир Вяткин

Чеховский фестиваль открылся спектаклем берлинского театра «Комише опер», которому уже пять лет аплодирует весь мир. Совместная продукция режиссера Барри Коски и группы «1927» вызывает смех и уважение: работа откровенно бессмысленная и никаких смыслов в философской опере Моцарта не открывающая, но веселая и отнюдь не халтурная. Авторы создали и показывают мультфильм продолжительностью два часа с лишним, в который засунули живых артистов. Образы одних персонажей взяты скорее из немого кино, например мавр Моностатос – липкий Носферату, других – из масскультуры: Царица Ночи выведена в виде сестры Человека-паука с восемью длинными ногами. Совместная работа постановщиков и артистов виртуозна: живые люди водят на поводке нарисованных собак, раздают пендели гигантским экранным противникам и сливаются с экраном до такой степени, что искусственные ноги не всегда отличишь от настоящих.

Выдающихся вокальных работ в спектакле нет, но есть очень приятные (Памина в исполнении Морин Маккей звучит особенно утонченно и камерно), и общий стиль вполне моцартовский. Дирижеру Габриэлю Фельцу удалось преодолеть объективные трудности: половину материала певцы поют с трехметровой высоты, что в условиях акустики Новой сцены Большого театра создает проблемы для нахождения баланса. Берлинский маэстро сориентировался на незнакомой площадке и выстроил пусть не идеальный, но добротный ансамбль, лучшей частью которого стали три юных солиста Тёльцкого хора мальчиков.

Однако постановщики позволили себе вольность по отношению к оригиналу: разговорные диалоги Шиканедера заменены титрами, идущими под музыку из фантазий Моцарта. Звучание хаммерклавира и медитативный минор не вполне вписываются в народный стиль «Волшебной флейты», а добавленные к партитуре громовые раскаты литавр и железного листа привели бы автора в замешательство. Однако «Комише опер» – демократический театр, не ставящий академизм в число главных добродетелей. Впрочем, коллеги из Вены превзошли и его.

Москва

Фестиваль продлится до 20 июля

Моцарт эпохи фейсбука

Новый интендант Венского фестиваля Томас Цирхофер-Кин в один присест изменил имидж фестиваля, теперь тот больше открыт для молодежи, традиционно плохо дружащей с классикой. Один из примеров новых тенденций – постановка оперы Моцарта «Похищение из сераля». Ее премьера прошла 235 лет назад как раз в Вене, ее приурочили к столетию победы над турками.

Опера на немецком языке написана австрийским композитором на турецкий сюжет, иронизируют исполнители после увертюры – и отправляются в зал, чтобы выманить часть публики на сцену. Зрители охотно перемещаются за кулисы, впрочем, в огромном пространстве «Зала Е» в Музейном квартале кулис нет, в бывших конюшнях практически ничего не перестраивали ради театральных представлений.

У ушедших на сцену преимущество, они оказываются рядом со спрятанным в глубине оркестром Camerata Salzburg под управлением Йонатана Штокхаммера, что важно при плохой акустике. Впрочем, собственно Моцарта в спектакле немного, ведь это не опера, а «музыкальный театр», большинство арий вычеркнуто (оставшиеся звучат неплохо, жаль, что исполнители даны общим списком), зато много разговоров и современных переработок-вариаций на темы «Похищения из сераля».

Режиссеры Моника Гинтерсдорфер и Бенедикт фон Петер пытаются понять, что такое Моцарт в эпоху фейсбука и правда ли он усыпляет молодежь. За бессонницу отвечает диджей с полным комплектом аппаратуры на авансцене, он здесь на главных музыкальных ролях, несколько импровизаций на темы Моцарта звучат и вживую. Своими соображениями об изменившихся временах делятся не только певцы, но и мастера разговорно-акробатического жанра – Гинтерсдорфер пригласила артистов из Кот-д’Ивуара, с которыми давно уже работает. Уровень дискуссии не слишком впечатляет, от некоторых шуток, например о Гитлере и Моцарте, можно было бы отказаться. Многие зрители покидают зал задолго до финала, среди остающихся есть те, кто после исполнения «настоящей» арии кричит: «Да здравствует Моцарт!»

Охранительные тенденции полезны, но в меру. Фестиваль отличается от репертуарного театра, он обладает большей свободой. Право на поиск связано с правом на эксперимент и даже ошибку, и если бы композиторы и режиссеры не сопротивлялись навязываемым представлениям о норме, ландшафт искусства выглядел бы скучнее.

Вена

Фестиваль продлится до 18 июня