Мнения
Бесплатный
Анастасия Дагаева

IKEA не понимает, почему "нормально" - одно из самых употребительных слов русского языка

Сегодня главный редактор нашего сайта www.vedomosti.ru Лиза Осетинская пообщается в эфире "Эха Москвы" (передача "Большой дозор", 21.07 МСК) с первым генеральным директором IKEA в России Леннартом Дальгреном. Человеком, который открыл для нас IKEA (уж как десять лет она с нами). Повод - вышедшая в свет его книга "Вопреки абсурду: как я покорял Россию, а она - меня" (издательство "Альпина Бизнес Бук"). Очень рекомендую и послушать, и почитать...

Леннарт - человек обаятельный и энергичный (что почувствуете даже через радиоволны). А вообще, если будет возможность пообщаться с ним вживую - даже не раздумывайте. Приятно и полезно:) Здесь мой небольшой комментарий после встречи с ним http://www.vedomosti.ru/blogs/adagaeva.livejournal.com/741

Есть еще выдержки из книги.

***

Сейчас в это сложно поверить, но бренд ИКЕА в России был практически неизвестен. А у тех немногих чиновников, которые раньше слышали о нас, успело сложиться незаслуженно плохое мнение, так что лучше бы они о компании ничего не знали. Особенно сложно нам пришлось в Москве, где приходилось постоянно восстанавливать нашу репутацию. Дело в том, что из-за первых [двух] безуспешных попыток открыть магазины в России местные чиновники стали относиться к нам подозрительно: увы, за нами закрепилась слава людей, которые много

говорят, но мало делают. Они считали, что стрельба на улицах – недостаточная причина для того, чтобы уезжать из России. Шведы, не знавшие войн около 200 лет, просто струсили, ду-

мали они.

***

Первый и практически неразрешимый вопрос был связан с таможней. Пошлины на импортируемые товары были просто заоблачными: для большей части нашего ассортимента – несколько

сот процентов от стоимости. Иначе говоря, если тарифы на импорт не понизить, мы просто не смогли бы открыть магазин. <...> Первый вице-премьер Виктор Христенко взял на себя смелость, несмотря на мощное лобби, поддержать решение, которое наши недоброжелатели к тому времени уже окрестили «законом ИКЕА». Вопреки интересам и воле многих власть имущих, Христенко содействовал принятию закона, сделавшего возможным выход нашей компании на российский рынок.

***

Прежде чем приобрести участок в любой стране мира, ИКЕА тщательно его исследует. Проводится химический анализ грунта на предмет возможного наличия опасных элементов и так далее.

В России пришлось еще проверять землю и на предмет возможного обнаружения массовых захоронений.<...> Несмотря на теплую погоду,меня колотила дрожь. В это невозможно было поверить – передо мной было свидетельство всех ужасов сталинской эпохи, о которых я читал в книгах. Помню, я долго стоял, охваченный тяжелыми раздумьями, не в силах уйти оттуда. Сюда по ночам свозили людей, иногда целыми семьями, и потом расстреливали у свежевырытых рвов. У большинства москвичей есть родственники, погибшие от сталинских репрессий. Несмотря на это, никто как будто не заботился об этих братских могилах. Никто к ним не приходит, нет памятников.

***

Приехав в Москву, я был удивлен обилием огромных черных лимузинов, оборудованных мигалками, перевозящих чиновников высокого и среднего уровня и их родственников, спешащих по делам разной степени важности. Меня эти завывающие «членовозы» приводили в бешенство, поэтому я

до последнего делал вид, что не понимаю, почему мне сигналят, и как можно медленнее освобождал дорогу. Кстати, иногда бывало, что в ответ стекло лимузина опускалось и из него высовывался человек, который размахивал руками или даже мог стукнуть резиновой дубинкой по крыше машины, водитель которой проявил недостаточное уважение.

<...> Забавно, думаю я, что инвалиды в России так богаты. Во всяком случае, самые дорогие машины всегда стоят именно на парковочных местах, зарезервированных для людей с ограниченными возможностями.

***

Поскольку служба безопасности [мэра Москвы Юрия] Лужкова настаивала на том,чтобы в ходе визита в Стокгольм его сопровождал полицейский эскорт, поездка чуть не сорвалась. Шведская полиция сочла, что ранга градоначальника недостаточно, чтобы сделать исключение из правил, а посему ему было предложено передвигаться по городу как любому другому гостю шведской столицы. В конце концов Лужкову все-таки выделили спецсопровождение, и он смог посетить Стокгольм и ИКЕА.

<...> Город выставил нам астрономическую цену и не соглашался ее понизить до хоть сколько-нибудь разумного уровня. Переговоры буксовали на месте. У нас появилось ощущение, что правительство совсем не горит желанием видеть магазины ИКЕА в Москве. Когда стало ясно, что надежды снизить цену нет, мы отказались от дальнейших переговоров.Купив землю на этих условиях, мы не смогли бы поддерживатьнизкий уровень цен на товары ИКЕА . Наши партнеры из правительства Москвы были возмущены, и продолжать конструктивный диалог было практически невозможно. Последствия этого шага мы ощущали на себе еще несколько лет.

***

С помощью специальных систем мы рассчитывали узнать,будет ли процент краж в нашем московском магазине выше, чем в других странах мира. Как бы пристально мы ни следили за статистикой, уровень краж оставался существенно ниже среднего по ИКЕА. Когда мы открыли еще магазины в России, мы уже могли с уверенностью заявить: в этой стране у нас крадут меньше, чем в других странах.

***

С открытием нашего первого магазина работать нам во многом стало легче. Но появились и новые трудности. Теперь за нами непрерывно наблюдали. Почти каждый день к нам приходила то

одна, то другая группа чиновников с проверкой каждого аспекта деятельности нашего магазина и офиса. Назовите что угодно – и я практически уверен, что и на предмет этого нас тоже проверя-

ли. Клянусь! Все эти проверки обычно сводились к угрозам или требованию оплатить штраф. Мы предполагали, что либо местные чиновники хотят подзаработать, либо действуют не по своему усмотрению, а по прямому указанию свыше.

***

Нашему торговому комплексу суждено было изменить структуру розничной торговли в России. Через два года после открытия «МЕГА Теплый Стан» стал самым посещаемым торговым центром в

мире, за год в нем побывало более 50 миллионов человек.

***

«Нормально» – вне всяких сомнений, одно из самых употребительных слов русского языка. Все у них нормально. Как дела – нормально. Как здоровье – нормально. О чем ни спросить – все нор-

мально. При этом я не уставал удивляться, есть ли в России хоть что-нибудь, что вписывается в мое понимание нормы. Такое ощущение, что чем парадоксальнее ситуация – тем скорее ее здесь

сочтут нормальной.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать