Стиль жизни
Бесплатный
Александр Губский

«Думаю, что мы находимся на самой вершине пирамиды, так что прямых конкурентов у нас нет»

Генеральный директор Graff Luxury Watches Мишель Питлу о том, как всего за шесть лет компания сумела завоевать себе место среди лучших ювелирно-часовых брендов мира

Мишель Питлу начал карьеру в часовом бизнесе юристом, но получил диплом геммолога и затем работал на топ-позициях в марках Bulgari, Harry Winston и Corum, знаменитых в том числе и своими ювелирными часами. А в 2009 году Питлу представил на Baselworld первую часовую коллекцию под маркой британского ювелирного Дома Graff. Часы Graff стали одной из самых ярких премьер выставки, и с тех пор марка только набирает обороты. Спустя шесть лет после создания у Graff уже шесть собственных механизмов, на следующий год должен появиться еще один. Но Graff – в первую очередь ювелирная марка, и Питлу придумал для ее часов уникальный дизайн, который сразу выделяет часы Graff на руке, – безель с мозаичной инкрустацией бриллиантами, образующей 24 грани. О том, как появилась идея часов Graff, о настоящем и будущем марки генеральный директор Graff Luxury Watches Мишель Питлу рассказал Александру Губскому.

– Вы начали обсуждать с Лоуренсом Граффом создание часов под именем Graff в 2008 году и уже на следующий год представили первую коллекцию. Как вам удалось реализовать ее так быстро?

– Когда мы встретились с мистером Граффом в первый раз в Женеве, у нас состоялся очень долгий разговор: я просил его дать мне идеи для вдохновения, какими могут быть часы Graff. И в конце я спросил: «Как вы можете описать вашу компанию одним словом?» И он ответил: «Бриллианты». Возвращаясь из Женевы в Монтре, я не переставал думать: как совместить бриллиант круглой огранки с часами? И, прибыв домой, сделал несколько рисунков часов – с бриллиантами круглой огранки, огранки «изумруд» и прочими. (Я не дизайнер, но рисовать умею достаточно хорошо.)

Потом я отправился в Италию к знакомым дизайнерам. Они сказали: да, мы можем воплотить вашу идею с 24 гранями, но важен не только безель, но и ушки корпуса – у часов Chanel свои оригинальные ушки, у Van Cleef & Arpels – свои... И мы начали детально работать над дизайном. Так у нас получился дизайн хронографа, который до сих пор является моим любимым.

После чего я понял: у часов Graff должно быть четыре направления – вечерние часы, спортивные, сложные часы (которые подвиг меня сделать мистер Графф, потому что я вначале не слишком верил в эту идею) и дамские ювелирные.

Чтобы реализовать идею 24-гранного бриллиантового безеля, нам пришлось разработать и запатентовать «мозаичную» огранку и закрепку бриллиантов – она не просто очень сложна, но и дорога, поскольку при такой огранке теряется 50% [объема] бриллиантов.

– Лоуренс Графф был готов мириться с такими потерями бриллиантов?

– Да, он произнес: мы должны уважать стиль – таков был принципиальный подход. А позже, когда я представил мистеру Граффу концепт всей коллекции в Лондоне, он изрек: «На подобные часы я готов поставить свое имя».

Концепт коллекции в 3D я разработал всего за шесть месяцев, три месяца спустя мы провели презентацию в [базельском отеле] Les Trois Rois, а еще спустя три-четыре месяца сделали 40–50 часов.

–Тогда часы делали сторонние дизайнеры и приглашенные часовщики. Как организован процесс создания и производства часов Graff сейчас?

– Классические часы по-прежнему делает та же команда итальянских дизайнеров. Но идеи многих дамских часов теперь приходят из нашего лондонского офиса, где разрабатывается дизайн ювелирных украшений, с которыми сочетаются часы.

Затем мы начали инвестировать в разработку собственных калибров – их у нас уже шесть. В наших сложных часах всегда два-три усложнения, не одно. Механизмы для нас делают четыре разные компании, поскольку мы поставили себе цель создать их за очень короткий срок.

– Как организовано сотрудничество с лондонским офисом Graff?

– Мы обсуждаем дизайн. Иногда я отправляю им золотую оправу для браслета, сделанную в Швейцарии, и они инкрустируют ее бриллиантами, иногда они присылают мне готовый браслет, и я креплю его к часам. Мы делаем очень много часов в единственном экземпляре, а, на мой взгляд, это более сложная работа, чем создать 100 одинаковых часов.

– Насколько я знаю, уникальные часы по частным заказам вы тоже делаете?

– Да, но никогда не уходим далеко от нашего узнаваемого стиля. Так, клиент с Дальнего Востока заказал часы с розовыми сапфирами, которые идут вдоль всего браслета и корпуса. Но это, пожалуй, самый экзотический запрос, который мы готовы исполнить.

– Кто они, покупатели часов Graff? И кто ваши конкуренты?

– Покупатели – богатые люди по всему миру. Думаю, что мы находимся на самой вершине пирамиды, так что прямых конкурентов у нас нет. Это что касается ювелирной составляющей. Что касается часовой, то это немного Audemars Piguet, немного Patek Philippe (они уделяют гораздо большее внимания механизмам, чем ювелирной работе), Piaget...

– Каков годовой объем производства часов Graff?

– Около 1000 часов в год, всех четырех коллекций. Но 60% из них – это модели с бриллиантами. Средняя розничная цена на часы Graff – $100 000.

– Вы работали юристом в Федерации швейцарской часовой промышленности 35 лет. Почему вдруг решили стать геммологом?

– Меня всегда интересовали драгоценные камни. Целый год я работал на одну алмазную компанию – сортировал камни. Тогда я делал это просто из интереса, но это оказалось очень полезным: вся моя последующая карьера прошла в крупных брендах, все они использовали бриллианты.

– Вы занимали топ-позиции в легендарных часовых марках Р Bulgari, Harry Winston, Corum. Как вы можете описать свои главные достижения там?

– Мое главное достижение – Graff Luxury Watches, потому что здесь имеется весь спектр деятельности – от разработки концепции до ее реализации.

В Bulgari дизайн делал не я, но нет сомнения, что мы создавали отличные вещи, и не только часы. В Harry Winston я получил возможность много путешествовать и работать над часами уровня high jewellery. В Corum работа была скорее финансовая, поскольку я организовывал сделку купли-продажи марки.

– Какой вы видите компанию Graff Luxury Watches в 2019 году, когда ей исполнится 10 лет?

– Graff – это ювелирная компания, не часовая. Поэтому не буду говорить, что у нас появится сотня часовщиков и своя фабрика: за 10 лет невозможно превратиться в Patek Philippe. Но в Швейцарии есть контрактные производители, которые готовы создавать для больших брендов то, что те не могут сами. И если вы умеете работать с такими компаниями, то получаете желаемое очень быстро и очень высокого качества.

Весь бизнес Graff растет. Сейчас часы дают 5–10% оборота всей компании. К 2019 году, возможно, эта доля дойдет до 15%. Но Graff навсегда останется ювелирной компанией.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more