«Куршевель – это такое место, где вы всегда должны оставаться на высоте»

Генеральный менеджер Aman Le Mélézin Тим Вейланд рассказывает, как лучшие отели Куршевеля продлевают зимний сезон, и почему не хотят работать летом
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

С начала прошлого года Куршевель – это новая административная единица во Франции: коммуна, объединившая 20 населенных пунктов и несколько горнолыжных станций на разных высотах. Но главной из них останется построенная в 1946 г. станция, которая дала имя всей коммуне – Куршевель 1850. Здесь на небольшом участке земли на высоте 1850 м в зимний сезон открыты 20 5-звездочных отелей, работают рестораны всемирно известных шеф-поваров и бутики самых дорогих марок. Такой концентрации люкса нет ни на одном другом горнолыжном курорте мира – и это делает Куршевель самым притягательным местом для самых богатых, известных и взыскательных людей на планете.

Двумя 5-звездочными отелями в Куршевеле – Les Airelles и Aman Le Mélézin, – а также двумя шале – Châlet Ormello и Le Châlet de Pierres – владеет французский мультимиллионнер Стефан Курби, сделавший состояние на медиабизнесе и онлайн-играх. А новый владелец гостиничной сети Aman, созданной 30 лет назад в Юго-Восточной Азии, – Владислав Доронин, один из основателей российской девелоперской компании Capital Group. Доронин купил Aman в 2014 г., годом ранее владельцем отеля Le Mélézin стала LOV Group Стефана Курби. И хотя у Курби есть собственная гостиничная сеть LOV Hotel Collection, Le Mélézin остался под операционным управлением Aman.

Новые владельцы Aman Le Mélézin в два приема – летом 2016 и летом 2017 гг., когда туристов в Куршевеле 1850 нет, – провели масштабную реконструкцию отеля, и в этом сезоне гостям предстала обновленная гостиница: с узнаваемым декором, но с новой начинкой. В этом году большая часть люксовых отелей Куршевеля решила не закрываться, как обычно, в конце марта, а продлить сезон до 15 апреля. В интервью «Ведомостям» генеральный менеджер Aman Le Mélézin Тим Вейланд объяснил почему.

– Сезон в Куршевеле длится всего 4–5 месяцев, все очень дорого. Нужно ли вашему курорту пытаться расширить сезон, ввести предложения на лето, чтобы снизить цены и привлечь больше гостей?

– На этот вопрос в Куршевеле вы получите разные ответы – в зависимости от того, кому вы его зададите.

Мы, 5-звездочные отели, спрашиваем себя: сможем ли мы найти клиентов, которые захотят платить нам летом в Куршевеле 2000–5000 евро за ночь? Ответ: нет. Следующий вопрос: хотим ли мы снижать цены до 300–500 евро за ночь, чтобы привлечь клиентов летом – другой тип клиентов? Ответ: нет. Наши клиенты приезжают зимой в Куршевель, потому что это совершенно уникальный зимний курорт. Летом они к нам не приезжают, потому что у них есть свои яхты и частные острова.

Зимой в Куршевеле работает огромное количество 5-звездочных отелей с невероятной заполняемостью. И поскольку зимний сезон у нас настолько загруженный, лето для нас – единственный сезон, когда мы можем проводить ремонтные и строительные работы.

Но, даже если мы снизим цены летом и решим привлечь другую клиентуру, где мы найдем сотрудников, которые смогут оказывать сервис на нашем уровне? Ведь летний сезон здесь продолжается максимум два месяца, а наши сотрудники работают летом по пять месяцев в лучших отелях Сан-Тропе, Монако, Корсики и т. д. Неужели они променяют ту работу на два месяца у нас? Нет.

Хотя летом в Куршевеле прекрасно – я один из немногих, кто проводит здесь круглый год, и могу судить об этом, – но не для нашей клиентуры. Для небольших шале, отелей класса «2–3 звезды» клиенты могут быть, но не для нас.

Но что мы, 5-звездочные отели, совместно с Агентством по развитию туризма Куршевеля пытаемся делать – это продлить зимний сезон. В последние годы мы [в Куршевеле] закрывали сезон в конце марта, в этом году мы будем открыты до 15 апреля (горнолыжный курорт открыт до конца апреля). С одной стороны, две недели – это немного. С другой стороны, это 10% нашего сезона.

– Но цены у вас в апреле будут не такие же, как в высокий сезон?

– Мы будем делать промо-цены – мы понимаем, что нам нужно привлечь больше семей с детьми. Посмотрим, как это сработает в этом сезоне: не все отели согласились участвовать, но почему не попробовать, если курорт открыт, магазины работают, рестораны работают… Но нужны коллективные усилия.

– Какая в Aman Le Mélézin загрузка в высокий сезон?

– Под 90%.

– А что делают сотрудники куршевельских отелей, когда сезон заканчивается?

– Во Франции есть большое число сезонных отелей – некоторые работают только зимой, другие – только летом, и система трудоустройства в таких отелях отработана очень хорошо. У нас в Aman Le Mélézin 90 сотрудников, и только двое работают в отеле круглый год – я и мой помощник. Остальные на лето уезжают работать в отели Лазурного Берега и на другие курорты. 80% сотрудников каждую зиму возвращаются к нам. В сети Aman есть еще один сезонный отель – Amanzoe в Греции – часть наших сотрудников на лето отправляются туда, и наоборот.

– Владелец сети Aman Владислав Доронин часто приезжает в ваш отель?

– Он был здесь на Рождество. Но не обязательно останавливается у нас: в последний раз, когда он звонил мне, я сказал: «Извините, мы полностью забронированы». (Смеется.) Остановился в шале, приходил несколько раз на ужин.

Он очень вовлечен в дизайн и архитектуру. Le Mélézin в этом году отмечает 25-летие – [в его нынешнем виде] отель был построен Эдом Таттлом по заказу тогдашнего владельца [и основателя сети Aman] Адриана Зехи. В 2016–2016 гг. мы провели серьезную реновацию отеля, и ее план мы обсуждали много раз, [Доронин] говорил: «Не так, вот так». Мы хотели по максимуму сохранить тот стиль, что создал для Le Mélézin Эд Таттл, так что в основном наши обсуждения касались функционала: где мы располагаем детскую комнату, где лыжную, какие зоны будут тихими, какие шумными…

– Что изменилось в вашем отеле после реновации?

– Летом 2016 г. мы обновили этажи с нулевого по 4-й. На нулевом этаже у нас ресепшен, бар, ресторан, с 1-го по 4-й – номера. Это была не тотальная перестройка, но улучшение уже существующего. Хотя некоторые номера мы тоже перестроили, поскольку установили новые лифты. Но число номеров осталось неизменным – 31, мы по-прежнему интимный отель. В большинстве отелей сети Aman – от 30 до 40 номеров.

И стилистика реновации соответствовала тому, как выглядел отель раньше: мы не хотели, чтобы наши гости вернулись к нам и сказали: нет, это больше не то место, что мы любили. С точки зрения дизайна это было «освежение», но в том, что касается техники – отопления, электричества, телевидения, интернета, – все было заменено полностью.

Лето 2017 г. мы посвятили подземным работам – трем нижним этажам. Естественно, новые номера мы там не строили, но расширили сервисные зоны для наших гостей. Теперь зоны спа и велнес занимают два этажа, 700 кв. м. У нас появился фитнес-центр, которого раньше не было, пять процедурных кабинетов, два из них – двухместные, поскольку это очень популярно у пар. Кроме того, мы открыли первую в Куршевеле йога-студию. Раньше у нас такой возможности не было. А йога – это очень модно.

– Но Куршевель – это горнолыжный курорт.

– Естественно, мы не забыли про горы и лыжи. Конечно, на многое в горных лыжах мы не можем повлиять – на качество и количество снега, на инструкторов, которые работают не у нас, а в Ecole du Ski Francais (ESF). Но что мы можем контролировать – это качество сервиса, который получают наши гости, когда они готовятся выйти на склон и когда возвращаются с него. Большинство из наших гостей катаются на лыжах одну-две недели в году. Кто-то из них считает себя серьезным лыжником (но при этом они не обязательно серьезные спортсмены). И вот они заезжают к нам в субботу-воскресенье, катаются два-три дня, и вдруг осознают, что серьезно устали – тело болит.

Мы провели серьезную работу с физиотерапевтами, спортсменами, тренерами, чтобы понять, как мы можем помочь нашим гостям быстрее и эффективнее восстановиться. Йога – один из очень хороших помощников. Она помогает расслабиться не только физически, но и ментально. А это очень важно, поскольку очень много инцидентов на склонах происходит из-за того, что люди теряют концентрацию.

Один из наших спа-кабинетов отведен исключительно под тайский массаж, чтобы помочь восстановиться после лыж. Тайский массаж сухой, без масла, и сильно заточен на растяжки – а это очень хорошо для забитых мышц, чтобы вывести из них молочную кислоту.

Еще один важный аспект – уход за кожей лица, в горах подвергающейся воздействию солнца, ветра и низких температур. С начала этого года во всех отелях сети Aman представлены наши фирменные средства по уходу за кожей, которые как раз созданы для того, чтобы восстанавливать кожу, подвергающуюся значительному солнечному излучению.

– Что-то еще будете перестраивать в отеле?

– Два года назад, после того как мы закончили первую фазу реновации, мы провели ребрендинг – отель с тех пор называется Aman Le Mélézin. (До этого отель назывался Le Mélézin и маленькими буквами было дописано Aman Resorts). Теперь основная фаза реновации завершена. Но, конечно, мы каждый год будем что-то улучшать, поскольку Куршевель – это такое место, где вы всегда должны оставаться на высоте.