Статья опубликована в № 2166 от 05.08.2008 под заголовком: От редакции: Век Солженицына

От редакции: Век Солженицына

Александр Солженицын – человек, открывший стране глаза. Один раз осознав неправду окружающей жизни, он стремился дальше и глубже – он изучал преступления советского режима, противостояние человека и бесчеловечной государственной машины, причины катастрофы 1917 г., политическое устройство России. Солженицын прожил полную жизнь и оставил огромное наследие. В осмыслении русской истории он сильно опередил общество – нам многое еще предстоит прочесть и понять.

Родившийся в 1918 г., Солженицын – символ поколения революции, поколения, выросшего в СССР и не знавшего никакой другой России. По собственному признанию, он долго оставался типичным советским человеком. Будущий нобелевский лауреат учился в вузе в годы «большой чистки», провоевал младшим офицером почти всю Великую Отечественную, отсидел восемь лет в лагерях, учительствовал в провинциальной ссылке. Похожий жизненный опыт у множества его сверстников. Он отличался только одним – готовностью смотреть правде в глаза и писать о том, что ему удалось узнать. «Архипелаг» стал, по сути, первой честной журналистской книгой советского времени. Такие книги в русской публицистике можно пересчитать по пальцам. Но Солженицына занимали не только факты, но и смыслы, в особенности смысл нашей истории, причины всего, что произошло в ХХ в. со страной и с душами наших сограждан.

Сделавший Солженицына знаменитым рассказ о дне обычного зека, бывшего крестьянина и солдата Ивана Денисовича Шухова, сломал навязываемый властью после ХХ съезда КПСС стереотип о том, что репрессии ударили прежде всего по партийной и государственной элите и мало затронули простых людей. Впервые в отечественной литературе появился образ страны-тюрьмы, где, как подчеркивает автор, охранник может легко оказаться по другую сторону зоны. Дальше – больше. Изучая через дозволенные воспоминания и документы, а чаще через личные беседы историю репрессий, он пришел к выводу: миллионы людей за колючей проволокой – не «извращения социалистической законности», а закономерный этап развития тоталитарной системы, заложенной Лениным и его соратниками. Этого партийные вожди ему не могли простить. Писателя занесли в черные списки, не печатали на родине, травили в печати (чего стоит только ярлык «литературный власовец»), угрожали расправой и, наконец, выслали из страны.

Но до высылки он успел проделать большую часть работы над рукописью документальной книги о зарождении, расцвете и эволюции бесчеловечной карательной системы СССР. После выхода «Архипелага ГУЛАГ» Солженицын мгновенно стал фигурой огромной общественной значимости. Высылка и преследования уже ничего не могли изменить – они только укрепили его характер и сознание глубокой внутренней правоты. Тогда, в начале 1970-х гг., миллионы людей на Западе и сотни тысяч советских граждан, те, кто мог слушать чтение книги по радио, впервые осознали масштабы преступлений большевиков и опасность расползания созданной ими тоталитарной системы по миру.

Импорт западных государственных и общественных институтов в Россию Солженицын считал опасным. Позицию отечественных либералов начала ХХ в., бичевавших пороки царизма, писатель считал безответственной и называл их виновниками катастрофы 1917 г. Бориса Ельцина и новую российскую власть, которые смели советские порядки и сделали возможным его возвращение на родину, Солженицын неоднократно критиковал. Проведя много лет в поисках философского камня русской государственности, он считал, что честная и ответственная власть не появится здесь сама собой, а может только постепенно сформироваться на основе местного самоуправления.

По данным ФОМ, «Архипелаг ГУЛАГ» читали 20% опрошенных, «Один день Ивана Денисовича» – 11%, «Раковый корпус», «Матренин двор» и цикл «Красное колесо» – всего 4–5%. «Архипелаг» – самая читаемая книга? Возможно. Хотя еще более вероятно, что те, кто говорит, что читали, имеют в виду, что знают об этой книге и хотели бы прочесть. Теперь, может быть, прочтут.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать