Статья опубликована в № 4446 от 09.11.2017 под заголовком: Морок по прозвищу Коба

В двухтомнике «Сталин: pro et contra» нашлось место полярным мнениям

Попытка коллективного портрета вождя-тирана напоминает, что связанных с ним вопросов всегда больше, чем ответов
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Сборник объединил тексты современников Сталина и исследователей наших дней, воспоминания и прозу, пьесы и поэзию. Авторы – не только из ближнего круга вождя, как Молотов, но и Михаил Булгаков (печатаются фрагменты «Батума»), Николай Бухарин с «Поэмой о Сталине» и даже главный оппонент Сталина – Лев Троцкий. Он напоминает о фальсификации истории: Октябрьскую революцию Сталин переждал вдали от штабов, о его участии «биографу, при всем желании, нечего сказать. Имя его нигде и никем не называется: ни документами, ни многочисленными авторами воспоминаний. Чтобы заполнить как-нибудь этот зияющий пробел, официальная историография связывает роль Сталина в событиях переворота с таинственным партийным «центром» по подготовке восстания. Никто, однако, ничего не сообщает нам о деятельности этого «центра» <...> И немудрено: этот «центр» никогда не существовал».

Кажется, слова Троцкого – жест обиды и отчаяния, вызванный историческим проигрышем, но они важны для понимания мифа, в который превратилась фигура Сталина. Двухтомник поневоле ставит вопрос о том, что было бы со страной, если бы у власти оказались другие. Ответ не устроит многих: хуже бы не было.

Первый том антологии посвящен войне, его составитель А. Хлевов, специалист по Скандинавии и Средневековью, объединил свидетельства по темам, таким как «Сталин – конструкторы, управленцы и писатели» или «Сталин – военачальники». Одни – хвалебные, написаны без дистанции к мифу и рожденным им штампам, другие – более аналитичные, без холопских примесей; многоголосие рождает портрет конкретного человека и власти в целом, создавшей общество, которое многие десятилетия было не в силах вырваться из морока по прозвищу Коба. Свидетельства принадлежат в основном элите, что не лишает их ценности, но придает портрету однобокость, здесь царит перспектива государственности, а не народа. Ситуацию мог исправить второй том, во многом посвященный культуре и церкви, но выбор авторов порой необязателен. Есть Александр Проханов, нет Йорга Баберовского, есть Виктор Суворов, нет Олега Хлевнюка – двухтомник во многом ориентирован на интеллектуальный опыт вчерашнего дня.

Но материала для размышлений хватает. Так, фрагмент книги В. С. Емельянова «На пороге войны» посвящен истории времен финской войны – щиту из броневой стали для закрепления на лыжах красноармейцев. Опытный экземпляр повезли в Москву, показали руководству страны, настала очередь и Сталина. Щиток и лыжи принесли в Кремль. Начинается сцена, достойная Чарли Чаплина:

«Сталин лег на пол, просунул ствол автомата через щель броневого щитка и стал целиться. Он несколько раз менял положение, передвигал щиток, вынимал ствол автомата из щели и снова просовывал его в щель». В итоге авторитетно изрек: «Щель для стрельбы лучше сместить на двадцать миллиметров вправо. Вот здесь, – он указал место на щитке, – следует укрепить полочку, чтобы обоймы с патронами на нее можно было класть. А то стрелок протянет руку к патронташу за обоймой, плечо у него приподнимется, выйдет из-за броневой защиты и снайпер может прострелить его.

Конструктор держал блокнот и тщательно все записывал. А Сталин продолжал делать замечания...»

Можно ли представить, как Черчилль, лежа в своем кабинете на полу, раскинув ноги, целится через щиток? Зато какой пример ручного управления экономикой – и какой результат абсурдного недоверия к руководителям среднего звена, слепой веры в лидера как гаранта решения проблем! На вид комичная, а по сути саморазрушительная вертикаль власти породила систему, которая при максимальном напряжении генерировала успехи, но в итоге проиграла по всем статьям – сейчас и не скажешь, что в области балета или космоса мы впереди планеты всей.

Большинство военных мемуаристов сделали карьеру после чисток в армии в 30-е, почти всем в жизни они обязаны Сталину, здесь трудно ждать критического взгляда, аналитику чаще подменяет апологетика, так что название раздела о Великой Отечественной «Гений войны» выглядит спорным. Порой кажется, что составители собирали материал не для антологии, но для хрестоматии, у нее учебная задача напомнить пройденное и несколько расширить горизонт. В России у каждого свой Сталин, точнее – их два на всю страну, добрый и злой, вождь и преступник, гений и злодей, это случай, когда истину трудно найти посередине. Если для одних кровь не искупается ростом экономики, террор не оправдывается задачами дня, то для других все возможно ради материализации мифа. Диалог между двумя Сталиными сегодня маловероятен, книга – редкое пространство, где противоположные позиции оказываются хотя бы соседями по коммунальной квартире, где недавно бок о бок жили палачи и их жертвы.

Сталин: pro et contra (антология). В 2 тт. Составление, вступ. статья, коммент. А. А. Хлевова и И. В. Конадкова. СПб: Издательство РХГА: ООО «Издательство «Пальмира», 2017

Читать ещё
Preloader more