Как брянский студент начал выпускать необычный музыкальный инструмент глюкофон

Теперь он продает его по всему миру
Алексей Зинченко смастерил первый глюкофон для себя, а теперь продает эти инструменты по всему миру /Личный архив

Впервые студент Брянского технического университета Алексей Зинченко услышал, как звучит глюкофон, в ноябре 2013 г. Он случайно наткнулся в интернете на ролик: музыкант бил палочками по небольшому барабану, но выходила не дробь, а нечто вроде колокольного звона. Зинченко нашел в сети информацию о лепестковом барабане и самостоятельно смастерил его по инструкции, играть научился тоже по интернету.

Через год Зинченко уже продавал самодельные глюкофоны через соцсети, через два – зарегистрировал компанию «Космоскай», организовал производство и теперь продает глюкофоны не только в России, но и за рубежом. В 2017 г. лепестковые барабаны принесли ему около 9 млн руб.

Звуки вместо газа, деньги вместо звуков

Первый глюкофон Зинченко сделал из старого газового баллона емкостью 50 л с помощью знакомого сварщика. Готовый глюкофон он настроил, использовав приложение Tuner на смартфоне. Затем ему понадобился еще один глюкофон, и он сделал инструмент другого размера и с другим звучанием; следом – еще два. Первый инструмент к тому времени Зинченко уже надоел, и он решил его продать.

Летом 2014 г. Зинченко выставил свой первый глюкофон за 2000 руб. на avito.ru – и его сразу купили. Тогда молодой человек решил, что старые инструменты будет продавать, а себе делать новые. Для привлечения покупателей Зинченко создал группу любителей глюкофонов в сети «В контакте» и начал ездить по музыкальным фестивалям, где и играл, и выставлял инструменты на продажу.

К концу 2014 г. во «В контакте» продавалось по 6–7 глюкофонов в месяц, и Зинченко поднял цены: маленькие барабаны – по 4000 руб., а большие – по 7000 руб. Тогда же он придумал название бренду своих инструментов – Kosmosky.

В конце 2015 г. выручка достигла 520 000 руб. и Зинченко вышел c товаром на Facebook, а с 2016 г. стал продавать глюкофоны еще и на собственном сайте.

Покупали самые разные люди, все, кому нравилось звучание глюкофона. Владелец краснодарского интернет-магазина Алексей Гуглов рассказывает, что его увлечение глюкофонами началось с интернет-ролика, играл Зинченко. Глюкофон Кosmosky звучал очень мелодично и продавался по умеренной цене. Поэтому Гуглов его и купил.

Гаражное производство

Каждый может сделать глюкофон из газового баллона, уверен Константин Губин, владелец мастерской «Музыка изнутри», – он и сам начинал с такого кустарного производства, а с 2013 г. делает глюкофоны только из новой стали. В последние годы конкуренция обострилась, многие умельцы продолжают делать барабаны в гаражах, ставят низкую цену и отнимают клиентов у мастерских с промышленным способом производства.

В 2014 г. Зинченко получил диплом и решил всерьез заняться глюкофонами: перейти от гаражного производства из газовых баллонов со свалки к промышленному – из нового заводского металла.

Осенью 2015 г. Зинченко зарегистрировал компанию «Космоскай» и стал рассылать письма по заводам, где делались газовые баллоны, с предложением поставлять ему только их днища. Брянский завод компании «Балсити» согласился и с 2016 г. раз в несколько месяцев поставляет ему днища партиями по 30–60 шт. по 1000 руб. за штуку. Представитель завода факт сотрудничества подтвердил.

Доля Зинченко в компании составила 50%, другую половину он передал Андрею Гришину, который по-дружески помогал ему вести бизнес. Через год Гришин вышел из бизнеса, а в 2018 г. Зинченко ликвидировал «Космоскай» и зарегистрировал ИП – трудно было самостоятельно оформлять отчетность для налоговой инспекции.

В 2016 г. на письма Зинченко откликнулся Волчанский механический завод – филиал «Уралвагонзавода» из Свердловской области. Михаил Брусов, начальник отдела продаж и маркетинга завода, вспоминает, как Зинченко прислал ему фотографии глюкофонов Kosmosky, как инструмент понравился руководству завода и как завод поставил Kosmosky 100 днищ за 30 000 руб.

$1,5 млн
составила сумма экспорта из России музыкальных инструментов, их частей и принадлежностей в 2017 г., по данным российской Федеральной таможенной службы

$64,7 млн
составила сумма импорта в Россию музыкальных инструментов, их частей и принадлежностей в 2017 г., по данным российской Федеральной таможенной службы

К тому времени Зинченко уже арендовал за 10 000 руб. производственное помещение в 20 кв. м и привлек к внештатной работе четырех человек.

К концу 2016 г. сотрудничество с двумя заводами позволило довести выпуск глюкофонов до 100 шт. в месяц по цене от 6000 до 18 000 руб. в зависимости от размера инструмента, а месячная выручка Kosmosky выросла до 1 млн руб.

Программист Денис Дубинин из Владивостока покупает глюкофоны Коsmosky именно потому, что у них фабричная штамповка, гладкий корпус и хорошо расчерченные и отмеренные лепестки. Анна Стеклова, соосновательница петербургской компании – производителя глюкофонов «Стеклов», говорит, что бренд Kosmosky благодаря своим технологиям стал лидером рынка, на котором, правда, всего пять крупных производителей.

Несговорчивые магазины

Предприниматель хотел видеть свои глюкофоны на полках музыкальных и этнических магазинов, но магазины готовы были продавать товар только с большой наценкой, а Зинченко не соглашался: цена в 15 000 руб. за инструмент, который он продает на сайте за 9000 руб., казалась ему неконкурентной. Согласились на его условия только три магазина – в Санкт-Петербурге, Москве и Краснодаре, он поставляет им полтора десятка глюкофонов в месяц.

Игорь Одинцов, консультант магазина музыкальных инструментов TA-musica, подтверждает, что с Зинченко было трудно договариваться о наценках, но сейчас его магазин покупает глюкофоны Коsmosky у дистрибуторской компании «Лютнер».

С «Лютнером» Зинченко договорился в 2016 г. и продает ему по 30 глюкофонов в месяц cо скидкой в 30%, рассказывает Александр Петин, друг Зинченко, который с 2016 г. отвечает за продажи бренда Kosmosky. Сергей Антонов, директор «Лютнера», говорит, что отдает глюкофоны Kosmosky магазинам c небольшой наценкой, но не называет ее. Самым большим спросом пользуются барабаны диаметром 30 см, 95% глюкофонов покупают музыкальные магазины по всей России и за рубежом.

Окно в Америку

Еще в 2014 г. Зинченко и Гришин пытались организовать экспорт глюкофонов: Гришин зарегистрировался бесплатно на американском eBay и выставил там за $160 Kosmosky маленького диаметра. Инструмент через несколько дней купил американец, ему отправили барабан «Почтой России», оформив посылку как подарок иностранцу, и через платежную систему PayPal получили от покупателя деньги.

За 2015 г. на eBay продалось четыре инструмента. Но выяснилось, что магазин берет 10% комиссии, еще 4,5% приходилось отдавать PayPal. Главное неудобство, вспоминает Петин, было в том, что деньги от покупателей поступали только через два месяца.

Kosmosky с eBay ушла, но вернется в этом году, обещает Петин: спрос на барабаны ручной работы за границей большой, производителей мало, можно играть ценой.

В августе 2016 г. Кosmosky зарегистрировалась еще и на сайте винтажных и самодельных вещей etsy.com. Продажи на etsy.com пошли лучше, чем на eBay: сейчас в среднем по 50 глюкофонов в месяц по $160–360. За экспресс-доставку в США инструмента весом 4 кг Kosmosky платит 3800 руб., или примерно $60. Покупают барабаны в основном американцы, швейцарцы и англичане. Деньги Kosmosky получает на корпоративный PayPal, который предприниматели оформили, как только поставки за рубеж перестали носить единичный характер. Сейчас, по словам Петина, на зарубежный рынок приходится 60% продаж Kosmosky, а на российский – 40%.

Еще и ксилофоны

К 2018 г. производственные площади компании достигли 200 кв. м. На них установлено сварочное, шлифовочное и лакокрасочное оборудование, сложены материалы. В цехе работает 10 рабочих.

Зинченко и Петин продают в месяц более 100 глюкофонов. Помимо инструмента они производят палочки для игры на нем и заказывают у сторонних ателье сумки и майки с логотипами Kosmosky. Выручка в 2017 г. достигла 9 млн руб.

Предприниматели думают о расширении производства: они хотят самостоятельно производить полусферы для глюкофонов, а потом приступить к выпуску ксилофонов.

Антонов из «Лютнера» говорит, что российские покупатели все больше интересуются глюкофонами, рынок этих инструментов в России растет и у компаний, занимающихся глюкофонами, есть все предпосылки для роста и развития.