«Феллини и Grand Hotel Rimini связаны неразрывно»

Генменеджер самого знаменитого отеля Римини рассказывает об истории курорта, отеля и значении для них Федерико Феллини
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Grand Hotel Rimini, которым управляет Фабио Анджеллини, является национальным памятником Италии. Что наполняет генменеджера гордостью, но вряд ли делает его счастливым: охранный статус делает модернизацию отеля крайне затруднительной.

Отель был построен в 1908 г. и получил всемирную известность благодаря фильму Amarcord, созданному великим уроженцем Римини Федерико Феллини. Часть действия в фильме проходит непосредственно в гранд-отеле, но ни одного кадра настоящего Grand Hotel Rimini в Amarcord нет: Феллини снимал не биографический фильм о своей юности, а воспоминания о родном городе, который он покинул в 18 лет. Кстати, до того как Феллини уехал из Римини в Рим, он ни разу не бывал в Grand Hotel Rimini – отель был слишком дорогим для него. Зато к моменту, когда снимал Amarcord – уже в статусе самого знаменитого итальянского кинорежиссера, – за ним круглый год был зарезервирован один из трех люксов: тогдашний владелец Grand Hotel Rimini Пьетро Арпезелла всегда держал наготове номер 315 для своего друга – даже если все номера были распроданы и приходилось кому-то отказывать, рассказывает Анджелини.

В 2008 г. Grand Hotel Rimini сменил владельца – им стал Антонио Батани. После этого в отеле прошла серьезная реновация: в частности, во всех номерах были переоборудованы ванные комнаты, появилось сенсорное управление светом и жалюзи; был построен небольшой велнес-центр. Но в отеле все ещё есть большое поле для улучшений, признает Анджеллини. Он мечтает сделать открытый бассейн на территории отеля крытым, чтобы не тратиться на подогрев воды для нескольких смельчаков, которые решат искупаться в бассейне зимой. Генменеджер хочет построить зимний сад в парке отеля, где гости в холодное время года смогут коротать время за чашкой кофе или чая; сделать большой спа; переоборудовать террасу отеля, построенную в начале ХХ в. для танцев на свежем воздухе... Но все эти планы пока не находят понимания у чиновников в Риме: итальянская бюрократия как минимум не слабее российской, согласование даже обычного строительного проекта может растянуться на несколько лет, что уж говорить об историческом памятнике.

Впрочем, Анджелини не унывает: отель открыт круглый год, приближается высокий сезон, так что работы хватает.

– С 2008 г. Grand Hotel Rimini принадлежит группе Select Hotels семьи Батани. Насколько отель изменился за эти 10 лет?

– Группа растет постепенно. В 2005 г. появился первый 4-звездочный отель в Милано Мариттима, затем был построен 5-звездочный отель в Румынии, в Клуже, а в 2008 г. был куплен Grand Hotel Rimini… (В настоящий момент в Select Hotels входит 12 отелей, группой руководит Паола Батани, дочь Антонио Батани. – «Ведомости»). Семья Батани владеет всеми зданиями отелей, что довольно необычно для гостиничного бизнеса: обычно сети управляют отелями, но не владеют ими. Но у семьи Батани другой подход: они покупают недвижимость, чтобы управлять своими отелями наилучшим образом и чтобы гости чувствовали себя в этих отелях как дома. И мы, сотрудники отелей, воспринимаем туристов как гостей, приезжающих в наш дом, и мы делим этот дом с нашими гостями. Это не маркетинг, а наше действительное мироощущение. Мы всегда оказывали нашим гостям персонализированный сервис, и они всегда могли ощущать приватность. Хотя, конечно, сейчас все говорят о tailor-made service, но его сложно предоставить, когда вы работаете в промышленном масштабе. (Смеется.)

За эти 10 лет Grand Hotel Rimini изменился очень сильно. Но и туризм изменился очень сильно. Римини стал формироваться как туристическое направление в конце XIX в, тогда это было место отдыха знати. Вслед за аристократами сюда начали приезжать разбогатевшие капиталисты. И площадь, на которой позже будет построен гранд-отель, стала местом их встреч – у аристократов были дворцы, у капиталистов – [еще] не было (поэтому главный фасад отеля обращен не к морю, а к площади. – «Ведомости»). После Второй мировой войны наступает новый важный этап развития Римини: с 50-х гг. в Италии начинается экономический бум, который продолжается до 70-х гг., и Римини активно застраивается. В город поехали туристы всех категорий, было много музыкантов, артистов. Но и богатые туристы продолжали приезжать – им нравилось находиться в такой бурлящей атмосфере.

И для Grand Hotel Rimini начался новый период жизни. Его владельцем в 1962 г. стал Пьетро Арпезелла (он владел отелем, кажется, до 1982 г.). Он решил, что отель должен работать круглый год – чтобы сохранить качество сервиса и узнаваемость бренда – о Grand Hotel Rimini должны были говорить круглый год. Он первым понял, что при отеле должен быть конгресс-центр, чтобы обеспечить его загрузку в зимний период.

Но в 2007 г., когда синьор Антонио Батани решил купить Grand Hotel Rimini, его положение не было блестящим, отелю требовалась серьезная реконструкция. Но с 1994 г. здание Grand Hotel Rimini является национальным памятником и внесено в охранный список. Мы не могли производить ремонт здесь по собственному усмотрению – мы постоянно были вынуждены обращаться к регуляторам: «А вот это мы можем сделать?» Как вы можете догадаться, взаимодействовать с бюрократами в Италии совсем не просто. (Смеется.)

– То есть статус памятника для вас – это только головная боль и никакой пользы?

– Конечно, нет! Теперь мы 5-звездочный отель. Но в мире полно 5-звездочных отелей. И в 5-звездочных отелях Дубая или Майами атмосфера совсем другая. По крайней мере, я так ощущаю. Мы при реконструкции всегда держали в голове, что нам нужно сохранить нашу историю, нашу душу, связь с нашей землей. Чтобы гости могли получить опыт, каково это – жить в историческом здании.

– Какое место в истории этого здания занимает Федерико Феллини?

– Феллини и Grand Hotel Rimini связаны неразрывно. Федерико был из небогатой семьи, поэтому в детстве мог смотреть на отель и его парк только из-за забора. Но, думаю, его интерес к прекрасному был стимулирован в том числе и гранд-отелем. А потом он прославил Grand Hotel Rimini и приезжал сюда уже как VIP-персона.

– Перед этим интервью я пересмотрел Amarcord и обратил внимание, что фасад отеля, как он изображен в фильме, совершенно не похож на настоящий Grand Hotel Rimini. Какие-то сцены Феллини в отеле снимал?

– (Смеется.) Когда я четыре года назад пришел работать в Grand Hotel Rimini, это был мой первый вопрос. Ответ: ни одного метра пленки Феллини в отеле не снял, весь фильм он сделал в Риме, на киностудии Cinecitta.

– А вот фасад вашего Palace Hotel в Милано-Мариттима, напротив, похож на тот гранд-отель, что изобразил в своем фильме Феллини.

– (Смеется.) Естественно! Синьор Батани осознанно построил его таким – он обожал Amarcord. Palace Hotel Milano Marittima был построен в 2005 г. А если вы посмотрите на наш отель в Клуже, то увидите, что его терраса очень напоминает террасу Grand Hotel Rimini. Это уже воспоминания сеньора Батани, воплощенные в архитектуре. И диалог зданий и культур.

– Но в самом Grand Hotel Rimini вы тему Феллини не педалируете – обычный турист, незнакомый с биографией режиссера и историей вашего отеля, может ничего не заметить, не понять. Почему?

– У нас есть зал Fellini, наш ресторан называется [как один из самых известных фильмов Феллини] La Dolce Vita. Но мы не хотим, чтобы создавалось впечатление, будто мы зарабатываем на имени Феллини. Это очень тонкая материя: мы готовы рассказывать истории про известных людей, которые останавливались в нашем отеле, но не должны зарабатывать на этом деньги.

– Как долго вы работаете на семью Батани?

– С 2004 г.: я начал работать в Милано Мариттима, потом стал управляющим Palace Hotel Milano Marittima, потом отправился на три года в Румынию – строить и открывать отель Grand Hotel Italia. А теперь вот управляю Grand Hotel Rimini.

– Как пришла идея открыть отель в Клуж-Напоке? Вроде бы не самое туристическое место?

– У синьора Батани была способность видеть то, что другие люди не видели. Он еще при [коммунистическом режиме Николае] Чаушеску обратил внимание на этот регион и подумал, что после падения режима у него появятся очень хорошие перспективы. Эта часть Румынии – Трансильвания – была частью Австро-Венгерской империи с традиционно сильным влиянием австрийских и немецких компаний. И синьор Батани подумал, что при новой власти компании и туристы из Германии и Австрии обязательно вернутся в Трансильванию. И сейчас Клуж – второй по значению город в Румынии после Бухареста. А у нас там лучший отель в городе. Это бизнес-отель с конгресс-центром на 1000 человек и заполняемостью 85%.

– Как можно догадаться, у Grand Hotel Rimini сезонный бизнес. Какие шаги вы предпринимаете, чтобы повысить загрузку в низкий сезон?

– Римини превратился во второй по значению город Эмилии-Романьи после Болоньи, так что наш отель не только курортный. Конечно, летом гости приезжают к нам, чтобы отдохнуть на море. Но в другие сезоны наши гости – бизнесмены, которые приезжают в Римини по делам. В основном здании нашего отеля – 121 номер, но по соседству расположено наше здание Residenza Parco Fellini, в котором 51 номер – часть наших гостей выбирают для проживания ее, но имеют право пользоваться всеми услугами 5-звездочного отеля.

Плюс у нас есть трехэтажный конгресс-центр. Главный зал способен вмещать до 350 гостей, на двух верхних этажах расположены залы поменьше – от 20 до 100 человек, т. е. мы способны удовлетворять запросы самых разных компаний: от двух до 600 человек. И так как мы отель с рестораном, то питание и напитки мы, естественно, тоже обеспечиваем.

В низкий сезон наша загрузка около 50%, в высокий – 90–95%, в середине августа – 100%.

– Из каких стран больше всего приезжает гостей в Grand Hotel Rimini?

– В летний сезон больше всего туристов из Великобритании. В июле 80% наших гостей – иностранцы: англичане, немцы, французы... Россиян не так много.

– Потому что ваш отель – палас, а россияне предпочитают менее формальный стиль?

– Да. Но у нас сравнительно много гостей из Санкт-Петербурга, где также много дворцов – с этим городом у нас особая связь. Наш шеф-повар Клаудио ди Бернардо также работает в петербургском ресторане Amo Cucinare.

А кухня для нас очень важна. Честно скажу, мы небольшие поклонники идеи «нулевого километра» – продуктов, которые производятся в непосредственной близости от ресторана. Для нас качество продуктов гораздо важнее места их происхождения. Конечно, у нас множество продуктов – местные, из Эмилии и Романьи. Но оливковое масло – из Абруццо, паста – с юга Италии. Потому что, повторюсь, качество для нас очень важно. Плюс мы хотим показать многообразие итальянских продуктов.

– Эмилия-Романья хочет позиционировать себя как самостоятельное туристическое направление: появился маршрут via Emilia, охватывающий несколько городов, организуются фестивали в Римини, в Болонье открылся крупнейший в мире агрогастрономический парк FICO Eataly World... Что вы думаете о туристических перспективах вашего региона?

– Мы уже говорили с вами о первых этапах развития туризма в Римини, когда он сформировался как курорт сначала для аристократии и буржуазии, а затем и для среднего класса. Сейчас начинается новый этап, когда мы открываем наше прошлое, нашу историю. Гости, которые приезжали в Римини в 80-е, вряд ли выходили в исторический центр города – их интересовали лишь море, солнце, песок и дискотеки. Но теперь мы хотим сказать и показать, что у нашей страны есть история и душа. Вы можете проехать по via Emilia и познакомиться с разными культурами, разными традициями, разными продуктами и разными людьми – тут разный диалект каждые 10 км. (Смеется.) И у нас в Романье все аутентично, в отличие, например, от Тосканы – там теперь одни иностранцы, все говорят по-английски. (Смеется.) Возможно, и у нас все поменяется, если туризм продолжит бурно расти. Но мы намерены сохранять наши традиции, не допуская индустриального подхода к сервису.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать