Статья опубликована в № 1754 от 01.12.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Цена купюры

От редакции: Цена купюры

Историю с уничтожением тиража декабрьского номера российского Forbes, который вчера должен был появиться на прилавках, мы считаем очень тревожной.

Когда граждане лишаются доступа к информации в силу прямых запретов – это нетерпимая ситуация, но простая для понимания. Владельцы СМИ, у которых есть иные интересы помимо информирования читателей – например деловые или политические, – часто мешают журналистам исполнять свой долг. Учредители и владельцы “заводов, газет, пароходов”, став издателями, пытаются воздействовать на развитие финансовых, экономических и политических тенденций в желательном для них направлении. Это пещерное отношение к СМИ как к инструменту на развитых рынках давно уступило место пониманию ценности редакционной независимости. Достаточно сказать, что без независимости прессы невозможен современный фондовый рынок. Давно доказано также, что в странах, где ограничена свобода СМИ, уровень коррупции выше, чем в странах, где она не ограничена.

Для свободы слова гораздо лучше, когда СМИ принадлежат тем, для кого издательский бизнес – главный. Именно в таких условиях работает российский Forbes, и именно поэтому сложно понять ситуацию, в которой оказалась редакция.

Коммерциализация – один из инструментов обретения прессой реальной независимости. Прибыльность издания говорит о его востребованности и позволяет журналистам честно работать, но столь же важно для прессы и доверие со стороны читателей. Доходы СМИ обеспечивают не столько читатели, сколько рекламодатели, но их интересы, а также интересы фигурантов статей, не должны влиять на работу редакции. Именно поэтому во многих изданиях (в том числе в газете “Ведомости”, и в родственных ей The Wall Street Journal и Financial Times, и в изданиях Forbes по всему миру, и в изданиях Axel Springer) введено строгое разделение коммерческих служб и редакции. По нашему мнению, этот принцип был нарушен менеджментом Axel Springer. Представителям компании “Интеко”, которой была посвящена статья, удалось ознакомиться с ее содержанием до выхода журнала. После чего номер в свет так и не вышел.

Именно ради того, чтобы избежать подобных ситуаций, владельцы СМИ и менеджеры оттеснены от редакционной политики и творческого процесса. Это ни в коем случае не означает, что журналисты не несут ответственности за свои ошибки перед читателями и героями статей. Конфликты такого рода рассматриваются в суде в соответствии с законом и СМИ.

Представители американского Forbes вчера уже потребовали от российского Axel Springer выпустить номер журнала в том виде, в котором он был подготовлен редакцией. Таким образом, взгляды американской и немецкой компаний разошлись.

Руководители Axel Springer, видимо, решили перестраховаться. Разделение коммерческих и редакционных служб – главная страховка от влияния на позицию издания внешних сил. Возможно, она недостаточна в российских условиях. Решения акционеров и издателей могут определяться не только принципами и деловым интересом, но и стремление выжить в российской среде. В России с помощью снятия статей, запрета на определенные темы и применения прочего инструментария “коммерческого цензурирования” можно избежать потенциальных проблем.

Издатели российской версии журнала Forbes, которые два года назад пережили убийство главного редактора журнала Пола Хлебникова, хорошо знают, что иногда случается с последовательными и независимыми журналистами в России. Их позиция по-человечески понятна. Но должны ли институциональные условия ведения издательского бизнеса в России влиять на принципы качественной журналистики? Мы склонны считать, что не должны. Выпускать независимые издания в обстановке угроз, трудно, но если этого не делать, то нынешняя вредная для свободы слова среда будет консервироваться. Надежд на более цивилизованные отношения в обществе вообще не останется.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать