Статья опубликована в № 4621 от 01.08.2018 под заголовком: Затянуть бизнес в «Прозрачный бизнес»

Чем полезен «Прозрачный бизнес»

Что малый бизнес думает о раскрытии данных, прежде считавшихся коммерческой тайной
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Августовская порция ­– лишь малая часть той подноготной компаний, которую ФНС обещала выложить в открытый доступ год назад и несколько раз откладывала. В новом разделе под названием «Прозрачный бизнес» на сайте ФНС с 1 августа 2018 г. будут выкладываться сведения о числе сотрудников компаний-налогоплательщиков за предыдущий год, данные о применяемых ими налоговых режимах и сведения об участии компаний в консолидированной группе налогоплательщиков на 31 декабря предыдущего года. Изначально речь шла о выручке и расходах компаний, уплаченных налогах, налоговых недоимках и правонарушениях. По замыслу ведомства «Прозрачный бизнес» поможет компаниям проверять, не являются ли их контрагенты фирмами-однодневками и насколько добросовестно они ведут бизнес. В «Прозрачный бизнес» попадут в основном малые и средние предприятия, крупнейшие компании и предприятия ВПК в него не войдут.

ФНС в очередной раз уточнила график выкладки данных: с 1 октября в открытом доступе появятся сведения об уплаченных налогах и о доходах и расходах. С 1 декабря 2018 г. к ним добавятся данные о недоимках по налогам и штрафам, а также о правонарушениях. А с 1 декабря 2019 г. «Прозрачный бизнес» пополнится данными о недоимках по страховым взносам.

Инициатива ФНС, полагает партнер адвокатского бюро «Деловой фарватер» Сергей Варламов, в целом повысит прозрачность бизнеса: тендеры и переговоры станут более открытыми, потому что предпринимателям будет проще оценивать потенциальных контрагентов.

Некоторые предприниматели рассказали «Ведомостям», что даже столь неполные сведения о партнерах, как число сотрудников и режим налогообложения, будут полезны.

Екатеринбургская компания «Кнопка» предоставляет административные и бухгалтерские услуги более чем 1300 компаниям, в штате «Кнопки» 180 сотрудников. «Нам надо в режиме реального времени выяснять систему налогообложения предприятий-клиентов», – рассказывает Андрей Завьялов, сооснователь «Кнопки». Раньше всю информацию приходилось получать из платных информационных баз, говорит Завьялов.

Среднесписочная численность сотрудников для заключения сделки с контрагентами не важна, а режим налогообложения выясняется в ходе переговоров, возражает совладелица небольшой сети кафе «Рецептор» Надежда Пак. Зато сведения о задолженности и о судебных делах могут пригодиться при выборе контрагента, поясняет она.

Ольга Ситник, совладелица туристической компании ExploRussia, никакими базами данных для проверки контрагентов не пользуется. По ее словам, в туристическом бизнесе важно, чтобы потенциальный партнер сам открыто и честно рассказал о себе. Если он что-то скрывает, это тревожный сигнал. К тому же все легко проверить: гостиницы, например, расхваливают свой сервис, но простое изучение фотографий на сайте отеля сразу покажет, что номера нуждаются в ремонте.

В то же время предприниматели не хотят, чтобы в открытом доступе появлялись сведения о них самих, особенно финансовые. Иван Тюмин, сооснователь компании – производителя медицинского геля для женщин и пробиотиков «Инбио лаб», не против публикации выручки, но не хотел бы, чтобы в открытом доступе оказались цифры прибыли – конкурентам их знать незачем. Пак не готова раскрывать даже выручку. «Зачем моим клиентам знать обороты моего бизнеса?» – говорит она.

Открытых источников информации и без «Прозрачного бизнеса» много: бюро кредитных историй, ЕГРЮЛ, информация о госторгах, база «СПАРК-Интерфакс» и проч., говорит член московского отделения «Опоры России» Дмитрий Несветов. Он считает еще один ресурс раскрытия информации излишним. Бизнес уже устал от бесконечных проверок и запросов данных, говорит Несветов.

От нововведения может сильно пострадать начинающий бизнес, считает Алексей Петропольский, гендиректор юридической компании Urvista. У только что зарегистрированной компании мало сотрудников и очень маленькая выручка, поэтому стартап может сразу попасть в красную зону, т. е. в список неблагонадежных контрагентов. В результате он не найдет клиентов и быстро разорится, говорит эксперт.

Варламов опасается, что в «Прозрачный бизнес» попадет недостоверная информация. Если налоговики, например, случайно внесут неверную информацию о недоимках налогоплательщика, ему придется как-то восстанавливать справедливость. Но процедуры пока не ясны, говорит он.

Поэтому Варламов советует предпринимателям не ограничиваться «Прозрачным бизнесом» и проверять контрагентов по другим источникам, а также регулярно следить за обновлениями на сайте ФНС. В случае конфликта с налоговой службой им следует незамедлительно оспаривать действия и решения налоговых органов, говорит он.

Fester
09:59 01.08.2018
Наши чиновники как всегда готовы заставить граждан раздеться на площади но не готовы сами нести малейшую ответственность за свои инициативы и действия. Почему бы ФНС не сделать этот сервис немного по-другому - не раскрывать всем подряд коммерческую тайну предприятия, а сделать просто ответ о степени налогового риска работы с этим предприятием по итогам анализа информации программой ФНС. И затем если предприятие само не согласно с выданным ФНС заключением о его степени риска, оно может оспорить это по существующей процедуре вплоть до судов. И там уже ФНС обязано будет раскрыть самому предприятию на основании каких его параметров работы и налоговой нагрузки программа выдает отрицательное заключение. И если суд признает неправоту ФНС то они будут обязаны поправить свои алгоритмы. Мое предложение также уберет кучу проверочных рисков для добросовестных предпринимателей, тк получение такого официального заключения ФНС о низкой степени риска контрагента должно гарантировать от доначислений по итогам проверки.
20
Комментировать
Читать ещё
Preloader more