Статья опубликована в № 4615 от 24.07.2018 под заголовком: Война во всех комнатах

Какой опыт можно получить на спектакле Situation Rooms

Главные новаторы современной сцены привезли в Москву интерактивный «театр военных действий»
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

А ты был врачом без границ? А мальчиком-боевиком из Конго? А русской женщиной из столовки на военном заводе? Стрелял? Ел борщ? Тебя ранили?

Это зрители, они же участники, делились впечатлениями после Situation Rooms, мультипользовательской видеопьесы Rimini Protokoll, которую прокатывают на летнем фестивале искусств «Вдохновение» в 69-м павильоне ВДНХ. Потому что ролей в спектакле 20, по числу зрителей, но сыграть можно только половину из них. Или прийти еще раз и пройти тот же уровень снова.

Режиссеры Хельгард Хауг, Штефан Кэги и Даниель Ветцель придумали театр, похожий одновременно на компьютерный шутер и сборку-разборку автомата Калашникова. Виртуальная реальность соединяется с невыдуманными историями. Все они про людей из разных стран, так или иначе связанных с оружием. Кто-то его производит, продает, одобряет в парламенте. Кто-то стреляет, кто-то получает пулю.

Сценограф Доминик Хубер построил двухэтажный лабиринт из коридоров, комнат, лестниц, дворов. На входе каждому зрителю-участнику выдают планшет и наушники. У каждого свой маршрут и порядок смены ролей. Все, что от нас требуется, это сверять то, что мы видим вокруг, с изображением на экране. Слушать рассказы от первого лица и следовать инструкциям. Открыть дверь, сесть, лечь, налить чай, съесть борщ, убрать посуду, надеть бронежилет, пожать другому участнику руку.

Сложная логистика, если учесть, что в любой момент кто-то может отклониться от сценария, выйти не в ту дверь или просто затормозить. Игра требует внимания и концентрации, пунктуальное соблюдение инструкций мешает идентифицировать себя с персонажем, но в любом случае нескольких минут для этого недостаточно. Важно другое: оказаться в ситуации, где мы можем повести себя только так и никак иначе. Сыграть роль, ощутив и приняв отсутствие выбора. Потому что иначе спектакль развалится.

Наверняка так думают, оправдывая себя, и участники настоящего всемирного спектакля, который Rimini Protokoll воспроизводят в миниатюре. А иначе как объяснить, почему, например, респектабельный Deutsche Bank финансировал испанскую компанию, которая выпускала кассетные бомбы?

Базовая идея большинства проектов Rimini Protokoll – познакомить нас с теми, кто обеспечивает существование общества потребления, но о чьем существовании мы совершенно не привыкли задумываться. Например, с рабочим, который пошил в Китае наши кроссовки. С водителем, который вез их нам в фуре через Сибирь. С оператором call-центра в Калькутте, который примет наш звонок из Берлина, если мы там заблудились. Все это реальные люди, которые рассказывают о себе, делятся личным опытом. В Situation Rooms, где мировой круговорот оружия показан с разных сторон, этот опыт попеременно циничен и травматичен, а переключения режимов происходят стремительно: в одной комнате я управляю боевым дроном, в другой – становлюсь адвокатом людей, пострадавших от его атак.

Остальное, в общем, привычно: мы ведь и так уже ходим по улице, уткнувшись в смартфон, находясь одновременно там и тут. Situation Rooms эти «там и тут» всего лишь совмещают. Или меняют местами. Тут, в реальности, в декорации, мы в безопасности. Там, на экране планшета, кто-то стал жертвой или причинил другим вред на самом деле. И этот кто-то в какой-то степени я. Ну или так: он имеет ко мне отношение.

Можно сказать, что Rimini Protokoll на современном техническом уровне обновляют брехтовский принцип очуждения, создания критической дистанции. Почувствовать себя участником реальной ситуации, которая воспроизводится в игре, непросто, но авторы не требуют от нас глубокого эмоционального вовлечения. Им важно, чтобы мы хотя бы подумали. Потому что, например, Германия, в которой сделан спектакль, занимает 3-е место в мире по объему продаж оружия. Несложно угадать, кто на первом и на каком месте Россия.

Буклет открывается знаковой фотографией, сделанной в Белом доме, где есть та самая Situation Room, к которой и отсылает название спектакля. На фотографии лица представителей американской администрации, военных и журналистов, которым только что показали последствия применения всех возможных видов оружия. Многим из них предстоит решать, что с этим оружием делать, но пока на лицах отпечатки самых разных эмоций: от триумфа до ужаса, от презрения до возбуждения.

Становясь зрителем и действующим лицом Situation Rooms, я тоже принимаю определенные моральные последствия. Хотя бы в том смысле, что больше не могу сказать: я этого не знал, все это далеко и меня не касается.

ВДНХ, павильон 69. До 29 июля

Проекты Rimini Protokoll в России

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more