Статья опубликована в № 2583 от 13.04.2010 под заголовком: От редакции: От инвестиций к политике

России пора брать уроки у коллег по BRIC

Россия настойчиво пытается сделать из фондового индекса BRIC политический альянс. Статья президента Дмитрия Медведева на стр. 04 еще одно тому доказательство.

Идею BRIC придумал главный экономист банка Goldman Sachs Джим О’Нил в 2001 г., чтобы успешнее продавать клиентам инвестиционные продукты. Он объединил четыре страны в одну группу, предсказав, что Бразилия, Россия, Индия и Китай обгонят ведущие экономики мира к 2050 г. и определят новую глобальную расстановку сил.

Фонды ценных бумаг, основанные на индексе BRIC, действуют до сих пор. Как, впрочем, и другие похожие фонды. Например, объединенные в группу PIGS (в переводе слово значит «свиньи») бумаги Португалии, Италии, Греции и Испании. Правда, никому в голову не приходит устраивать саммит «свиней», несмотря на то что входящие в PIGS южноевропейские страны многое объединяет и в реальности.

Зато на этой неделе в Бразилии откроется уже второй «саммит BRIC». Первый состоялся прошлым летом в Екатеринбурге по настоянию России, которая попыталась использовать мировой кризис для создания антиамериканской коалиции. Не секрет, что у каждого из участников BRIC существует своя сложная история отношений с США. Вдохновившись общением с товарищами, каждый член группы заявил на саммите о своем недовольстве долларом в качестве мировой резервной валюты, а по итогам собрания родилось совместное коммюнике, где страны заявили о намерении изменить правила мировой экономической системы и желании повысить свою роль в принятии глобальных решений. Судя по всему, Россия продолжит гнуть эту линию: «Страны БРИК будут стремиться к успешному завершению проводимых и давно назревших реформ Бреттон-Вудской системы», – пишет в статье Медведев.

К сожалению, недовольство Америкой – единственное, что по-настоящему объединяет страны BRIC. Называть их экономическим альянсом – слишком большая натяжка. Из BRIC в список стратегических торговых партнеров России входит только Китай, но даже на него приходится лишь 7,3% нашей внешней торговли и 1,9% иностранных инвестиций. А по данным мониторинга Минэкономразвития, Китай, Бразилия и Индия активно применяют ограничительные меры против доступа российских товаров на свои рынки. Консолидировать экономические позиции участникам BRIC будет сложно из-за явных различий.

Россия и Бразилия – страны со средним уровнем доходов на душу населения, а Китай и Индия – бедные страны. Китай и Индия выигрывают от обвала цен на сырьевые товары, а Бразилия и Россия – страдают. Разница в экономической политике между Россией и остальными странами BRIC разительна. В Китае и Бразилии те секторы, которые поддерживает государство, растут и развиваются; в России модернизация движется не государством, а частным сектором, не прорывными отраслями, а теми, в которые власти имеют наименьшие возможности вмешаться (см. статью «Национальная особенность» от 16.11.2009). В начале 1990-х Россия была похожа на Бразилию. Но все это время в отличие от России Бразилия развивала науку и промышленность. Сегодня она удовлетворяет 81% потребности в промышленном оборудовании за счет собственного производства, тогда как Россия – менее 40%. Сырьевые товары и продукция первичной переработки составили в 2009 г. 62,8% российского экспорта и 40,5% – бразильского. На Западе Россию чаще вспоминают не в связи с Китаем и Индией, а в одном ряду с Ираном и Венесуэлой, т. е. со странами, которые беспардонно злоупотребляют своим нефтяным богатством.

Экономический кризис показал, что Россия – аутсайдер в компании BRIC. Российская экономика по итогам 2009 г. рухнула на 8% ВВП. В Китае – выросла более чем на 8%. Бразилия и Индия тоже показали рост. «Мы с интересом и симпатией следим за динамичным развитием других участников альянса», – пишет Медведев. Хорошо бы не только следить за ними, но и у них поучиться.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать