Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2424 от 19.08.2009 под заголовком: От редакции: Горячее многоточие

От редакции: Горячее многоточие

В последние месяцы ситуация на Северном Кавказе вновь ухудшилась. Сообщения СМИ напоминают фронтовые сводки. Методы работы силовиков остались прежними, зато изменился почерк боевиков. От нападений на отдельных сотрудников милиции, прокуратуры и ФСБ они перешли к акциям устрашения, с помощью которых пытаются запугать население и официальные власти. Террористы покушались на нового президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова и экс-министра внутренних дел Мусу Медова, убили министра строительства республики Руслана Амерханова, заместителя председателя Верховного суда Азу Газгирееву, министра внутренних дел Дагестана Адильгирея Магомедтагирова. Террористы не обращают внимание на массовые жертвы среди мирных жителей и нападают на людей, не связанных с властями. Во время недавнего взрыва здания милиции в Назрани пострадали десятки простых граждан, вчера из Чечни пришло сообщение о зверском убийстве неизвестными русской семьи.

Обострение на Северном Кавказе вызвано рядом факторов. После двух чеченских войн Кремль попытался успокоить Кавказ, вернувшись в ХIХ век. Тогда замирение обеспечивалось не введением единых для страны правил, а покупкой лояльности местных феодалов при сохранении их властных полномочий. Порядок (если это можно назвать порядком), при котором вся власть и финансовые потоки сосредоточивались в руках правящего клана, позволял на время обеспечить видимость спокойствия, не считаясь с нуждами населения.

Для большинства жителей Северного Кавказа такая система управления удвоила и утроила недостатки современной России: высокую разницу в доходах, коррупцию, избирательное применение законов, плохую работу социальных лифтов. При средней безработице по России в 8,5% трудоспособного населения в Ингушетии она превысила 50%, в Чечне достигла 34%, в других республиках колеблется на уровне 11–13%.

И дело не только в низком уровне жизни – люди не видят перспективы повысить свой статус с помощью обычных институтов. Высшее образование недоступно для многих юношей и девушек из-за низкого уровня обучения в школе. Если в среднем по России на 1000 жителей приходится 52 студента, то в Ингушетии – всего 20, в Чечне – 25, в Кабардино-Балкарии – 30, в Карачаево-Черкесии – 40, в Дагестане – 44.

Социальная система позапрошлого века предполагает и специфическую обратную связь власти с населением. Многие из официально безработных просто зависят от богатого феодала, работая на него и кормясь от его стола. Социальная интеграция происходит по этническому принципу. В постсоветские годы на Северном Кавказе возродилась кровная месть, а в годы чеченских кампаний выработалась и привычка к насилию как к единственному инструменту решения финансовых, социальных и личностных проблем.

Эксперты отмечают, что в последние четыре-пять лет на смену группам боевиков, связанных этническими узами, пришли радикальные исламисты, приезжие и местные. Как показывает опыт многих стран, террористы не могут долго действовать без помощи местного населения. Можно предположить, что радикальный ислам с его проповедью равенства и картиной рая для погибших в борьбе с неверными становится альтернативой нынешней несправедливости и более эффективной идеологией по сравнению со старой клановой идеологией.

«Проблемы на Северном Кавказе носят системный характер... Это чудовищные масштабы коррупции, системные деформации в государственном управлении на региональном уровне, когда эффективность органов власти крайне низка», – заявил в июне Дмитрий Медведев. Беда в том, что за правильными словами редко следуют обоснованные программы развития региона и реальные дела.

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать